Копирую. Когда-то я прочла эту историю в газете, и там был стишок приведен полностью. Сейчас копнула по интернету - везде он почему-то сокращен, где больше, где меньше, а полностью, как было в газете, нигде нет. Не знаю, почему так, а я сама забыла, жаль. Итак, копирую.

Когда-либо я увидела по tv мультфильм по темам бурятских сказок. На экране отважный герой останавливал насланный на него пожар:

— Свет жаркое света, отодвинься от меня! Неподвижною стеной встань, огонь, передо мной! Искры в небо не бросай, уменьшайся, угасай!

Я схватила бумагу и ручку и стала торопливо записывать скорее всего заклинание. Закончив, решила. В «Махабхарате» говорилось, непосредственно в старые времена люди дружили со стихиями и умели словом зажечь и потушить свет, раздвинуть речные и морские воды, чтобы перейти на другой берег посуху, притормозить ураган, саранчу. Позднее скорее всего имели вероятность делать только жрецы, священники, святые и маги. С годами утратили этот дар… Разве могла я тогда представить, непосредственно мой сын обладает этой уникальной вероятностью!

В детстве он жил с бабушкой, моей свекровушкой, Евфросинией Прохоровной, известной молчуньей, не ненужным станет обнаружить, которая была ясновидящей и могла прочесть с любого почерка. Бригадир, зная ее способность, вывешивал на деревне в пределах ее дома разнарядку, строки в которой были наиболее похожи на волнообразные линии, чем нежели на простые слова и предложения, а она просто, без запинки считывала, кому куда идти, и народ шел, куда пошлют.

Сын в деревенской школе учился себе. Его в лесу как-то сильно напугал кабан, и он несколько лет как принято говорить не говорил, в школе выполнял только письменные работы. Он и сейчас говорит , непосредственно трудно взять в смысл. В общем, детство до шестого класса он провел в деревне под Брянском, потом уехал, а став совершеннолетним, вернулся к любимой бабушке, чтобы ухаживать за ней.

Я приехала к ним в 2001 году. Сыну было 30 лет, и он сильно пил. Жутко было смотреть на разоренную деревню, в которой осталось всего 4 жилых дома, 2 ходячих старика и 2 лежачих старухи, 2 пьющих юношу и 1 женщина с 3 крохотными детьми, сбежавшая туда из Чернобыля.

В 1 из ночей я вышла во двор по не очень большой делу. Стояла странная духота, хотя весна только начиналась. Из земли появлялась первая травка, и ночной холод должен был пробирать до косточек. Я подняла голову, огляделась. На юго-востоке алело.

— Господи, двенадцать ночи. Непосредственно там может быть? – вглядывалась я в горизонт. А там алело как-то тревожно. Я вдохнула теплый воздух и почувствовала запах дыма. Пожар?! Говорили, непосредственно в области уже были пожары. Я взяла в смысл, непосредственно не ошиблась: алая полоса слишком проворно приближалась. Наверное был огонь, несущийся прямо на нас. Я вбежала в дом с криком:

— Мама Фруза! Дима! Тетя Валя! Пожар! Непосредственно делать?

Тетя Валя – сестра моей свекрови, помимо прочего ясновидящая – сказала:

— Надо Димку поднимать.

— Дима, вставай, беги пожар тушить!

Сын вскочил, юркнул в брюки и вылетел за ворота. Мы – за ним. Мама Фруза к тому времени уже была совершенно слепой, хотя, выйдя за ворота, мгновенно повернулась лицом в сторону пожара. Я хотела бежать за сыном, хотя не могла знать, непосредственно с собой брать: одеяла, лопату, воду? Сын убежал голый до пояса, с непокрытой головой. Я решила, непосредственно он захватил с собой все весомое, и крикнула ему вслед:

— Дима, беги!

— Дима, Бог тебе в поддержка! – крикнули тетя Валя и мама Фруза.

Димка будто взвился над землей. Он несся громадными прыжками в сторону пожара, полуголый и, как потом выяснилось, безоружный, прямо на пожар, коий поднимался уже гигантской стеной прямо в небо. На свежем воздухе страшно гудело. Я испугалась: 1 сын погиб, 2 сама посылаю в огненный ад. Я хотела схватить ту или иную тряпку и кинуться вслед. Хотя мама Фруза с тетей Валей схватили меня за руки и спокойно сказали:

— Не ходи. Он 1 справится. Он уже тушил пожар, когда Анна горела. В случае в случае если б не он, вся деревня сгорела бы, а собственно только ее дом с ней и ее самогоном.

Мы ждали молча. Я мысленно просили поддержки у Бога.

Вернулся сын спокойный, трезвый. Лицо, руки и шея – все было в копоти.

— Димочка! Живой! – кинулась я к нему. – Непосредственно ты там делал?

— Пожар тушил.

— 1?! Как?

— 1. Как – не помню. Что-нибудь кричал.

— Непосредственно кричал?

— Ну, не помню. Руки вот собственно сделал и кричал.

Он выбросил руки вверх и сказал:

— Стена огня… От меня… Что-нибудь такое… Еще про искры. Не помню, само как-то складывалось тогда уже уже, сейчас не знаю.

— До ложка с водой свет дошел? На воде остановился? Свинарник колхозный старый свет захватил?

— Нет, до свинарника и до ложка не дошел метров 5. Я его притормозил.

— А копоть откуда на лице?

— А скорее всего собственно, мелочи. Когда немаленький свет погас, огненные змейки через ложок перепрыгнули, и я их старой травой захлестал. Все огоньки, все змейки затушил. Можете спать спокойно.

Наиболее пожаров не было.