Форум Елены Артамоновой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Павел Чмут » Прогулка в историю


Прогулка в историю

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://everyfun.net/uploads/posts/2012-05/1336847072_6.jpg

  Рика шагала по дороге. Если можно было так назвать эту полоску растрескавшегося асфальта, где занесённую землёй, где заросшую мхом и едва угадывающуюся среди широкой, выжженной солнцем степной равнины. Позади остались предгорья, впереди маячили за горячей дымкой холмы и неясное облако далёкого леса за ними. Кое-где и равнину украшали деревца – преимущественно скрюченные мутанты с сизой листвой. Тут и там печальными осколками былого мира виднелись ржавые остовы автомобилей на дороге, столбы, фундаменты и просто вросшие в степную землю железобетонные блоки с торчащими прутьями. Над головой полыхало в раскалённой голубизне беспощадное солнце.
  Остался позади интерес, с которым девушка в первые дни пути разглядывала невиданные растения и развалины, гадая, какими зданиями они были до того как… Сейчас она тупо тащилась вперёд, изнывая от жары под всепогодным, вроде бы, костюмом, и так же тупо глядя то под ноги, то в спину шагавшего впереди Зара.
  В тех фантастических рассказах былой эпохи, которыми Рика зачитывалась в детстве, пост-апокалиптический мир фигурировал неоднократно. Потому-то и не отрывалась от них девочка сутками напролёт, силясь понять, о чём думали люди, для которых было интересным воображать гибель своего мира, казавшегося таким незыблемым… С годами этот интерес к осколкам прошлого возрос, и в итоге дал вот какой результат.
- Думаешь, сможешь разобраться, как проникнуть на эту таинственную базу? – словно угадал её мысли Зар.
- Сначала до неё добраться надо, и узнать, есть ли она вообще, – устало откликнулась юная исследовательница.
- Доберёмся, - заверил проводник, первым входя под спасительную, хотя и довольно жиденькую сень деревьев.
  Здесь от дороги вообще мало что осталось, да и то было надёжно скрыто опавшей листвой и разбито корнями. Из последних сил Рика не позволила себе отступить от законов выживания и, прежде чем плюхнуться на поваленный ствол, сначала внимательно осмотрела его, потом осмотрелась по сторонам. И, наконец, со вздохом вытянула ноги в высоких шнурованных сапогах, попутно доставая фляжку.
  Хотя, она уже убедилась, что заботу о безопасности можно полностью свалить и на спутника. Без него тренированная и, вроде бы, совсем не изнеженная исследовательница всё равно далеко бы не ушла. Один его облик говорил сам за себя. Высокая, тощая, немного ссутуленная по вине не покидающего спину внушительного рюкзака, фигура, по обветренной щеке из-под тёмных очков сбегают шрамы, на голове топорщатся лохматые пряди, похожие на перья или длинные чешуи, а левая ладонь, почти вдвое крупнее нормальной, украшена острыми когтями на длинных костистых пальцах. Короче – вот человек, по полной хлебнувший всех прелестей внешнего мира…
  Так что не было ничего удивительно в том, что первый день Рика немного сторонилась такого попутчика, хоть и слышала не только блестящие рекомендации проводника-телохранителя, но и строгий выговор ему от профессора на тему «отвечаешь за научную сотрудницу головой!»
  Однако тот не строил из себя ни презрительно-крутого рейнджера, ни таинственно-молчаливого аборигена, а беседовал с подопечной легко и непринуждённо, словно экскурсовод минувшей эпохи, водящий туристку по ботаническому саду. А под вечер первого дня показал себя весьма оригинально. Они шагали по неприметной тропке горных лесов, надёжно укрывших поселение Рики от внешнего мира, когда из кустов раздалось шуршание и характерное картонное потрескивание. Крупный инсектоид, не таясь, подбирался к людям. Исследовательница не испугалась. Она знала, что сейчас будет. Зар остановится, подаст ей незаметный знак замереть и спрятаться за него, а потом, развернувшись к мутанту, встретит его прыжок смертоносным взмахом когтей. Именно так бы поступил Ник из лесных стражей, одно время ухаживавший за Рикой. Только вместо мутированных конечностей его гордостью был прадедовский десантный нож…
  И Зар действительно остановился, действительно подал ей знак, причём довольно-таки явный и…не оборачиваясь, что-то просвистел неслышным ультразвуком в висящий на шее свисток. После чего спокойно двинулся дальше, кивком пригласив спутницу следовать за ним. Та долго оглядывалась, но шелест в кустах так и не возобновился.
  А сейчас ей уже почти не верилось в те ужасы, к встрече и отражению которых во внешнем мире её готовили с детства. Путешествие нельзя было назвать лёгкой прогулкой, но и испытанием на выживание – тоже. Это была именно научно-исследовательская экспедиция. И, немного восстановив силы, Рика усилием воли поднялась с коряги, глядя вперёд, туда, где жиденький лесочек сменялся унылыми серыми холмами, окутанными зловеще-чужеродной аурой.
- А ты правда знаешь все дороги через зону Отчуждения?
- Конечно, - решительно кивнул Зар, - ведь я там вырос.
- Э-э-э?..
- И мы предпочитаем называть её просто Свободной зоной, - с улыбкой добавил проводник.
- Извини… - отчего-то смутилась девушка. – Но ведь там же… радиация…
- И не просто радиация,- подмигнул тот сквозь очки. – А радиационные вихри, воронки, блуждающие сгустки и прочее. Не говоря уж о мутантах. Но есть и чистые места, где вполне можно жить. А главное, можно не бояться самого страшного врага.
  На этот счёт Рика уточнять не стала. Просто поправила рюкзак и двинулась дальше по дороге, угадываемой лишь чуть более свободным пространством среди колючего подлеска. Конечно, она слышала о мародёрах, освоивших, вместо искусства выживать – искусство убивать. Даже думать о том, что они творили в обнаруженных поселениях, было страшно. Тысячу раз прав Зар – нет ни чудовища, ни катаклизма, что могли бы сравниться в жестокости с человеком.
- Не кисни, первооткрывательница, - обернулся проводник, когда лес уже остался позади, а палящее солнце клонилось к закату, окрашивая далёкие серые холмы в самые причудливые оттенки. – Через зону мы не пойдём. Хотя и наши, и ваши наверняка предложили бы мне выбрать именно этот путь.
  Рика опять не стала уточнять, почему путь через зону Отчуждения безопасней, даже в компании тамошнего уроженца. Если Зар хотел, он вполне увлекательно делился жизненным опытом, но уж если чего-то недоговаривал… Нет, она, в общем, и не настаивала. До сих пор такие видавшие жизнь люди представлялись (и не без причины) хмурыми, битыми судьбой и прокалёнными горнилом внешнего мира молчунами. Этот же явно был рад понимающей и любознательной попутчице. И, похоже, заранее разработал для неё план экскурсии. Хотя, по договору, должен был лишь проводить к тому месту, где, согласно обнаруженным документам, могла сохраниться древняя подземная научная база.

  Уже сгущались сумерки, когда возле дороги показалась автозаправка. Добротное бетонное одноэтажное здание грустно смотрело на новый мир большими пустыми окнами. Рядом угадывались остатки обрушившегося навеса для машин, а позади, где раньше располагались цистерны с горючим, на вздыбленных корнями и заросших травой плитах до сих пор чернели следы гари. Как же разительно отличалась эта, пусть и неплохо сохранившаяся, покинутая оболочка, от тех уютных и приветливых заведений, что Рика видела в старых книгах…
  Пока она, приложив руку к облупленной стене со следами всевозможных надписей, вместе с заправкой предавалась воспоминаниям о былом мире, проводник решительно нырнул в одно из окон. Вскоре из двух соседних выскочила стайка здоровенных крыс и шмыгнула за угол. Рика тоже отставила сантименты и, достав фонарик, шмыгнула в окно.
  Придирчиво обследовав захламлённое пыльное здание, путники выбрали маленькую комнатку с одним узеньким окошком под самым потолком. Никогда не ночуй в помещении, из которого нет запасного выхода – гласил закон выживания. Наконец, стараниями могучей лапищи Зара, при скромной помощи подопечной, окно с дверным проёмом были задвинуты ящиками и шкафом. И Рика, впервые после родных лесов, зажгла спиртовку.
- Блаженство! – протянула она, откидываясь в расстёгнутом спальном мешке и прихлёбывая горячий суп из большой кружки, пока на огоньке закипала вторая. – Слушай, Зар, а ты хотел бы знать про жизнь людей до того…как всё случилось?
- Если честно, то не особо, - улыбнулся проводник, глядя на спутницу, как ей показалось, с лёгкой грустью. – Но что-то мне подсказывает, в те времена тоже хватало проблем.
- Да уж… Какими пустяковыми они показались бы сейчас.
- Кто знает. Разные эпохи – разные порядки. Сейчас мы боремся за выживание, а тогда, как я понял, боролись за средства к существованию. На всё были нужны разрешения, патенты, лицензии, свидетельства, контракты. Каждый жил под диктовку условностей. А меня вот учили радоваться свободе и ценить то, что есть. Ты, насколько я понял, знаешь всё о той поре – скажи, как бы на меня люди смотрели? – проводник поправил ершистую причёску и, вытащив маленький, немного погнутый напильник, принялся с видом заправской модницы затачивать когти.
  Рика прыснула, едва не поперхнувшись. Потом всё же присмотрелась. Природное оружие телохранителя, похоже, было не звериного образца, а просто длинными крепкими ногтями, которым он сейчас и придавал характерную форму. А вот под очками, снятыми к ночи, оказались вертикальные звериные зрачки, отливающие зеленью.
- Ну, в ту пору у тебя и мутаций бы не было.
- Вот именно, - жестом той же модницы, Зар вытянул руку, растопырив жилистую ладонь и любуясь результатом на фоне скудного голубоватого огонька спиртовки. – Умел бы я так же ценить подарки жизни? Особенно если их ещё шлифовать надо.
- Как это шлифовать? – исследовательница покосилась было на напильник, но потом припомнила… – Так вы правда подвергаете себя воздействию радиации и токсинов, чтобы развить направленные мутации?!
- Ну, если точнее, чтобы направить готовые. Кому-то везёт, кому-то не очень. Меня вот Свободная зона решила благословить. С тех пор я ценю жизнь. Любую жизнь…
  Погашенная спиртовка остывала в уголке, Зар тихонько похрапывал в своём спальнике, где-то вдали за окном гнусаво завывала неведомая тварь из зоны Отчуждения. А Рика, застегнувшись в своём мешке с головой, размышляла. Ценить любую жизнь? Звучит, конечно, благородно, но не слишком соответствует закону выживания. Убей мутанта, пока он не убил тебя – любил повторять Ник. А теперь этот странный тип, добровольно превративший себя едва ли не в чудовище, рассуждает, как прекрасна жизнь, даже в нынешнем жестоком мире. Интересно, что бы он сказал, узнав, на какие находки учёные поселения рассчитывали в той базе?
  Включив фонарик прямо в своём уютном гнёздышке, исследовательница вытащила из кармана сложенную карту. Родное поселение среди гор было на ней принципиально не отмечено. Зато почти половину занимала серая клякса зоны Отчуждения, причём края её скрывались где-то «за кадром» довольно масштабной схемы. Словно бесформенное чудовище, раскинула поражённая область свои пухлые щупальца-языки. К одному такому и приближались путники. Его можно было либо пересечь, понадеявшись на таланты Зара, либо обойти, потратив несколько лишних дней. Вообще-то сроки путешествия заранее если и рассчитывались, то весьма приблизительно. Но восточный край серой зоны здесь упирался, частично накрывая, в другое тёмное пятно. Это были развалины мёртвого города…

  Во сне Рика увидела ту самую заправку, только явно в лучшие её дни. Стены были выкрашены в приятный голубой оттенок, навес пестрел яркими логотипами, а по безупречно гладкой трассе едва ли не каждую минуту проносились автомобили – такие причудливо-разнообразные, что в глазах рябило. Но во сне все эти чудеса не вызывали никакого удивления. Как и лёгкое непрактичное платье, в которое была облачена сама девушка, и даже её собственная, совершенно беспечная манера на открытом пространстве.
  Лёгкой походкой выпорхнула она из магазинчика-пристройки и направилась к одной из заправочных колонок, возле которой как раз тоже присел отдохнуть её приятель. Даже без мутаций Зара было трудно не узнать. Вместо камуфляжного костюма на нём красовалась яркая форма заправщика, но из-под бейсболки всё равно выбивались непослушные вихры. В расслабленной позе не было настороженности, взгляд беспечно устремлялся в небо, но Рика знала, что незамеченной к нему не подойти. Вот и теперь, тихо подкравшись, она только подняла было руки, чтобы «неожиданно» схватить друга за плечи, как сама оказалась в крепких объятиях. И взгляд светлых с прозеленью глаз наполнил душу нежностью… И левая ладонь, мягко погладившая её по щеке, была самой обычной… Никогда ещё юная исследовательница не испытывала такого сладкого щемящего чувства – ни во сне, ни наяву.
  Но доброе видение уже пронзило другое ощущение, и на сей раз хорошо знакомое – тревога. Непонятно, что насторожило двух счастливых обитателей беспечного мира, но они уже стояли на краю дороги, пристально вглядываясь в направлении едва виднеющегося вдали города.
- Неужели и правда выпрутся со своим «благом Родины»? – проворчал Зар.
  Беги! – кричали инстинкты выживальщицы. – Хватай набор первой необходимости для себя и товарища – и прячьтесь в лесу! И смени этот нелепый балахон на что-нибудь поспортивнее. А там уж разберёмся, реальная опасность, или нет…
  Но девушка из сна, даже обуреваемая тревогой, всё равно продолжала стоять на месте, с любопытством и надеждой глядя вдаль. И даже когда на дороге, подобно гигантским болотным панцирникам, показались непонятные, но явно военные бронированные машины, она всё не теряла надежды, что ситуация наладится. Ведь люди, создавшие этот прекрасный мир, должны заботиться о порядке в нём…
  А вот настоящую Рику рефлексы не подвели. Вздрогнув, она открыла глаза и, внимательно прислушавшись, бесшумно расстегнула спальник, выглядывая наружу. Всё было тихо. Серый предрассветный сумрак виднелся в щелях под задвинувшим окно ящиком. Этих отсветов хватило, чтобы окинуть взглядом комнатку и не обнаружить никаких следов угрозы. Зар, принявший вместе со спальным мешком полусидячую позу у стены, оглянулся, блеснув глазами в полумраке, и ободряюще кивнул – всё чисто, мол. Хотя осторожность, конечно, лишней не бывает.
  И девушка снова укуталась в тёплом коконе, только сейчас почувствовав на щеках мокрые дорожки… Вот чем красоваться уже не хотелось. И всё же через некоторое время она снова украдкой глянула на проводника, в чуткой полудрёме привалившегося к стене. Отголоски непонятных чувств не спешили улетучиваться. Интересно, сколько ему лет? Уж явно не двадцать пять, хотя движения по-звериному плавные и энергичные. Как у них там, в Свободной зоне, вообще с долголетием? И ждёт ли его кто-то в затерянном на равнинах смерти поселении? И надо же было привидеться такому сну, заставившему взглянуть на боевого товарища, просто как на парня! И, если вдуматься, неплохого парня…

  Привычно прислушиваясь и оглядываясь, из заброшенного здания она выглянула первой. Солнце только поднималось над равниной, играя золотом на лёгких облачках и пронизывая сиянием дымку в прохладном воздухе. Пристально оглядев пространство до горизонта, Рика, как в недавнем сне, вышла на обочину заросшей дороги и посмотрела вдаль. И вид показался знакомым. Заросшая полоска асфальта, едва выделяясь среди выгоревшей степи, указывала прямиком на громоздящиеся серые тени вдали, похожие на скалистые предгорья, теряющиеся в дымке. А тут и там на дороге виднелись массивные громады старых машин.
- Ну что, первооткрывательница, готова прикоснуться к прошлому? – неслышно подошёл Зар.
  Девушка обернулась. Проводник стоял позади, с улыбкой глядя на неё сквозь очки. И почему-то её снова охватило то самое сладко-щемящее чувство из сна. Первым порывом было скромно потупиться, но потом…
- Ценить то, что есть, говоришь? – улыбнулась в ответ первооткрывательница. – Ну, тогда пошли!
  Шоссе тянулось и тянулось вдаль – прямое, как натянутая нить. Всё чаще на нём попадались ржавые корпуса всевозможных автомобилей. А вокруг всё активнее громоздились руины, или даже почти целые, как та заправка, одноэтажные дома. Практичность толкала заглянуть в какой-нибудь, не осталось ли там чего полезного, но логика подсказывала, что всё выносимое уже давным-давно вынесено. Тут и там над руинами возвышались деревья – то  потомки садовых, то сизые мутанты, то обычные клёны и дубы. Поэтому Рика просто шагала вперёд, вертя головой во все стороны. Во-первых, сузившийся обзор требовал большей бдительности, а во-вторых, город минувшей эпохи исследовательница наблюдала впервые.
  Конечно, в своей литературе она видела многое, в том числе города – как живые, так и разрушенные. В частности, она уже догадывалась, что этот городок был не таким уж большим. Небоскрёбов или нескончаемых каменных джунглей ждать не приходится. Но даже эти пригороды уже впечатляли куда сильнее старых картинок.
  Солнце поднималось к зениту, когда путешественники вошли непосредственно в город. Дорога, сохранившаяся здесь куда лучше, стала улицей, тянущейся среди высоченных, пяти-шести, а то и десятиэтажных зданий. Какие-то гордо стояли особняком, окружённые соседями поменьше, какие-то тянулись подобно длинным стенам, какие-то сгрудились группами с двориком в центре. Врождённая настороженность в душе Рики боролась то с печалью, то с восхищением. Серые, обветренные, местами полуразрушенные бетонные коробки с пустыми тёмными глазницами окон производили величавое, но унылое впечатление. Зато в их тени активно разрослись деревья и кустарник, одев обглоданные остовы цивилизации в зелёные саваны. Из-под развороченных бордюров вдоль улицы ровными шеренгами тянулся чуть ли не лес. Кое-где внушительные деревья росли прямо из расколотого асфальта. Кое-где зелёные кроны вырастали из окон, или даже обрамляли высокие крыши.
  Вдыхая свежий и прохладный, по сравнению со степным, воздух, девушка вспоминала, как в книгах жители городов порой жаловались на смог и выхлопные газы. Ей они представлялись чем-то вроде едкого дыма от горящего пластика. А теперь… А теперь настороженность, снова проснувшись, заставила принюхаться повнимательней. Широкая улица продолжала тянуться мимо разнообразных и причудливо изукрашенных зеленью домов, но к свежему воздуху добавился лёгкий «аромат» туалета.
- Кто здесь живёт? – прищурилась девушка, обернувшись к Зару.
- Новые хозяева нового мира, конечно же, - невесело усмехнулся проводник. – Те, кто и сделал его таким. И ты, первооткрывательница, просто обязана на них взглянуть. Ибо непорядок – побывать в заброшенном городе, и не увидеть зомби.
  Теперь путники крались сквозь городские джунгли с удвоенной осторожностью. Любоваться причудливой архитектурой деревьев и руин стало некогда. Рика пристально вглядывалась в каждый дверной проём, в каждый заросший переулок, в каждый «скелет» автобуса, в каждый пролом на асфальте, открывающий бывшие подземные коммуникации… Конечно, она знала, что такое зомби. Про них сохранилось немало красочных комиксов, научно-фантастических или мистических рассказов, и даже вполне серьёзных рассуждений. Вот только в нынешней школе выживания о таком явлении не говорилось. Юная исследовательница знала о мутантах из зоны Отчуждения, в том числе человекоподобных, о мародёрах и даже целых поселениях, оставляющих знаки-приманки с просьбами о помощи. И уж конечно, о всевозможных губительных последствиях радиации. Но чтобы эта радиация, или ещё какая сила поднимала мёртвых, пока не слышал никто.
  А тем временем запахи, постепенно усиливаясь, дополнительно наводили на опасения. К характерному канализационному добавился ещё дух гнили и будто чего-то болезнетворного. Всё это казалось кощунственным среди печальной красоты древесно-бетонного кладбища. Кроме того, на глаза уже не раз попадались мелкие свежеобглоданные косточки.
- Их основная добыча – крысы, которые, кстати, тоже до сих пор считают город исключительно своей вотчиной, - пояснил Зар. – А вообще, зомби ребята непривередливые. Ни мутантом не побрезгуют, ни вегетарианства не чураются.
- Я слышала, им по вкусу человечина, особенно мозги, - криво усмехнулась девушка. – Да и то не от голода, а скорее из принципа. Потому что трупам пища не особо нужна. А эти, судя по запаху, вполне живые.
- Верно мыслишь, первооткрывательница, - уважительно кивнул проводник. – А теперь гляди в оба. Будет что записать в научные труды.
    Они свернули на какую-то другую магистраль с ржавыми полосками трамвайных рельсов и ровными рядами когда-то красиво отделанных домов по обеим сторонам. Тут к режущему ноздри запаху добавился ещё и звук, напоминающий отдалённый прибой. Волны гулкого рёва, разносимые эхом, вызывали в душе какой-то первобытный страх. Но вместе с тем нарастало и любопытство. Проводник заглянул в пару домов, внимательно прислушиваясь, и, обнаружив в одном пригодную лестницу, быстро вывел спутницу по захламлённым и заросшим мхом пролётам на крышу. Здесь перемещение затруднилось, хотя дома и стояли впритык. Зато обзор увеличился, да и вонь уже не так донимала, разгоняемая верховым ветром. Рика разглядывала здания всевозможной архитектуры, улицы внизу, загромоздившие их машины, и представляла, как выглядел город при жизни. Не забывая, впрочем, пристально осмотреть каждую новую крышу, прежде чем перебраться на неё.
  Таинственный гул всё приближался, и его хриплый ревущий тембр всё больше пугал. Рика уже в душе жалела, что согласилась на эту «экскурсию», когда телохранитель, перескочив на очередную крышу, резко пригнулся и, приложив коготь к губам, нырнул под навес кустарника, заменившего собой рассыпавшийся кирпичный бортик по краю. Девушка, так же пригнувшись, присоединилась к нему и осторожно выглянула между ветвей и обломков…
  Улица переходила здесь в просторную и почти не заросшую площадь перед обширным четырёхэтажным зданием с высокой массивной колоннадой, поддерживающей выступающий верхний ярус, и разбитыми ступенями между колонн. И сейчас перед этими ступенями собралась большая толпа. В подсунутый Заром бинокль исследовательница разглядела множество людей, неподвижно стоящих, слепо глядя в одном направлении. Непонятные лохмотья, спутанные волосы и серые лица действительно заставляли вспомнить комиксы о ходячих мертвецах, но вот поведение было нехарактерным.
  Проследив за взглядами, Рика разглядела на ступенях меж двух колонн ещё одного зомби в обтрёпанной чёрной накидке с яркой повязкой на рукаве. В отличие от прочих безжизненно-ссутуленных фигур, этот стоял прямо, опираясь на высокий бетонный обломок, и в его осанке чувствовалось некое величие. Вот он вскинул грязную костлявую руку над толпой и издал короткий, но витиеватый рык. Остальные тут же откликнулись хриплым лающим рёвом, раскатившимся среди домов. Подождав, пока чудовищный хор стихнет, вожак снова вскинул руку всё с тем же рыком, похожим на попытку произнести что-то заученное. И снова серая безликая орда поддержала непродолжительным, но слитным лаем, в котором тоже чувствовался некий смысл. Зрелище было жутким и завораживающим одновременно…
  Девушка почувствовала чью-то ладонь на своём плече и, вздрогнув, опустила бинокль. Потом тряхнула головой, оглянувшись на проводника. Тот ободряюще сжал её плечо здоровой рукой и с серьёзным видом кивнул.
- Вот так они могут днями напролёт. Уже давно говорить разучились, а всё кричат свои девизы, славят забытых вождей и страну, которую сами же погубили.
- Они погубили?..
- Да. Это не мутанты, не жертвы вирусов и не обезумевшие потомки беженцев. Такими они сделали себя сами. Себя – а потом и весь мир. Я не помню, как назывались здешние страны, и что они не поделили между собой. Но, помнится, такое творилось не только здесь.
  Рика открыла было рот подсказать, но передумала.
- Эти страны не объявляли войну, не устраивали друг на друга масштабных завоевательных походов с армиями и бомбами. Просто некая группа людей с не в меру развитой «национальной гордостью» решила продемонстрировать её всем. Покрасоваться перед своей державой и припугнуть ненавистного соседа. И начали с того, что силой захватили власть и принялись наводить свои порядки. То есть теснить всех, кто не на их языке говорит, или просто с ними не согласен. Сначала теснить, потом бить, потом истреблять – и всё это на «законных» основаниях (законы-то писали сами) и «на благо Родины».
  Вот тут девушка вздрогнула. Снова, как наяву, предстала перед ней колонна бронированных механических чудовищ, с тяжёлой медлительной неотвратимостью ползущая по дороге безмятежного мира. Навсегда перестающего быть безмятежным…
- Хватит! – в порыве Рика бросилась на Зара, стукнув его кулачками в грудь. А потом, так же внезапно, обняла, со слезами уткнувшись носом в плечо. – Я не хочу знать, как погибал тот мир!.. Я хочу знать, как он жил. И есть ли способ вернуть его, хотя бы частично.
- Я сразу это понял, - улыбнулся телохранитель, поглаживая подопечную по голове. – Потому и устроил тебе такую экскурсию. Не зная плохого, не совершишь хорошего.
  Щемящее чувство накрыло девушку с головой, и она дала волю слезам, словно оплакивая погибший город, наперекор безумно-фанатичному рёву его осквернителей. Зар лишь огляделся по сторонам и мягко обнял спутницу, ничего не говоря и позволяя выплакаться.
- Пошли отсюда, - наконец, судорожно вздохнула та, утирая слёзы.
- Пошли.
  Усталости как не бывало. Даже грусть отступила. Взамен пришло ощущение покоя и умиротворения, словно не только верный товарищ, но и сам горд принял и оценил этот неравнодушной порыв. Легко преодолев ещё несколько крыш, путешественники спустились по обломкам разрушенного здания на улицу поуже, сплошь заросшую мхом, травой и степными цветами. Исследовательница шагала молча, обуреваемая противоречивыми ощущениями, хотя и не забывая привычно озираться.
  Потому они с проводником замерли одновременно, когда из-за угла…неспешно вышла девочка лет десяти. Неизвестно, о чём подумал Зар, но Рика испытала двойной шок. Помимо того, что встречи с зомби всё-таки избежать не удалось, сознание ещё и отказывалось называть так это невинное светловолосое создание в длинном платьице былой эпохи.
- Лучше не смотри ей в глаза, - словно откуда-то издалека донёсся тихий голос телохранителя, без суеты осматривающегося по сторонам.
  Подобные рекомендации были для исследовательницы не в новинку, но сейчас… Остановившись, девочка медленно повернула голову, демонстрируя бельмо на втором глазу и язвы на щеке. Это частично рассеяло умиляющую иллюзию, но взгляд её единственного глаза приковывал к месту куда сильнее. В нём не было ни человеческого сознания, ни звериной ярости, ни даже ненасытной кровожадности. Только пустота…и злоба. Совершенно не поддающаяся описанию лютая ненависть. Убивать – вот что было единственной целью и смыслом жизни этого создания. Убивать не ради пищи, не ради защиты территории, даже не ради самоутверждения. Просто убивать всякого, кто не является зомби. Причина этой вражды затерялась в поколениях, но основной девиз – кто не с нами, тот против нас! – так же давно и прочно превратился в основной инстинкт.
  Худенькое замурзанное личико исказила жуткая нечеловеческая ухмылка, когда вслед за девочкой показалось ещё десятка полтора упырей, а широкая когтистая лапа цапнула Рику за запястье. Та и сама уже очнулась – благо её основной инстинкт тоже был при ней – и рванула обратно по улице, не отставая от проводника, петляя из стороны в сторону и перепрыгивая обломки. Позади раздался короткий хриплый вой и дружный топот. Судя по всему, медлительные на первый взгляд твари на скорость, если надо, не жаловались. У самой головы просвистел внушительный обломок! Девушка не оглядывалась…
  Подбегая к какому-то боковому проулку, Зар бросил через плечо небольшой цилиндр и, когда за спинами раскатилось едко пахнущее облако, резко свернул. Спутница по-прежнему не отставала, хотя эти развалины, так захватывавшие дух поначалу, теперь казались ей лабиринтом кошмара. За каждым углом чудился глухой тупик, из каждого тёмного провала будто скалились новые ненавистные рожи, но проводник уверенно вёл её по глухим переулкам мёртвого города, ныряя под арки и в щели покосившихся стен. И девушка не отставала.
  Вот они шмыгнули в какой-то дверной проём, на миг остановились, присматриваясь к тёмным закуткам, и рванули вверх по перекосившимся лестничным пролётам, пугая взлетающих птиц, но стараясь не шуметь.
- Куда ты?.. – одними губами прошептала Рика.
  Телохранитель ответил ей лишь ободряющим рукопожатием.
  Одолев последний, полуобвалившийся, висящий на одних прутьях арматуры и предательски громыхнувший под ногами пролёт, беглецы выбрались на крышу. Вокруг высились такие же крыши стоящих в ряд пятиэтажек. По одну сторону этого ряда раскинулись бывшие дворы, теперь похожие на диковинный сад из деревьев, замшелых обломков и непонятных разваленных сооружений, затянутых плющом. А по другую сторону, тоже на некотором отдалении, стеной высились стоящие впритык дома, обрамлявшие главную магистраль. Даже отзвуки далёкого рёва докатывались до слуха.
  А потом послышались другие отзвуки. Хриплое дыхание, невнятное бормотание и тяжёлое шарканье сливались в тихий зловещий ропот, неумолимо доносящийся с лестницы внизу… Исследовательница, окончательно отдышавшись, оглянулась на спутника, снова деловито и без суеты озирающегося, и вытащила из ножен под рюкзаком за спиной длинное мачете из старой автомобильной рессоры.
- Погоди воевать, - улыбнулся Зар, без труда подхватывая девушку за талию когтистыми пальцами и двумя прыжками оказываясь на дальнем краю довольно протяжённой крыши. – Лучше подожди меня во-он там.
  Та едва успела сунуть оружие на место, как телохранитель, подскочив к самому краю, крутанулся на месте, словно метатель молота, и запустил её через пятиметровый проём между домами…
  Кажется, сначала Рика всё же взвизгнула. Мысли с бешеной скоростью замелькали в голове уже перед самым приземлением. Первое – не орать, второе – сгруппироваться, третье… И тут она, на излёте, почти мягко коснулась замшелого бетона. Так что третьей мыслью было удивление не столько силой броска, сколько его точностью. А уже потом, прокатившись по инерции и вскочив на ноги, невольная эквилибристка с ужасом оглянулась на товарища. Тот стоял на прежнем месте, с прежней улыбкой. А из полуобвалившейся чердачной двери за его спиной уже выходила со зловеще-издевательской неспешностью та самая девочка.
  На освещённой крыше её было видно куда лучше. Длинный бесформенный балахон действительно напоминал скромное платье или ночную рубашку из грубой серой ткани, украшенной кое-где бурыми пятнами. Светлые волосы спутанным тряпьём раскинулись по плечам, худые руки щедро украшали синяки и ссадины, а покрытая язвами щека с бельмоватым глазом дополняли жуткую картину.
  А следом выходили не менее живописно разукрашенные взрослые зомби – мужчины и женщины. Все как один костлявые, сутулые, в грубой, грязной, местами рваной одежде, похоже, смастерённой кривыми пальцами своих же владельцев. Не хватало только кровавых потёков у рта и следов разложения. Но струпья, шрамы, язвы и прочие отметины всевозможных болезней смотрелись не краше.
- Прячься скорей. Я их отвлеку – про тебя и не вспомнят, - всё с той же улыбкой подмигнул Зар, так же прицельно-точно бросая подопечной свой рюкзак.
  Девушка, едва устояв под обрушившимся на неё багажом, крадучись, без резких движений, отступила назад, за полуразрушенную чердачную надстройку, предварительно заглянув во все её проломы и растрескавшийся дверной проём. Хотя бояться тут было некого – наверняка хозяева города оставили за собой такую привилегию, но привычки брали своё. В то время как мысли рвались в разные стороны. Прежний опыт говорил – Зар знает, что делает. Да и в этих развалинах он явно не впервой, и с зомби как будто знаком не понаслышке. Даже доносимый ветерком трупный запах давал понять – телохранитель не упустил абсолютно ничего, забросив спутницу на подветренную сторону. Но почему же какая-то часть Рики, презрев законы выживания и здравый смысл, рвалась ему на помощь? Осторожно выглядывая из-за разбитой стены, она стискивала зубы и кулаки, не в силах ни вмешаться, ни бездействовать.
  А проводник тем временем спокойно развернулся к высыпавшим на крышу упырям и неспешным прогулочным шагом двинулся им навстречу. Точнее, мимо них, по самому краю, в дальний конец протяжённой, чуть пологой двускатной площадки, отводя кровожадные взгляды в сторону. Толпа – более двух десятков разномастных уродов, так же неспешно, но решительно двинулась наперерез. В чьих-то руках эффектно звякнул, разворачиваясь, обрывок толстой ржавой цепи, а в лишённых сознания глазах светилось злорадное торжество. Зомби словно нарочно медлили, предоставляя одинокой жертве варианты смерти на выбор. А тот остановился на краю и издевательски поманил их когтем.
- Ну же, Зар! – беззвучно шептала девушка. – Ты же их всех одной левой! Правда?..
  Толпа синхронно шагнула вперёд, и Зар действительно сорвался с места. Внезапно присев, кувырком подкатился он к врагам и с размаху вонзил когти кому-то под ребро. Вурдалак слабо охнул, согнулся, но, оправдывая свою славу, целеустремлённо протянул руки к строптивой добыче. В тот же миг со всех сторон так же жадно потянулись скрюченные пальцы, взметнулись кверху заносимые булыжники, свистнула цепь… Странник снова откатился назад, уходя от нескольких камней и швырнув через голову так и не успевшего взять его за шею зомби. Не издавая ни звука, но оставляя за собой шлейф алых брызг, тот полетел с крыши вниз, а вторую руку Зара, вовремя подставленную под удар, уже хлёстко обвила цепь. Но тот не остановился и, рванув противника на себя, одним страшным движением когтей буквально вырвал ему глотку. И, не дожидаясь нового удара зажавшей со всех сторон стаи, шагнул назад, вместе с поверженным, но не разжимающим хватки упырём. И оба исчезли за краем крыши…
  Рика зажала рот обеими руками и, взвившись на цыпочки, силилась разглядеть что-то. Но внизу всё скрывали деревья, а на самой крыше серая толпа сгрудилась у края, тупо таращась вниз. Ох, с каким бы удовольствием исследовательница перемахнула к ним обратно, пинками сталкивая следом! Но, во-первых, такой прыжок был ей не под силу, а во-вторых, план телохранителя сработал идеально. Ни одна гнусная рожа не повернулась в сторону соседнего дома. Нельзя было разрушать то, за что Зар отдал жизнь. А может, он всё-таки как-то уцелел? Может, стоит спуститься и посмотреть?..
  Похоже, отголосок той же мысли пришёл в безмозглые головы зомби. То один, то другой, развернувшись, двинулись обратно к выходу, и вскоре вся толпа тяжёлой слитной массой втянулась в дверной проём. Рика сползла спиной по стене, за которой скрывалась, и уткнулась лицом в колени. Слёз больше не было. Похоже, все они были выплаканы о старом мире. А закон нового и здравый смысл твердили: ты спасена – и спасший тебя знал, на что шёл. И даже сердцу нечего было возразить. Всё, что могла сделать юная исследовательница для себя и друга, это избежать опасности. Но почему такой ценой?..
  Что-то глухо стукнуло, покатившись по замшелому бетону неподалёку. И Рика решительно вскочила, снова выхватывая мачете. Больше она не будет прятаться! И даст отпор любой твари! Отчаянье сменилось яростью… Которая, в свою очередь, уступила место шоку.
  Потому что на краю дальней крыши, вытирая окровавленную руку о траву, как ни в чём не бывало, сидел Зар. Вот он осторожно заглянул за край и, приложив палец к губам, подошёл ближе. И жестом показал бросаемую верёвку.
  За минуту прочный канат был переброшен, закреплён, и воскресший герой со знанием дела прыгнул, пролетев на нём мимо угла. И в тот же миг из-под стены первого дома послышалась возня и рычание.
- Приятного аппетита, ребятки, - с кривой усмешкой процедил Зар, выбираясь на крышу.
- Ты меня напугал! – бросилась ему на шею подопечная, едва опять не уронив за край и начисто игнорируя забрызганный кровью костюм.
- Неужели ты думала, что я брошу тебя здесь? – со спокойной улыбкой отозвался тот, отходя вместе с девушкой от греха подальше. – Не родился ещё такой упырина, что мог бы меня сожрать! Пугать-то они мастера, но надуть их – нечего делать.
  Из заросшего двора послышался знакомый хриплый клич с многоголосым лающим ответом.
- О, уже празднуют победу над павшим, во всех отношениях, врагом. Как же приятно делать добро. Я доволен, они довольны – все довольны!
- Так ты всё просчитал заранее? – оторвалась, наконец, от спасителя Рика, поднимая на него удивлённый взгляд. – И этих сбросил, чтоб остальные…отвлеклись, и сам туда же для вида… И меня сюда зашвырнул, чтоб помогла незаметно по крышам уйти?!
- Ну, и чтобы багаж поберечь, - снова улыбнулся проводник, вскидывая рюкзак на плечи и невольно потирая здоровую руку, кажется, после знакомства с цепью уже не вписывающуюся в это понятие. – Не говоря уж о тебе самой. Кстати, поздравляю с боевым крещением. В своей первой, ознакомительной игре «покорми вурдалака» ты показала себя молодцом.
- Какой ещё игре?
- Да есть у наших из Свободной зоны такое экстремальное развлечение. Подкидывают в город то мутантов, каких, хочешь-не хочешь, убивать приходится, то отходы пищевые, то ещё что-нибудь. Что крысам достанется, чем и хозяева не побрезгуют. Короче, опять все довольны. Упырям – уверенность, что люди их боятся и уважают, ребятам – тренировка да адреналин.
- Не люблю я такие игры! – стукнула Зара по мутированному плечу исследовательница, спускаясь следом прекрасно сохранившимися на сей раз лестничными пролётами. – У меня сердце оборвалось, когда ты сказал «я их отвлеку»
- Так я их и отвлёк.
- Обычно так говорят, идя на смерть.
- Ты читаешь слишком много старых книжек…

  С опаской обойдя дворами пирующих тварей и выбравшись на широкую магистраль, путешественники, не задерживаясь, лёгкой трусцой преодолели её до конца. Замедлили шаг, только оказавшись на улочке среди развалин пригорода. Рика, не оглядываясь больше на высотки, с наслаждением вдыхала чистый воздух, хоть и снова провеваемый сухим степным ветерком. А потом Зар свернул на какой-то бывший двор. От дома лежали одни обломки, зато под деревьями позади обнаружился колодец с водой.
  Наполнив фляжки, оба ещё и с удовольствием ополоснулись, по очереди зайдя за уцелевшую стену под раскидистыми кронами. Смыв с себя не только дорожную пыль, но как будто ещё и городскую вонь, по молчаливому соглашению решили заночевать здесь же, презрев возможность новой встречи с зомби.
- Так всё-таки, - спросила девушка, старательно бинтуя вывихнутую и порядком ободранную руку телохранителя, - эти…люди – они живые, или мёртвые?
  Тот добродушно усмехнулся – узнаю, дескать, нашу первооткрывательницу. Но ответил по теме:
- Как тебе сказать? Они едят, пьют, дышат, плодятся и дохнут от болезней. Но мы всё равно зовём их нежитью. Как я говорил, такими они сами себя сделали в начале. Опьянев от крови и безнаказанности, очень быстро убили в себе всё человеческое. В первом поколении они, конечно, ещё умели разговаривать – достаточно, чтобы внятно кричать словами свои девизы. И техникой владели – достаточно, чтобы держать оружие и применять его против всякого, кто не с ними. Но, фактически, это уже были зомби самые настоящие – тела без разума и души, движимые лишь ненавистью и инстинктом убийства. Не осознавая, что делают, просто демонстрируя силу и власть, эти твари губили страну, которую славили. Это не была война – войны старый мир переживал. А вот загнивание его погубило. Даже не зомби были главными его виновниками, а те, кто подтолкнул их. Люди, жаждущие власти. Жаждущие ослабить и захватить страну руками её же «героев». И зона Отчуждения появилась не из-за пресловутых атомных бомб, а из-за разрушенного ядерного реактора. Тогда всё, как ты знаешь, держалось на электричестве, вот кто-то и захотел ввергнуть мир в хаос…
- А почему бы вам не перебить эту нежить и снова не обжить город?
- Кровожадные же у тебя идеи для такой милой научной сотрудницы, - засмеялся проводник. – Нет, эти развалины обживать ни у кого нет охоты. Теперь это наш заповедник. И зомби в нём – неотъемлемая часть. Во-первых, их боятся мародёры, хоть и сами недалеко ушли. Во-вторых – отказываться от любимой игры наши не собираются. А уж если какая шайка сунется к нам сама… Тут-то мы и вспоминаем, что всё-таки не любим упырей – и за что именно не любим. Потому что, в-третьих, эти твари напоминают нам, как легко люди становятся живыми трупами, когда стремятся к силе, власти и превосходству. Ну, их-то мечта сбылась. А всякий желающий пусть видит, как она сбывается. Таким образом, зомби нужны нам, дабы не забыть, что мы – люди.
  И снова речь телохранителя заставила девушку впасть в глубокую задумчивость. Хотя любой тихий шорох в кустах она бы засекла, но жаркое потрескивание огня дошло до сознания как-то не сразу. В глубине под навесом наклонно рухнувшей крыши, в широком расколе стены, как в камине, полыхал маленький костерок.
- Ой, - оглянулась Рика на сгустившийся мрак под деревьями, и закатное небо над их кронами, на фоне которого выделялись тёмные остовы крыш. – А нас никто не заметит?
- Не заметят, - улыбнулся Зар, укладывая возле костра охапку валежника и разворачивая спальный мешок. – У зомби праздник, а зверюга какая если и попадётся, то на огонь не пойдёт. А я вот люблю посидеть у настоящего походного костра… - он поставил на камешек у самого огня две кружки и поудобнее устроился перед импровизированным очажком.
  И девушка, тоже улыбнувшись, таким же манером устроилась рядом на собственном спальнике. А потом прислонилась к спутнику и положила голову ему на плечо, всё так же глядя на пламя. Тот обнял её забинтованной рукой и погладил по щеке.
- Неужели я похож на героя старых сказок, что сражаются с драконами и спасают принцесс от монстров?
- Не-а, не похож. Да и я тоже не принцесса, чтоб меня спасать. И вообще, не зашвырни ты меня на ту крышу – мы бы вдвоём этих «монстров» запросто перебили.
- Конечно перебили бы, - с нарочитой уверенностью поддакнул проводник. – Только зачем? Так и интереснее, и шишек меньше.
- Да, ты точно не рыцарь из старых сказок, - Рика подняла когтистую лапу товарища. – Ты просто самый человечный мутант из всех людей, что я видела.
  Зар рассмеялся. А спутница без опаски прильнула щекой к широкой жилистой ладони, утопая в ней.
- Я уже подумываю – а нужна ли нам та секретная база с её высокими технологиями? Можно ведь спокойно жить и без них. Жить по-человечески.
- Твоё решение, первооткрывательница…
  Огонь уютно озарял закуток и двух путешественников пляшущими оранжевыми бликами. К запаху дыма потихоньку добавился аппетитный аромат из закипающих кружек. Высокие кроны старых деревьев, помнивших, наверно, ещё былую эпоху, надёжно укрывали отблески. В небе загорались первые звёзды и мелькали бесшумные крылышки летучих мышей. Темнели на горизонте мрачные руины, из которых порой доносился зловещий клич. А прохладный к ночи ветер шелестел высокой травой и листвой деревьев, неся стрёкот сверчков и ароматы полевых цветов. Словно дыхание самой степи – вечной и неизменной во все времена…

+1

2

Продолжение гони! :jumping:

0

3

Да тут начало-то не особо читают...
Шутка! ^^ Попробуем и продолжение.

0


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Павел Чмут » Прогулка в историю


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC