Форум Елены Артамоновой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Влад Цепеш Дракула » Переводы писем и грамот Влада Цепеша (Дракулы)


Переводы писем и грамот Влада Цепеша (Дракулы)

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Ещё одно письмо Дракулы, которое меня сильно умиляет. Нам обычно пытаются представить Дракулу если не ужасным, то хотя бы грозным и серьёзным, а при чтении этого письма я периодически улыбалась. Письмо портит весь имидж Дракулы, иже давно и прочно сложившийся в массовом сознании!
 
:D  :D  :D  Очень трудно представить, как Дракула - весь такой мрачный, с высокой думой на челе! - вникает в дело об украденных хрюшках и забрасывает Брашов письмами в стиле: "Господа, не будьте свиньями! Верните свиней!" (Из контекста самого письма следует, что оно не первое).
 
Стилевые особенности письма не позволяют сомневаться, что это письмо продиктовано самим Дракулой, а не просто проходная бумага, написанная от его имени, а Дракула даже и не знал, про что там. Он действительно вникал в это дело о свиньях!   :yep:  :yep:  :yep:

Всё случилось как раз во время похода в Фэгэраш.
 
В принципе, это обычная практика, когда правителя, впервые за долгое время посещающего те или иные свои владения, местное население встречает с караваем, а затем просит "творить суд". Это единственная причина, почему такое мелкое дело - кража небольшого стада свиней - вдруг могло оказаться на контроле лично у Дракулы.  :yep:  :yep:  :yep:
 
Соблюдая традицию, Дракула принял в Фэгэраше нескольких просителей крестьянского происхождения, один из которых пожаловался:
- Вот такая беда - свинок у меня забрали.

Дракула, выслушав крестьянина, ответил:
- Ладно, разберусь.

И разобрался, будьте уверены, потому что в конце письма о свиньях он заявляет: "Ущерб нашим (людям) мы никоим образом не допустим".

Подробнее о письме я рассуждала здесь.

Письмо Влада Цепеша (Дракулы) в Брашов о возврате свиней от 10 августа 1460 года

(Слова и выражения в скобках отсутствуют в самом документе, но добавлены для лучшего понимания смысла).

Благоразумные и осмотрительные господа, братья, а также друзья наши, по большей части* заслуживающие нашего уважения.

В отношении нашего человека со свиньями** мы можем признать справедливым (ваше) правосудие лишь в том случае, если возле того деревенского дома, в котором наш человек упомянутых своих свиней признает (возвращёнными), они окажутся.

12 мужей*** должны дать клятву в том, что оставили упомянутых свиней за собой только потому, что было время войны, а не время мира, и, если упомянутые 12 мужей уже так поклялись, (пусть поклянутся) в том, что с тех пор наш человек в связи с упомянутыми свиньями терпел лишения и ущерб. Однако если упомянутые двенадцать мужей побрезгуют принести клятву, тогда, чтобы упомянутые свиньи были возвращены нашему человеку, (нам придётся) выделить воинов с подковами (т.е. всадников).

Да что там! Нам (теперь) более или менее известно, чего мы не понимаем - что во времена раздоров в ход идут действия и понукания (а не просьбы). Так как мы тем временем наших послов и вестников у вас, благоразумные и осмотрительные господа, оставляли, следовательно, у вас, благоразумные и осмотрительные господа, они (сейчас) присутствуют и нас рьяно побуждают действовать. Поскольку для людей наших юстициарий**** выносит решение, всячески оправдывающее воинов (т.е. упомянутых всадников), соответственно и мы ради правосудия для любого (человека) пускаем в дело настоящую конницу.

Из-за этого между нами должна также установиться справедливость, и пусть (даже) малые (обиды) за большими (обидами) не следуют, потому что, как отчётливо видно, из мелочей большие имеют обыкновение вытекать. По этой же причине следует понимать, что если мы согласились не использовать конницу ради правосудия для наших людей - подобно тому, как мы (используем) для ваших - ущерб нашим (людям) мы никоим образом не допустим.

(Отправлено) из крепости на реке Дымбовица, в воскресенье в день Святого Лаврентия Мученика (т.е. 10 августа), года Господня тысяча четыреста шестидесятого.

Влад воевода земель Трансальпийских.

Для благоразумных и осмотрительных господ, для судьи и присяжных, граждан общины Брашшовской, братьев, а также друзей наших, по большей части* заслуживающих нашего уважения.

________
 
* Также возможен перевод "больше всего".
 
** Имя и место проживания человека не названы, и это означает, что Дракула ранее уже обращался в Брашов по данному вопросу, то есть брашовяне знают, о ком речь.
 
*** Т.е. городской совет Брашова.
 
**** Юстициарий - королевский судья. В отличие от городского судьи в Брашове, возглавлявшего городской совет из 12 присяжных, юстициарий разбирал дела тех людей, которые не были подконтрольны городским властям, но совершили что-то на подконтрольной городу территории.

0

32

Настало время выложить сюда ещё один перевод, а точнее два в одном, поскольку тут письмо Дракулы и текст на обороте, а текст на обороте обычно рассматривают как отдельный документ  :flag:  :flag:  :flag:

Из этих документов видно, что по сравнению с 1456 годом, когда правление Дракулы только начиналось, брашовяне стали уважать Дракулу гораздо больше  :D Брашовское посольство, которое прибыло к Дракуле в 1460 году, оказалось куда более представительным - послов возглавлял лично мэр города!!!  :crazyfun:  :cool: И к требованиям Дракулы брашовяне теперь прислушиваются - даже записывают, чтобы не забыть  :D (см. текст на обороте письма Дракулы).

На основе этого перевода я как всегда накатала статью. Её можно почитать здесь, а тут помещаю самый неожиданный кусочек:

Пленница из Брашова?  :rolleyes:
 
   То, что Дракула первый начал освобождать пленных, не подлежит сомнению, поскольку в письме от 11 октября 1460 года прямо упоминается, что кое-кто из пленных покинул Румынию вместе с брашовским посольством, вернувшимся домой после переговоров с Дракулой.
 
   Увы, текст письма не может дать нам однозначного ответа на вопрос о том, кто был освобождён в те дни, поскольку в латыни, как и в русском языке, есть омонимы, то есть слова, которые на письме выглядят одинаково, да и произносились бы одинаково, но имеют разный смысл. Конечно, в большинстве случаев определить правильное значение слова позволяет контекст, но есть ситуации, когда два значения одинаково подходят. В письме от 11 октября 1460 года мы сталкиваемся именно с такой ситуацией.
 
   Дракула утверждает: "А тех брашовян, которые во владениях наших и краях находились, мы фактически освободили... чтобы вашим (людям), свободным и мирным, уйти - вместе с вами и вслед за вами всякому без препятствия (нами) причиняемого", - однако есть вероятность, что подчёркнутую фразу следует переводить как "одной (женщине) с вами и вслед за вами всякому".
 
   То есть в первом случае получается, что брашовское посольство, приехавшее к Дракуле, на обратном пути прихватило с собой часть пленных, а во втором случае получается, что посольство, возвращаясь в Брашов, взяло с собой только одного человека - некую женщину, содержавшуюся в плену у Дракулы.
 
   В латыни есть числительное "una", обозначающее некий одушевлённый или неодушевлённый предмет женского рода, но также есть наречие "una", означающее "вместе", "рядом", "одновременно". Оба значения в данной фразе кажутся подходящими, ведь даже грамматически всё сходится.
 
   Дело в том, что в латыни существует такая же система падежей, как в русском языке, и если предположить, что слово "una" это всё-таки числительное женского рода, то оно должно стоять в том же падеже, что и прилагательное "omnis", означающее "всякий", ведь это будут однородные члены предложения - "одной... и всякому". В латинской фразе "una vobiscum et post vos omni" ("одной с вами и вслед за вами всякому") слово "omnis" стоит в единственном числе в Творительном падеже - omni, а для числительного "una" единственное число Творительного падежа будет такое же, как начальная форма - una.
 
   Короче говоря, в данном случае грамматика нам сориентироваться не помогает. Если б было несовпадение по падежам, это означало бы, что перед нами не числительное, а наречие, но по падежам всё совпало. И по контексту всё тоже сходится, так что письмо Дракулы от 11 октября 1460 года содержит в себе маленькую тайну, в чём-то даже романтичную - женщина-пленница или группа пленных?
 
   Если допустить, что речь всё же о женщине, так и хочется нафантазировать, что эта особа была молодая и красивая! Увы, числительное "una" может означать кого угодно - и девушку, и замужнюю женщину, и даже старуху. Правда, про старуху думать не хочется.
 
   К тому же, если в письме говорится о женщине, то она определённо была знатная. Судьба простушки никого бы не заботила, а тут получается, что глава города Брашова приехал к Дракуле ещё и потому, чтобы лично отвезти пленницу назад в город.
 
   Да тут целый рассказ можно сочинить, если не повесть! И, разумеется, в основе сюжета будет любовная история про то, как одна знатная особа из Брашова, решившая путешествовать в неспокойное время, попалась в плен, а затем не хотела из этого плена возвращаться, пока в Бухарест не прибыло брашовское посольство.
 
   Пленница: Как жаль, что мне надо уезжать.
   Дракула: А может быть, останешься?
   Пленница: Нет, не могу. Я должна вернуться домой, к семье. У меня там родители (вар.: муж).
   Дракула: Останься.
   Пленница: А как же мир между Брашовом и твоей страной? Если я не вернусь, мира не будет.
   Дракула: Всё равно. Останься.
 
   А тут ещё можно вспомнить про другую женщину Дракулы, ведь у него в Бухаресте, конечно, была некая подруга, которая жила не во дворце, но имела свой дом в городе, подаренный Дракулой. И эта женщина, конечно, стала бы ревновать к брашовянке!
 
   Подобная история, несмотря на то, что в ней очень много предположений, всё же правдоподобнее известной легенды о Дракуле и брашовянке Катарине. Легенда о Катарине не имеет вообще никаких исторических обоснований, это выдумка на ровном месте, потому что "Трансильванские хроники", где якобы говорится про Катарину, никто (вообще никто!) в глаза не видел, а тут вот вам реальный исторический документ, в котором, вероятно, упоминается некая брашовская пленница. И эту пленницу даже могли звать Катарина! Чем чёрт не шутит!


Письмо Влада Цепеша (Дракулы) к главе города Брашова от 11 октября 1460 года и текст на обороте письма
 
(Слова и выражения в скобках отсутствуют в самом документе, но добавлены для лучшего понимания смысла).
 
Обращаемся к славному господину, другу нашему, которого нам больше всего следует уважать.
 
(Из этого письма) вы узнаете, что сообщённое вами мы совершенно и наилучшим образом приняли, из чего вы должны видеть, что мы с нашей стороны стремимся согласно вашим пожеланиям мирный договор - между нами, разумеется - через шесть седмиц окончательно заключить и (затем) соблюдать.
 
А вы скоро вспомните, что между нами во время заключения такого мирного договора в конце происходил разговор о людях наших - не только купцах, но и других, чем бы они ни занимались, и что бы ни делали. Ваша Светлость (т.е. глава города) лично вместе с другими посланцами и людьми брашшовскими торжественно клялся (наших людей) открыто и мирно, без препятствия из самих пределов Брашшовских и из земель Бырсы* отпускать.
 
А тех брашовян, которые во владениях наших и краях находились, мы фактически освободили ввиду как одного (давнего)**, так и другого (нынешнего) соглашения о том, чтобы вашим (людям), свободным и мирным, уйти - вместе с вами*** и вслед за вами всякому без препятствия (нами) причиняемого. Вот почему с тех пор, как мы приняли это решение, никого из таких людей в нашей (земле) нет, и вероятно, если бы мы кого-либо обнаружили, также согласно установлению решили бы отпустить.
 
Но от правдивых (людей) мы узнали, что люди наши в то же время арестованы самими брашовянами и не признаны свободными, из-за чего мы тогда не допустили, чтобы первые плоды этих обстоятельств вызрели. И сейчас вы просите наших письменных клятв, что нами считается честным и подходящим, если сначала, во-первых, будет выполнено (наше) обещание, а затем, во-вторых, вами будет признано (его выполнение). Тогда людям нашим согласно обещаниям (вашим) вы позволите уйти свободно и мирно.
 
Вдобавок (мы видим), что сами брашовяне согласны передать нерушимое письменное обещание насчёт того действия, (и) что нашего представителя с достойными слугами нашими мы можем из пределов Брашшовских спокойно отозвать, (и) что если мы согласились с выдворением наших слуг из Брашшовских пределов, тогда наши люди, находящиеся в Брашшовских пределах, получат свободу. Поскольку такое (намерение брашовян) мы увидели, то согласно вашим просьбам и пожеланиям предоставим те самые наши письменные клятвы, передающие (то, о чём говорилось выше).
 
А если людей наших, которые должны быть свободны согласно обещаниям, не отпустят, тогда не ждите таких наших писем, предоставляющих (вам гарантии), ведь то, что сами брашовяне в вашем (т.е. главы города) присутствии посулили и торжественно обещали, они не выполнили. Тогда каким образом после вашего (т.е. главы города) возвращения от (нас) самих они выполнили (свои) обеты и обещания?
 
(Отправлено) из резиденции Новая****, что на реке Дымбовица, в ближайшую субботу после Дионисия***** (т.е. 11 октября), год 60-й.
 
__________
 
* Земля Бырса - трансильванские территории, подчинённые городу Брашову.
 
** Имеется в виду соглашение от 6 сентября 1456 года, где Дракула обещает брашовянам: "Если придёт в наши здешние края один или множество людей (из Брашова), то... (у нас) они не будут арестованы".
 
*** Фраза "вместе с вами" также может быть переведена как "одной (женщине) с вами".
 
**** Новая резиденция это Бухарест. Княжеская резиденция была перенесена из Тырговиште в Бухарест не позднее 1459 года.
 
***** Имеется в виду день памяти святого Дионисия Парижского (9 октября). В Католической церкви этот святой почитается с VIII века. В Православной церкви стал известен в IX веке.
__________
 
* * *
 
Текст на обороте письма (Черновик мирного договора с жителями Трансильвании):

Пояснение:
1) Текст написан главой города Брашова на обороте письма, полученного от Дракулы.
2) Написано собственноручно либо с помощью писаря.
3) В тексте изложены условия мирного договора, обсуждавшиеся с Дракулой в Бухаресте осенью 1460 года во время визита брашовского посольства, которое возглавлял глава Брашова.

(Слова и выражения в скобках отсутствуют в самом документе, но добавлены для лучшего понимания смысла).
 
Итак, просит господин Влад вайда* Трансальпийский у нас, чтобы помимо письменных обещаний наших, обязательных к исполнению, которые он получил прежде, другое письмо наше, имеющее силу закона и (для нас) обязательное к исполнению, от имени (нас) самих и саксонцев, живущих в Двух и Семи поселениях**, а также в городе Брашшо и земле Бырса, к господину воеводе пусть поступит с нижеследующими параграфами.
 
Итак, во-первых, просит господин вайда, чтобы, если кто-либо из людей валашских или иных из его земли в Трансильванские края тайно или иначе прибыл и вознамерился (там) задержаться, то пока сам господин воевода будет их отыскивать, таких людей вам следовало бы задерживать и задержанных передавать в его (воеводы) руки или (в руки) его слуг. И сам господин воевода ради выполнения (этих) решений вроде бы торжественно поклялся в том, что сам вернул (всех наших людей).
 
Итак, во-вторых, просит сам господин вайда у саксонцев, живущих в Двух и Семи поселениях, а также в городе Брашшо и земле Бырса, и в городе Сибиниенском***, чтобы если кто-либо из каких-либо краёв, например, турецких или принадлежащих земле Молдавской, или кто-либо другой для нанесения ущерба этому королевству Венгерскому затеял бы вражду, в те же дни тогда, поскольку это требовалось бы самим господином воеводой от вас, вы должны были бы ради своей защиты выделить четыре тысячи вооружённых людей совместно с секеями****. Сам же господин вайда ради (выполнения этих) решений со своей стороны действовать обещает.
 
Итак, в-третьих, господин вайда обещает, что когда турки или иные враги через его землю в Трансильванские края прийти пожелают, тогда сам господин вайда всей своей силой самим (силам тех) недругов противодействовать и противостоять обяжется.
 
Также согласно вышеприведённым параграфам сам господин вайда просит господина графа***** написать саксонцам и секеям, так как они в свою очередь должны будут отправить господину воеводе своё письмо, имеющее (для них) обязательную силу.
 
Также просит господин вайда у господина графа, чтобы обе стороны (заключающие договор) стали бы должны и обязались бы против любых недругов своих на защиту друг друга лично выступать или, по крайней мере, сынов своих посылать.
 
Также просит господин вайда у господина графа передать брашовянам, что они сами за всякое его (воеводы) достояние и имущество, во время перемирия у самого воеводы или его людей отобранное, должны дать действительное возмещение.
 
__________
 
* Сокращённое от "воевода" - в латинском варианте письма "wayda" и "wayvoda" соответственно.
 
** Два и Семь поселений - несмотря на то, что Трансильвания называлась Семиградьем, она делилась не на семь, а на большее число частей. Для саксонских территорий существовало два варианта деления (подробнее см. основную статью).
     По 1-му варианту, который мы и обнаруживаем в переводимом тексте, саксонские территории делились на Семь поселений и ещё Два объединённых. Центром Двух поселений был город Медиаш. В структуру Семи поселений входили только два города: Себеш и Сигишоара. Большинство поселений не включали в себя никаких городов, а только некоторое количество деревень. Остальные города, в том числе Брашов, были за пределами данной структуры, поэтому Брашов и упомянут в тексте отдельно.
     По 2-му варианту саксонские территории делились на восемь "капитулов", т.е. управлений, большинство из которых образовались на основе больших саксонских городов. Центрами управлений были: Бистрица, Брашов, Сигишоара, Сибиу, Себеш, Медиаш.
     Город Клуж, который иногда тоже считают частью Семиградья, в эту систему не входил.
 
*** Город Сибиу согласно 1-му варианту деления саксонских территорий Трансильвании также не входил в состав Двух и Семи поселений, поэтому упомянут отдельно.
 
**** Секеи (они же секлеры) - один из четырёх народов Трансильвании наряду с объединённым венгерским дворянством, саксонцами и влахами (румынами). Как и остальные три перечисленные группы, секеи (секлеры) имели в Трансильвании собственную систему управления. Жили в Земле Секеев и подчинялись графу Секлеров.
 
***** Имеется в виду Янош Розгоньи, который в то время был воеводой Трансильвании и одновременно графом Секлеров. В 1460-е годы существовало правило, согласно которому графом Секлеров и воеводой Трансильвании всегда становился один и тот же человек.

Отредактировано Светлана (2016-07-15 01:25:54)

+1


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Влад Цепеш Дракула » Переводы писем и грамот Влада Цепеша (Дракулы)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC