Форум Елены Артамоновой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Мария Шелкопряд » Капитаны не сдаются


Капитаны не сдаются

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sd.uploads.ru/t/ovqjF.jpg

Тревенион увидела, как дочурка с отвращением наморщила носик и, опередив блестящего клоуна, подхватила на руки свое чадо.
Затем молодая мама развернулась и решительно зашагала к кораблю, оставив клоуна недоумевать.
- Спасибо, мам, – оглянувшись через родительское плечо, Суирен показала клоуну язык и была такова.
Тревенион это заметила, но не стала делать замечание. Внимание женщины было сосредоточено на лавировании между стай юркой детворы. Все, начиная от карапузов и кончая достающими высокой Тревенион до плеча подростками, веселились и радовались сверкающим клоунам. Сложные конструкции с гирляндами отражались в их глазах блеском, словно площадь заполонили киборги устаревшей сборки с пылающими светодиодами.
Проходя мимо искусственных «деревьев», увешанных крошечными экранами и парящими над полом переливающимися геометрическими фигурами, Тревенион даже испытывала облегчение от того, что дочери не понравился Новый Год на планете развлечений. Кроме того, было жарко, как в тропиках.
На взгляд юной мамы здесь вообще хорошо лишь одно – наверно, это единственный порт в галактике, где всегда были рады вышвырнуть корабль из доков без проверок и бумажных волокит. Работникам развлечений не терпелось содрать денег со следующего корабля.
Похожий на древний золотой храм, небольшой кораблик Тревенион стартовал с планеты уже через минуту – ровно столько потребовалось, чтобы добраться до рубки управления.
- Куда мы теперь, мама? – Радость Суирен избавлению от клоуна уже улетучилась.
Малютка положила подбородок на сложенные руки и уставилась на Тревенион в ожидании ответа.
- Посмотрим… - Доверив управление кораблем для выхода из внешней системы планеты автоматике, женщина раскрыла голографическую карту и сосредоточенно стала просматривать сводки. Все было не так легко, как казалось в начале.
Самым простым, конечно было бы отправиться на планету-праматерь, Землю, где наверняка до сих пор праздновали Новый Год, а если нет, то настоящие елки уж точно сохранили. Но необходимо стать в очередь на посещение планеты. Дочурка же хотела отпраздновать Новый Год не через десять – пятнадцать лет, а сейчас…
Началось все просто, не предвещая особых сложностей. Суирен поставила родню в известность, что хочет праздновать Новый Год. Со снегом, елкой и подарками.
Многочисленная родня, как обычно, разделилась на два лагеря – одни одобряли любознательность малышки, копающейся в архивах в столь юном возрасте. Другие сетовали, что ребенок забивает голову глупостями, а недотепы родители за ним не смотрят. Словом, никто не воспринял заявление всерьез, и все заботы легли на плечи мамаши.
Тревенион никогда особо и не сомневалась в бесполезности родни, но обнаружила, что и сама не может добиться ничего дельного. На родной планете, Юфофадете, елок не росло, даже в дендрариях и ботанических садах. Не было и снега, в «зимнее» время ветер становился злее обычного и все.
Но тут дочурка, характером удавшаяся тверже матери, предложила как нечто само собой разумеющееся, отправиться туда, где растут деревья с праматери-планеты. В галактике таких мест наверняка полным-полно.
Тревенион рассудила, что человек с личным кораблем в космосе не пропадет. Можно при необходимости устроиться курьером, тем более, корабль у нее был, даже с официально зарегистрированной кипой документов. Казалось, только вчера семья Тревенион дарила его в качестве приданного на свадьбу дочери. Для кучи официальных бумаг невесту даже обучили управлению кораблем. Несколько раз она летала с инструктором внутри планетарной системы и к соседней звезде, а сейчас обнаружила на золотистом корабле толстый слой пыли – кто-то из родственничков для экономии отключил в ангаре и уборщиков и фильтры. Кораблю же нипочем космос и гиперпереходы, что ему какая-то пыль?..
Собрать вещи, к собственному удивлению женщины, оказалось делом пятнадцати минут. Суирен положила в чемоданы лишь несколько игрушек, оставив воздушных змеев, бабочек, рыбок и медуз дома – всем этим игрушкам было бы мало ветра на других планетах.
Позвонив мужу и в очередной раз услышав, что он смертельно занят на работе, Тревенион мстительно не сообщила ничего остальной родне.
Когда узнали, что у нее будет девочка, она со своей мамой долго и тщательно выбирали имя. Остановились на японском Суирен, почему-то понравившемся обеим женщинам, имевшим о Японии только самые туманные познания.
Тревенион до сих пор не могла забыть, как одна из тетушек со стороны мужа, услышав это имя, похвалила молодую мать со словами: «Были раньше на праматери-планете самолеты, их бортовые номера начинались с приставок «Су» и «Ту». Как чудесно, что ты так преданно любишь все, связанное  воздухом и авиацией, даже назвала малютку таким некрасивым именем». Остальные дамы с готовностью поддержали «воздушный патриотизм, не понятый остальной галактикой». Некоторые даже пустили слезу. С тех пор Тревенион многочисленную родню мужа недолюбливала.
Галактический каталог подсказал Тревенион направиться на планету развлечений. Цены, конечно, не могли порадовать и крупного дельца, но зато реклама обещала незабываемые впечатления и счастье. Тревенион тихонько хмыкнула. Счастье она действительно испытала, но исключительно улетая прочь. Самый сильный шторм планеты ветров не сравнится по производимому шуму с музыкой, визгом детворы и усиленными микрофонами голосами клоунов! После такого и начинаешь по-настоящему любить родную помешанную на строгости и сдержанности чувств планету.
С сомнением посмотрев на каталог, Тревенион решила лететь к ближайшему торговому порту. Торговцы знают галактику лучше всяких карт, испорченных рекламой и наверняка смогут достать нужное или похожее дерево. В корабле места для него хватит, а если Суирен захочет, то и вовсе можно будет забрать елку домой.
Тревенион оторвалась от карты и повернулась к дочери, все еще внимательно за ней наблюдавшей, что опять же было редкостью для маленьких детей.
- А давай-ка купим елку? Отпразднуем без посторонних и всяких клоунов. – Предложила она дочери.
- Давай! – Суирен просияла, и мама незаметно вздохнула с облегчением.
Корабль как раз выбрался из внутренней системы, и Тревенион набрала код гиперперехода. Во время полетов с инструктором она всегда боялась. Сколько историй про катастрофы, бывшие результатом единственной ошибки, она наслушалась! Куда проще довериться одной кнопке, означавшей автоматическое направление, согласованное с ближайшими маяками и компьютерами. Но в корабль были загружены только основные маршруты.
Тревенион оглянулась на дочь. Та и глазом не моргнула, когда корабль погрузился в иное пространство, снившееся первое время Тревенион в кошмарах. У женщины мелькнула мысль что дочь, скорее всего, станет пилотом.
А потом все закончилось – золотистый кораблик вынырнул в нормальный космос. Бортовой компьютер успешно нашел местную станцию и на автоматике полетел к порту, огибая препятствия.

Получив от диспетчера указания, Тревенион посадила корабль на свободной площадке, как раз неподалеку от торговых рядов, до которых можно дойти пешком. Суирен с любопытством смотрела на экраны. Не было ни какой возможности оставить ее на корабле.
- Держи меня за руку и никуда не убегай. – Проинструктировала Тревенион дочь и поморщилась, как заезженно и противно звучали наставления.
- Никуда не отойду. – Серьезно кивнула девочка. После попытки клоуна ее обнять всякое желание разгуливать одной пропало.
Мать и дочка вышли из корабля и зашагали вниз к рядам, где торговцы перед отправкой к другим планетам выставляли товары. Зачастую покупатели заказывали полные трюмы, но велась и поштучная торговля. Тревенион надеялась достать здесь и украшения для елки. Дочь наверняка не оценит привычные воздушные гирлянды Юфофадета вместо положенных празднику елочных игрушек.
Их привлек первый же прилавок с хламом. Женщина остановилась, разглядывая нагромождение различных предметов. В голове тут же возникли обычные мысли – что пригодилось бы в хозяйстве, что подошло бы для подарка близким…
- Могу вам помочь с выбором, леди? – Выскользнул из-за прилавка продавец.
- Мне нужно что-нибудь для Нового Года. Елка, игрушки… - Неуверенно пробормотала Тревенион, не глядя на продавца. В горе хлама было что угодно, только не вышеперечисленные вещи. Отделавшись от «хозяйственных» мыслей, Тревенион собралась идти дальше, но не тут-то было.
- Новый Год? Да-да, я помню!.. Вы ведь прилетели на том корабле? – Продавец округлил глаза и махнул в сторону отлично видной отсюда посадочной площадки.
Тревенион удивленно кивнула.
- Я ведь сразу понял! Этот корабль сам выглядит как елочная игрушка! Вы ищите дорогу к дому, вы сами не помните, откуда вы! Но я вам помогу вернуться в страну Нового Года! Да-да! Не сомневайтесь! То, что вам нужно…
Хотя это был ее первый визит на подобный рынок, Тревенион поняла, что нарвалась на одного из тех типов, которые готовы расшибиться в лепешку, но всучить свой товар, обычно неработающий и бесполезный. Продавец перегородил дорогу, выдумывая все новые и новые небылицы…
Она никогда особо не любила высокомерие, но сейчас принятые в обществе Юфофадета манеры пришлись как нельзя кстати. Тревенион изобразила на лице брезгливость и презрение, гордо подняла голову и пошла прямо на продавца, так, как будто его не было. Невероятно, но трюк сработал – поток бредовых сказок оборвался, и торгаш неосознанно уступил дорогу женщине с ребенком, словно шарахнувшись от ядовитой змеи.
«Свекровь бы мной гордилась» - мрачно подумала Тревенион, шагая вглубь рынка.
Вскоре Суирен заметила такие же экранчики, как те, что украшали пародии на деревья на планете развлечений. Но похожи они оказались только на первый взгляд. Внутри отливающего лилово-розовым стекла словно таилось большее пространство, чем было на самом деле. Золотистые искрящиеся зверушки выглядывали из-за одного угла рамы, перебегали в другой и прятались, или ненадолго оставались посередине. Существа казались по-настоящему живыми, кусты ярко-огненной расцветки шевелились от их прикосновений.
- Отличный выбор для детской. – Сказал дежурную фразу продавец, когда Тревенион расплачивалась за ящик экранчиков.
Тревенион наняла автоматическую тележку, куда погрузили упакованную покупку, и они с Суирен отправились дальше.
Несмотря на то, что на рынке собирались продавцы со всех краев галактики, мало кто слышал о нужном празднике. Все качали головами, разводили руками и предлагали свои товары, надеясь несмотря ни на что всучить их.
Один старик принялся уверять Тревенион, что елки запрещено вывозить с Земли, как и любую другую флору и фауну. Ведь всегда найдутся безответственные люди, которые выпустят зверей на волю, посадят инопланетные растения в дикой природе, словом, угробят чужую экосистему пришлыми формами жизни и мутантами. Рядом продавались азетумские фиолетовые кактусы и высокие как деревья грибы с Коралабада. Еще через прилавок виднелись поддерживаемые с помощью турбинных вентиляторов коренные растения Юфофадета – длинные мягкие полотна зелено-голубоватого цвета с серебристыми искринками. В естественных условиях эти закрученные спиралью растения вырастали до пяти метров. Не стихающие восходящие потоки воздуха в каньонах и ущельях не давали им сломаться и упасть. Откуда-то из соседнего ряда раздавался гомон птиц и звериный писк.
Тревенион невозмутимо поблагодарила старика за информацию и зашагала дальше. Суирен невероятным для пятилетнего ребенка усилием воли сдерживала хихиканье.
Наконец, спустя два часа блужданий, во время которого они только обзавелись вязальной машинкой, им посчастливилось наткнуться на продавщицу. В ответ на запросы Тревенион она вытащила елочные игрушки, честно предупредив молодую маму, что это устаревшая модель, которую пора бы списать.
Игрушки Суирен, а следом и Тревенион, понравились. Это были вращающиеся вокруг оси капли, которых называли юлой и шары. Все это, не раздражая глаза, мерцало и светилось, и даже в чем-то на самом деле было похоже на их корабль. Еще нашлась действительно вышедшая из моды стилизованная звезда, которой надлежало украшать верхушку елки.
Глядя на золотую с красными огнями звезду, Тревенион убедилась в правоте соотечественников, считавших, что у большей части галактики вульгарный вкус. Это действительно так, раз такое великолепие променяли на косые кубики вместо деревьев и неприятно мигающие яркими красками экраны.
Не слушая пытающуюся сделать скидку девушку, Тревенион заплатила полностью. Игрушки погрузили в тележку.

Темнело. Некоторые прилавки закрывались, у других загорались яркие вывески. Суирен зевала, прикрывая рот то одной, то другой ладошкой, а елки все не было.
- Ну-ка, поезжай к кораблю и ложись спать. – Тревенион усадила дочурку на тележку, повесила на ухо микрофон. – Никому не открывай. Передатчик не выключай. Если кто-то будет приставать – жми красную кнопку на ручке тележки. Сирена завоет на весь рынок.
Покончив с инструкциями, Тревенион отпустила тележку с дочерью ехать обратно к площадке с кораблем, а сам направилась дальше, несмотря на ноющие ноги. Дальние ряды рынка уже превращались в какие-то трущобы с подозрительными личностями, но она упрямо шла вперед. Достать елку стало делом принципа.
Наконец Тревенион повезло.
- Елка? Конечно есть! Последняя осталась! Пойдемте на склад! – Продавец решительно опустил заслонку над своим прилавком и поманил Тревенион за собой в еще более страшные и грязные трущобы рынка. – Вы понимаете, стоят они дорого, хоть и мало кто берет. Она немного потемнела, но если хотите, я могу ее покрасить, бесплатно.
Женщина бы засомневалась идти дальше, но оказалось, они пришли. Продавец нажал кнопку на пульте, и часть стены отъехала в сторону, открыв взгляду штабели запакованных коробок и каких-то запчастей.
- Вот елка! – Продавец радостно указал в угол, где стояло черное нечто, размером примерно в два – два с половиной метра, с тяжелыми обвисшими ветвями.
Тревенион шагнула ближе, с сомнением рассматривая «елку». На месте продавца она бы тоже радовалась, если бы ей довелось избавиться от этой пакости.
За последние дни Тревенион стала прямо таки экспертом по елкам. Женщина знала, что вместо листьев на ветвях у них хвойные иголки, а похожие деревья назывались соснами, были не такими пышными, как елки и для праздника, как сказала дочурка, не годились. Были и другие виды елок – искусственные. Они появились в ту эпоху, когда людей стало так много, что на всех настоящих елок не хватало, и вообще, живым деревьям грозила полная вырубка. Искусственные деревья были точной имитацией, но затем все быстрее и быстрее изменялись. И если вначале сохранялась стилизованная форма с очертанием елки, то в итоге все закончилось косыми кубиками, парящими над полом, и каким-то изогнутым дугами «деревьев» с неведомых планет.  Тревенион уже всерьез собиралась купить что-нибудь из чего можно смастерить искусственную елку, и только слабая надежда и сомнение в своих талантах заставляла ее идти вперед.
Но были еще и другие елки, нарисованные в древних детских книгах, голограммы которых увлеченно разглядывала дочь. Ветви у этих деревьев нарисованы сплошным массивом с закругленной нижней кромкой. Прошло столько времени, что правду уже не отличить даже от того, что было шутками у древних землян. Вполне может оказаться, существовал особый вид деревьев, который какой-то традицией запрещено было фотографировать, а разрешалось только рисовать избранным…
И вот сейчас, перед Тревенион стояло точно такое дерево, как на детских голограммах, только черное и тощее. И… вызывающее отвращение.
Черные, частями блестящие глянцем ветви, казалось, могут вот-вот лопнуть, залив пол неведомой гадостью. Больше всего они напоминали листья обычных пищевых растений, увеличенных в несколько раз и накачанных гелем.
- Это не похоже на елку… - Осторожно сказала Тревенион продавцу.
- Как же не похоже? Вы просто не все елки видели. Они же разные, тем более эволюция, сами понимаете. И потемнела вот. Ей не подходит эта среда. – Продавец ожесточенно копался на столе с разобранными коробками, а затем выхватил старый проектор и с победным видом протянул Тревенион. – Вот, глядите! Картинки настоящие, с Земли!
К огорчению Тревенион, в голограмме над барахлящим, но работающим проектором появились те самые картинки, так понравившиеся дочери.
- Ну? – Продавец довольно улыбнулся. – Что я говорил. Сейчас найду нужную краску и вернем нормальный цвет нашей красавице. Даже баллончик с искусственным снегом, который дереву не повредит, где-то завалялся. Вы только подождите чуть-чуть. Все будет в лучшем виде!
- Погодите! Как же на эти ветки вешать игрушки? Смотрите, их совершенно не за что цеплять! Здесь даже гирлянде не удержаться!
Тревенион шагнула ближе к дереву, указывая на гладкость ветвей. Вблизи оно казалось еще отвратительнее. Женщина даже уловила неприятный тухлый запах, а ведь в книгах ясно говорилось – хвоя пахнет хорошо, и уж никак не описывалась как похожий на тухлятину аромат!
Продавец торопливо принялся объяснять, что дерево живет в плохих условиях, впитывает запахи от специфических товаров, но сейчас он его промоет очистителем, сбрызнет специальной целебной краской и все будет прекрасно. А еще баллон с искусственным снегом в подарок! Леди не найдет такого ни на каком рынке!
Но тут в просвете среди черных ветвей что-то мелькнуло. Тревенион подошла еще ближе, посмотрела в другой просвет между ветвей, встретилась с встревоженным взглядом и изумленно ахнула, отскочив обратно.
- Сурпатаманен! Больной сурпатоманен! – С ужасом взвизгнула она, отступая прочь. «Елка» шевельнулась и потянулась к ней на встречу. Улыбка исчезла с лица продавца.
В галактике, помимо людей, были и другие разумные расы. Некоторые даже вышли в космос, но в большинстве держались подальше друг от друга. Только торговля и сближала, но не слишком сильно, разных существ. Тревенион все это заставлял учить инструктор. Как оказалось, знания вовсе не забылись. Тревенион мгновенно опознала сурпатаманена – высокое существо, похожее на стебель сухой травы. Это были, несмотря на внешность, теплокровные существа с замедленным метаболизмом и интеллектом ниже среднего, если сравнивать с человеком. А еще у них практически отсутствовал иммунитет. Сурпатамане легко подхватывали болезни, которые бурно на них мутировали. Кто додумался взять это существо в космос, Тревенион спрашивать не стала.
- Стойте! Вы не так все поняли!
Тревенион поняла все так. Опрокинув высокую стопку коробок под ноги мошеннику, женщина бросилась из склада на улицу.
- Чтоб тебя в черную дыру затянуло! Зачем ты шевельнулся?! – Яростно кричал позади продавец, распихивая коробки в стороны.
- Ты хотел меня продать. – Гнусаво и печально отвечало «дерево».
- Дубина!!! Сколько раз говорил, сначала слушай меня, потом делай!!!
- Эта самка твоего вида увезла бы меня далеко… - Стонало «дерево».
- Постоял бы немного на корабле, сказал бы потом, что елке нужно уйти на линьку в берлогу! Откуда ей знать, что елки не разговаривают?!
Благодаря акустике склада Тревенион слышала перебранку между подельниками, хотя не останавливалась.
- Леди! Куда же вы?! Стойте! Вы упускаете говорящее дерево!!! Ну где еще вы такое найдете?! – Завопил, выбравшись на улицу, мужчина.
Тревенион продолжала бежать, петляя по лабиринту торговых улочек.
Женщина молилась всем звездам, чтобы не угодить в тупик. Вокруг как назло не было патрульных или продавцов. Закричать не хватало воздуха, горло перехватило от быстрого бега.
Наконец голову посетила дельная мысль. Тревенион не останавливаясь нащупала передатчик и отправила сигнал на корабль. Несколько кошмарных секунд ожидания и в наушнике раздался сонный голос Суирен.
- Доченька, вызови патрульных! – Хрипло зашептала Тревенион в микрофон. – Подключи к ним коммутатор, они меня запеленгуют.
Тревенион сомневалась, что спросонья дочь ее поймет. Она и инструктаж-то провела для нее всего два раза, чтобы развлечь в пути…
Но в наушнике раздался голос дежурного:
- Вижу вас на карте, в чем дело? Говорите!
- Сурпатаменен… больной… человек с ним… за мной гонятся. Помогите!..
Тревенион отчаянно взвизгнула, когда из бокового переулка выпрыгнула как на пружине «елка», и каким-то чудом увернулась.
- Не сдавай меня! – Гнусило «дерево». – Я уже скоро поправлюсь, я  почти переболел…
У Тревенион открылось второе дыхание, улица перед глазами сливалась в сплошную полосу. В наушнике кричал дежурный и выла сирена, где-то с боку орал неудавшийся продавец.
Наконец она с разбегу поднырнула под протянутые руки отряда в спец костюмах и без сил растянулась прямо на земле. В воздух взлетели сразу несколько сетей, вырывающегося продавца поволокли в фургон, а «дерево», которое не прекращало стенать, упаковали в герметичный контейнер.

Прошло два дня, в течение которых Тревенион несколько раз допрашивали, обследовали и наконец отпустили. Женщине не терпелось поскорее покинуть планету и никогда больше сюда не возвращаться. Одна из патрульных заверила ее, что сурпатаманен оказался незаразным, а узнав причину визита Тревенион на планету, подарила ей духи с запахом настоящей хвои и посоветовала просто поставить ароматизатор рядом с голограммой елки.
Настроение было совсем не праздничным, и Суирен притихла. Даже найди они наконец елку – обе бы не получили никакого удовольствия. Что-то было не так. Не правильно, безрадостно. Самым правильным казалось вернуться домой, а там их обеих ждал бы скандал, если кто-то, конечно, заметил их отсутствие. Соблазн притвориться, что они никуда не вылетали, был велик.
Переведя взгляд с опостылевшей звездной карты, женщина задумчиво уставилась на картинки, оставленные дочерью. В них явно было что-то, отсутствовавшее на посещенных ими планетах, и дело было не только в погоде или особенных видах флоры.
- Капитаны ведь не сдаются? – Спросила Тревенион вслух у корабля.
Казалось, сам золотой кораблик что-то нашептывает в ответ.

Вязальная машина под взглядами мамы и дочки выбросила на стол два шарфика, а следом, трясясь как в припадке, выплюнула комок, который развернувшись, оказался свитером. Тревенион даже успела потянуться к полке, в поиске тяжелого предмета, которым можно было бы стукнуть взбесившуюся машину, но, рассмотрев, что комок оказался не каким-то пробравшимся на корабль паразитом, а заказанным свитером, остановилась.
Пришлось пережить дикую пляску машины еще раз, пока на свет появлялся второй свитер. Человек, собиравший этот экземпляр,  определенно был с нездоровым юмором – новоиспеченного капитана не покидало ощущение, что вязальная машина вот-вот взорвется. При изготовлении шапок из недр аппарата донеслось странное, ни на что не похожее гудение, а когда машина вязала варежки, ее завывания напугали даже веселившуюся Суирен. Наконец, с опасным делом было покончено.
- Точно, как на картинке. – С видом важного эксперта кивнула дочурка, осматривая добычу.
Штаны и сапоги одели обычные, из современных утепленных новинок. Полагались еще шубы или куртки, но тончайшие обогреватели, серебристыми водолазками обтягивавшие тело, позволяли обойтись без них.
Если бы кто-то сказал Тревенион, что она примерно по сорок раз за планетарные сутки будет отправлять корабль в неведомые пространства гиперпереходов, строя курс исключительно по звездам, а не маякам, Тревенион бы не поверила. И, тем не менее, сейчас она ступала на землю, а точнее снег, незарегистрированной планеты. Корабль, работавшей не на горючем, не растопил при посадке ни снежинки – капитан сошла с трапа и провалилась в коварный снег по пояс.
Следом, не дожидаясь пока мама испугается и передумает, с веселым визгом прыгнула Суирен. Маленького ребенка снег почти выдерживал, девочка вязла всего лишь по колени.
Вокруг стояла какая-то особая тишина, мягкая и успокаивающая. В отдалении белый цвет сливался в невообразимые оттенки лилово-розовых цветов. Корабль приземлился не на равнине, а неподалеку от высоких причудливых сугробов, устремленными в небо высокими пиками.
Проверив показания приборов, твердивших о кислороде, капитан сняла респиратор.
Ничто вокруг не шевелилось, только снежные хлопья неторопливо планировали с неба, мягко ложась на обшивку корабля. Планету нужно было еще проверить на враждебные формы жизни, которые приборы, анализировавшие атмосферу, не могли засечь.
Но это потом, не сейчас. Все тревоги и ужасы галактики отступили, словно остались в черном космосе. Тревенион бесстрашно подошла к ближайшему «неправильному» сугробу, смахнула снег рукой в кремовой варежке…
Все, даже те, у кого нет надежды сесть хоть раз в жизни в космический корабль, знают, что в галактике есть планеты с зачарованными лесами, которые империи приходится тщательно беречь от разрушения, иначе бы туда ринулись толпы. Такой силой обладала для человеческой психики красота этих растений. Но все эти планеты были с умеренно-теплым или тропическим климатом. И несмотря на снег, перед Тревенион сейчас определенно была одна из «зачарованных планет», чувства не могли обмануть женщину.
Но даже это сейчас было не важно, словно было чем-то само собой разумеющимся. Могучий ствол с растрескавшейся корой отливал немного бирюзой, а ветви, так похожие на ветви земных елок, казалось, впитали в себя все краски снега.
- С Новым Годом, Суирен. Давай наряжать елку? – Повернулась к дочери Тревенион.

Теги: Капитаны не сдаются, Новый Год

0

2

Рассказ медленно набирает обороты, но когда дошло до эпизода, где "ёлку" на рынке покупают, то... я даже слов не могу найти! Это нечто! Эпизод и смешной, и захватывающий одновременно  :cool:  :cool:  :cool:

Про использование вязальной машины тоже очень весело  :D

И финал рассказа красивый  :cool:

А вот тут опечатки? Или героиня просто с перепугу перепутала буквы?  :question:

Сурпатаманен! Больной сурпатоманен!
Сурпатаменен… больной… человек с ним… за мной гонятся.

0

3

Светлана написал(а):

А вот тут опечатки? Или героиня просто с перепугу перепутала буквы?

Конечно, перепутала. Разве может быть иначе? :crazyfun:  :glasses:

0


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Мария Шелкопряд » Капитаны не сдаются


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC