Довелось мне четыре года назад побывать в коме. Легла вечером спать, а проснулась несколько дней спустя в больничном лифте, везли из реанимации в палату. Не помнила ничего абсолютно. В палате опять отрубилась. И если прежде я ничего не помнила, но теперь! В общем, плыла я куда-то вперёд и вверх сквозь непрозрачную серую пустоту, а с разных сторон слышались иногда голоса, выкрикивающие что-то до жути смешное, я хохотала и плыла дальше. Знаю, что церковь называет такое воздушными мытарствами, и смеяться нельзя. Но ведь так смешно, жаль, ничего не запомнила, но лучшие комики меркли перед этим. Потом я подумала: отчего бы, пользуясь случаем, не заглянуть "за"? И рванула вперёд, надеясь, что сумею определить границу, дальше которой нельзя заходить, а то не вернёшься. И вот серый туман поредел и остался позади, а впереди я увидела сказочной красоты горы, их вершины были розовыми от восходящего солнца, у подножия я успела заметить лес,- и тут меня утащило обратно, через серую пустоту. Знакомые голоса что-то вякали мне вслед на тему "шляются тут всякие туда-сюда". И я ощутила себя лежащей на кровати, но не очнулась, как ни парадоксально. Вместо звуков реального мира я слышала песню... фанаткой Цоя никогда не была, наверное, единственная из всех восприняла его гибель равнодушно, а с творчеством познакомилась уже после. Выйдя замуж за поклонника Цоя, хошь-не-хошь переслушала все концерты и знала все песни. Кто слушал, тот знает, что с годами его голос становился всё глубже, а песни всё серьёзнее. Так вот, сейчас я слышала именно песню Цоя - спутать ну никак нельзя. Необычайно глубокий и красивый голос был исполнен такой грусти, что будь я в сознании, пробило бы на слезу. Дальше помню с трудом: несколько раз то приходила в себя, видела рядом маму, то опять вырубалась и опять слышала ту же песню. Кстати, нет у него такой песни! Но стоило мне впоследствии напеть ее друзьям-металлюгам, как они в один голос заявили, что это однозначно Цой.Правда, песни такой припомнить не могли. Запомнила я только одну часто повторяемую строчку: "И больше нет никого у того, кто остался без дома. И больше нет никого..."
А мама, когда я пришла в себя окончательно, сказала, что я в палате на несколько минут перестала дышать.