Форум Елены Артамоновой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Коллекция страшных историй » Ужин с того света


Ужин с того света

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Стырено с мистической группы в контакте.

Эту историю рассказала мне бабушка моей двоюродной сестры - Вера Александровна. Каждое лето мы с сестрой ссылались нашими родителями к ней в Диевку, под Днепропетровском. Бабушка с утра выдавала нам с сестрой по ведру, и мы лезли на вишневые деревья, где зачастую сидели до вечера, собирая сочные большие ягоды в банки, висящие на шее, ссыпая урожай в ведра под деревьями. А вечером, уплетая вареники с собранными вишнями, слушали нескончаемые рассказы бабы Веры. Жизнь у нее была интересная. Родилась она за год до революции, пережила Гражданскую и Великую Отечественную, перестройку. Но самое страшное, что ей пришлось пережить - это Голодомор, который был на Украине в начале тридцатых годов прошлого столетия. Рассказывала она и то, как обезумевшие от голода люди ели своих детей. И как убивали за плошку муки.. Эта история тоже как раз из того времени.
Было Вере Александровне тогда лет 15, жила она в одной из деревень нынешней Днепропетровской области, и называли ее просто Веркой. Отца ее не стало за год до описанных в истории событий. Старший брат женился и уехал в другую деревню. Веркина мама сутками пропадала в колхозном коровнике, тогда все строили коммунистическую модель счастливой жизни. На износ, до седьмого пота строили. Верка была на хозяйстве и следила за двумя младшими братьями и сестрой.
В начале забрали корову, неслыханную роскошь по тем временам для деревенской семьи. За счет молока, сметаны и масла семья жила даже лучше некоторых соседей. Потом выгребли из сарая и подвалов все подчистую, даже то, что было отложено на посев в своем огороде у дома. Еды, которую приносила мать из колхоза, становилось все меньше. Еще вчера добрые соседи стали воровать друг у друга кур, картошку. Когда улицы опустели от домашней живности, даже лай собак уже не был слышен, - стали пропадать дети. Младшую сестренку прятали в подпол, если уходили куда-нибудь. С зимы мать на работу не ходила, - коров в колхозе не было теперь. С утра отправлялись они с Веркой искать хоть что-нибудь съестное. Меняли на продукты все, - и теплые вещи и нехитрую мебель. В пищу шли и крапива с лебедой, да еще какие-то коренья, в которых мама разбиралась. Стараясь накормить своих детей получше, мать отдавала им свою порцию. Очень быстро из пышущей здоровьем, красивой, дородной женщины она превратилась в скелет, обтянутый кожей. Даже ведро с водой для нее стало непосильной ношей. Потом она простудилась, и ослабленный организм не смог побороть болезнь.. Могилу выкопали прямо за домом. Побоялись идти на кладбище через опустевшую деревню. Верка и братья были напуганы рассказами мамы перед смертью про ужасы, на которые толкал людей голод. Дети боялись, что сами защитить себя не смогут, поэтому решили искать защиты у старших родственников.
Километрах в двадцати, в Семеновке, жила родная сестра мамы, Люба. Жила одиноко, семьи не было. Приезжала на праздники, привозила гостинцы, племянников любила. Верка с братьями решила, что нужно идти к ней. Собрали нехитрые пожитки, сложили в одноместную тележку, которую раньше возила лошадь, перед тем, как ее забрали в колхоз. Посадили в узлы младшую сестренку и двинулись в путь засветло, чтобы никого не встретить.
Тащить тележку на себе, хоть и по очереди, было тяжело. Да и Верка выбирала окольные тропы подальше от сел и хуторов. Поэтому к вечеру они не прошли и половины пути до деревни, где жила тетка. Остановились на ночевку в небольшом лесочке, рядом с ручьем. Братья сходили за водой. Еда была та, которую нашли по дороге - зеленые лесные ягоды и неспелые орехи. Солнце садилось, дети собрались спать. Как вдруг со стороны поля за ручьем услышали крики и собачий лай. Верка бросилась к кустам и увидела как по полю бежит молодая женщина, прижимая к груди младенца. А за ней гонятся две огромные собаки, чуть поодаль за собаками бегут и их владельцы - несколько здоровых мужиков. Тем временем девушка с ребенком обессилев, или споткнувшись, упала в траву. Одна из собак со страшным рыком бросилась на
19:29:13
беглянку. Что было дальше, Верка решила не смотреть. О таких охотниках на людей она слышала от мамы и соседок из деревни. Человеческое мясо шло в еду и на продажу. Люди ели людей. Это Верка даже представлять себе боялась. Но больше всего она испугалась, что эти охотники доберутся и до нее с младшими.
Бросившись к тележке, она стащила с нее сестренку и большой платок, которым та была укрыта. Братья поняли все без слов - они тоже видели, что случилось на поле. Тележку пришлось оставить. Верка на бегу кое-как привязала малышку платком к себе. Бежали долго. Сначала по лесу, а потом по речке, в которую впадал ручей. Шли вброд на всякий случай, чтобы собаки след не учуяли. Ужас гнал детей долго. Им как можно дальше хотелось убежать от страшных людоедов с собаками..
Остановиться Верка решила только когда полностью стемнело. Ноги распухли от воды и болели от бесчисленных ран и царапин. Сердце колотилось где-то в горле, а из глаз катились слезы от страха и усталости. От съеденных вечером ягод чувства сытости не было, только животы пучило. Голодные, холодные брели они по берегу вдоль спасшей их реки. Верка уже поняла, что от дороги к деревне тетки они отклонились далеко и заблудились. Но ночь и темнота кругом не пугали. Главное, что собак не было слышно и не видно ни одной живой души, от которых неизвестно что можно было ожидать.
Добрели они так до мельницы. Верка с одним из братьев пошла проверить - есть ли там кто-нибудь. Мельница, как и домик рядом с ней, оказались пустыми. Хоть недалеко и была какая-то деревня, но дети слишком устали, чтобы идти дальше, прячась от людей.
В доме Верка нашла и одеяла, и теплую одежду. Разместив младших на ночлег, стала собираться спать сама. Как вдруг услышала шаги. Кто-то уверенно шел к дому. Сердце Верки вновь заколотилось где-то у горла. Она взяла тяжелый ухват и встала у дверей в ожидании. Дверь скрипнула, Верка махнула ухватом в темноту и не удержавшись на ногах, упала на пол, сильно ударившись головой.
Когда она вновь открыла глаза, в доме было светло и пахло жареным салом. Младшие, весело переговариваясь, сидели за столом, на котором горела свечка, а у печи крутилась девушка примерно Веркиного возраста, в красном платочке. На столе кроме свечки стояла большая тарелка с дымящейся картошкой, обсыпанная сверху ароматными шкварками из сала. Оказалось, девушка была дочкой мельника, звали ее Оксана. Где был сам мельник и его семья спрашивать было не интересно, когда в животе урчит, а на столе такие деликатесы.
Наевшихся до отвала младших моментально сморил крепкий сон. Верка стала убирать со стола и решила поговорить с хозяйкой их ночного приюта, которая за все время ужина даже не подошла к столу, а сидела в отдалении у печки. Составив посуду в сторону, она подошла к Оксане и стала ее благодарить. Тут дочка мельника подняла голову, и Верка, вскрикнув от ужаса, увидела перед собой череп с ошметками кожи и пустыми глазницами, обвязанный красным платком. В черной косе, видной из-под платка, копошились черви, а вокруг, откуда ни возьмись зажужжали и стали летать жирные зеленые мухи. Оксана схватила Верку за руку ледяными пальцами и сильно сдавив стала говорить: "Похорони меня. Дашь мне покой - выживешь, не согласишься - будешь со мной ужинать здесь вечно." В дом вдруг влетел порыв ветра, который затушил свечу. Красноватых отблесков от печи тоже не было видно. В кромешной темноте Верка чувствовала только эти ледяные пальцы, которые, сдавливая руку все сильнее, тащили ее прочь из дома.
Спотыкаясь заплетающимися ногами обо все, Верка выскочила во двор. Оксана тащила ее за мельницу, в сарай. Обливаясь слезами и трясясь от ужаса, девушка оказалась в углу сарая. За спиной стояла мертвая Оксана и шипела: "Копай. Мне мама сказала, что там, только сказала поздно слишком." Верка послушно стала скрести землю. Скоро ее пальцы наткнулись на что-то твердое. Это был большой горшок, с залитой воском крышкой. Рядом были закопаны еще два таких же горшка. Верка вытащила находки из земли и встала с
колен. Сквозь доски пробивались первые померанцевые лучи рассвета. Оксаны рядом не было. Когда она пропала, Верка даже не заметила, но в голове все еще звучали слова покойницы: "Похорони меня!"
Девушка вышла из сарая. Перед ней зеленел травой пустой огород семьи мельника. Верка присмотрелась к траве получше и увидела среди нее что-то красное. Чем ближе она подходила, тем яснее слышала знакомое жужжание. Туча мух облепила останки трупа в красном платке. Верка вернулась к сараю, нашла лопату и стала снова копать. Когда холмик был увенчан связанным из двух палок крестом, солнце было уже высоко. Пересохшими губами девушка прошептала молитву за упокой души Оксаны и вдруг заметила, что стоит в метре от нескольких грядок взошедшей крепкой порослью картошки. Сил уже не было. Их хватило только на то, чтобы зайти в дом и разбудить братьев. "Там на огороде у могилы картошка" - только и смогла сказать Верка перед тем, как упасть на скамью и уснуть тяжелым сном.
Проснулась она к вечеру. Братья выкопали всю картошку, которую нашли и сложили в доме сохнуть. Горшки тоже принесли в дом и открыли. В них оказалось сало. Пока старшая сестра спала, младшие соорудили из этих находок обед. А Верке снилась Оксана, красивая, улыбающаяся девушка с черной косой из-под красного платка. Довольные сытые дети ушли с мельницы на закате, прихватив с собой драгоценную еду. Младшие просились остаться еще на ночь. Но, когда Верка выяснила, что накануне вечером никто не видел никакой Оксаны и тем более - царского ужина, она решила как можно быстрее покинуть это место. На дороге, ведущей в деревню, дети встретили колхозного конюха, которому неизвестно какой ценой удалось сохранить свою лошадь в это голодное время. За горшок с салом и часть картошки он согласился отвезти их к тетке в Семеновку на следующее утро. Он им и рассказал о судьбе, которая постигла семью мельника.
Отец Оксаны спрятал от колхозной управы несколько мешков муки, часть которой обменял на сало и картошку у односельчан. Кто-то из доброхотов доложил об этом куда положено. Через некоторое время на мельницу приехали солдаты, забрали муку с картошкой, а мельника и его жену расстреляли посреди деревни, чтобы другим неповадно было власть обманывать. Дочку же их - Оксану, по слухам изнасиловали. После чего девушка умом тронулась и сидела посреди своего огорода днем и ночью. А потом пропала куда-то..
Верка позже, прокручивая в голове все, что с ней тогда произошло, поняла, что мать не успела рассказать дочке о сале, закопанном в углу сарая. Это бы спасло Оксане жизнь. Умирающая от голода и горя девушка просто сидела над грядками с недавно посаженными обрезками картошки и ждала, когда они созреют и взойдут.
Через несколько месяцев после описанных событий, Голодомор стал уходить из деревень и сел Украины. Постепенно жизнь возвращалась в нормальное привычное русло. 1933 год был урожайным. Люди с ужасом вспоминали, что им пришлось пережить. Людоедов, державших в страхе простых людей, отлавливали. Где с милицией, где народ сам суд вершил над этими нелюдями. А Веру Александровну с братьями и сестрой вырастила тетя Люба, которая стала им второй матерью. Оксана больше к ней не приходила никогда. Ни во сне, ни наяву. Наверное, потому что до самой смерти баба Вера ходила в церковь и ставила пять свечей за упокой - своим родителям, мельнику с женой и его дочке, которая с того света спасла ей жизнь.

+2

2

Ух! Страшно. Особенно про охотников-людоедов. И ведь это всё в общем-то не придумано...

Тут вспоминается старый диалог:

- Зачем ужастики сочинять, когда в жизни хватает реальных ужасов?
- Придумывать надо! Затем, что придуманные истории это прививка от ужасов реальных. Не так страшно жить.

Вот и в этой истории образ мёртвой дочки мельника, как ни странно, успокаивает  :cool:

Отредактировано Светлана (2013-12-13 14:42:31)

0


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Коллекция страшных историй » Ужин с того света


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC