Форум Елены Артамоновой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Павел Чмут » Русалочка


Русалочка

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://uploads.ru/t/u/Z/E/uZEfg.jpg

     …Постарался, написал!
     Сделал себе славу!
     Кто писать такую пошлость
     Давал ему право?!
     Мы – русалки, а не люди,
     Так какого хрена
     Чужеродным парнем грезить
     Должны непременно?!
     Голос свой отдать за это…
     Ну уж извините,
     У нас нету сумасшедших –
     Средь людей ищите.
     В песнях тех – душа вся наша,
     А без них русалка,
     Как колокол с трещиной –
     Выбросить не жалко…
     А тот Андерсен наш род
     Опозорил люто!
     Вроде мы – какие-то
     Дефектные люди!
     И нет счастья лучшего,
     Чем стать человеком…
     А какими нас рисуют?
     Несуразность века:
     Своей девке рыбий хвост
     Кое-как пришили –
     Заячий ещё пришпильте,
     Да сивой кобыле!.. -
     И хвостом забила гневно,
     Но угомонилась –
     Говорит: - Хотя одна
     История случилась…

          Света Чмут

I

- Обратите внимание. Перед вами уникальный образец островитянского искусства. Картина, должно быть, изображает некий священный ритуал человека и божества. Народ труатенов,  поклонявшийся морским духам, верил, что всем обязан этим мистическим существам. Некоторые произведения искусства этого народа созданы по весьма необычной технологии. Учёные приходят к выводу, что их изготавливали под водой. Вот, например, эта скульптура дельфина была выращена из живой коралловой колонии на глубине не менее двадцати метров. Наверняка подводным садовникам было нелегко ежедневно нырять к месту «озеленительных работ». Хотя сами труатены утверждают, что это подарки их водного божества. Так или иначе…
  Экскурсовод повела группу дальше, а Эрик остановился перед первой картиной. Та представляла собой тонкий пласт слоистого песчаника, изукрашенный мелкой мозаикой и покрытый сверху прозрачным лаком. Уткнувшись носом в стекло витража, Эрик жалел, что не прихватил увеличительного стекла. Мозаика, похоже, состояла из крошечных разноцветных полипов и губок. Изображала же она, и довольно мастерски, две фигуры, взявшись за руки, болтающиеся в воде. Первая была типичным темнокожим островитянином, а вторая имела длинный изогнутый хвост и плавники, но человеческие руки и голову. Должно быть, это и было то самое морское божество. Прямо над купающимися висела огромная полная луна, а края «полотна» покрывал узор из бесчисленных разноцветных извилистых линий.
- Да, -  вздохнул Эрик, направляя на картину фотоаппарат, - умели когда-то создавать шедевры.
  Эрик был художником-маринистом, приехавшим сюда два года назад в поисках вдохновения. Некогда картины молодого живописца пользовались спросом, но к двадцати трём годам его талант, похоже, себя изжил. Всё меньше людей привлекали его парусники, закаты над морем, яхтовые причалы и загрязнённые бухты, призывающие беречь природу. Эрик подозревал, что отчасти этому упадку способствует его ленивый агент, давно поглядывающий на толстосумов-абстракционистов. Наконец тот заявил, что уходит, и Эрик, дабы не оказаться у разбитого корыта, собрал все свои сбережения и переехал сюда.
  Большая часть островов Западного океана была неисследованными клочками суши, населёнными дикими племенами, а то и вовсе одними чайками. Другие же острова люди Новой эры превратили в дорогие курорты, и порой эти уголки дикости и цивилизации разделялись лишь неширокими полосами воды. Остров Труат представлял собой нечто среднее. Этот небольшой скалистый островок, окружённый рифами, тоже мог бы стать туристическим центром, не будь он таким труднодоступным. Моряки говорили, что плавание вокруг него – занятие для самоубийц. В лабиринте подводных и надводных скал, окружённых сложной системой течений, единственным более-менее надёжным транспортом было лёгкое и вёрткое рыбацкое каноэ. Зато любителей подводного плавания здесь ждало настоящее золотое дно. Коралловые рифы и затонувшие корабли, разбившиеся об эти рифы когда-то, представляли собой роскошный подводный сад. Кроме того, проживание на Труате было недорогим, и здесь Эрик, имеющий опыт погружений, смог снова взяться за кисть. Но тут выяснилось, что местных подводными пейзажами не удивишь, а на континент, и даже на другие острова отсюда не наплаваешься. Таким образом, из одного кризиса художник оказался в другом. Тогда он пришёл к выводу, что обязан отыскать тут шедевр, который потряс бы весь художественный мир. Здесь, в этом таинственном и прекрасном уголке, были все шансы найти что-нибудь подходящее. Однако прошло два года, а Эрик так и не поймал свою музу.
  Вернувшись домой из музея, художник положил фотоаппарат на полочку и, поставив мольберт, стал по памяти зарисовывать осевшую в его голове картину. С фигурами в окружении искрящихся волн и луной над ними он справился без особого труда, но вот фоновые узоры, несмотря на всю зрительную память, точно воспроизвести не представлялось возможным. А интуиция художника подсказывала, что они важны. Поэтому, со вздохом отложив кисть, Эрик поплёлся в фотолабораторию.
  Одно из удобств проживания на  Труате состояло в том, что здесь почти ни за что не надо было платить. Каждый, решивший поселиться тут, строил себе дом по своему вкусу – сам, или с помощью потенциальных соседей. Море весьма щедро снабжало поселенцев пищей, а многочисленные ручьи, текущие с заросших джунглями гор – водой. Основным занятием местных жителей, помимо рыболовства, было содержание и показ достопримечательностей заезжим любителям дайвинга и натуралистам, снимающим фильмы о подводном мире. Большинство островитян проживало таким образом на берегах единственной мало-мальски доступной кораблям бухты, объединившись в городок, гордо именующийся Труат-Полисом. Это было слитное общество, основанное на соседской дружбе и родственных связях. Исключение составляли несколько нелюдимых рыбаков, расселившихся вдоль всего побережья, и остатки известного племени труатенов, обитающие в джунглях, иногда выбираясь в город за покупками. Эрик, тоже предпочитавший уединение, построил себе дом среди прибрежных скал, добавил к нему деревянный пирс, с которого мог нырять прямо в подводные коралловые джунгли, оборудовал фотолабораторию, и теперь сдавал в сувенирные лавки Труат-Полиса удачные фотографии и картины, нарисованные с них. Вырученных денег как раз хватало на содержание нехитрого оборудования, и лишь одно утешало художника – что он живёт среди такой красоты и первозданной природы. Однако со временем даже это становилось обыденностью, но пока Эрик не терял надежды найти свой шедевр. Вот сегодня в небольшом музейчике Труат-Полиса он наткнулся на кое-что, чего раньше не замечал. Может быть таинственное  труатенское искусство принесёт ему удачу?
  Фото было готово к вечеру, и когда Эрик, прикрепив его в уголке полотна, снова взялся за работу, уже совсем стемнело. Неяркой лампочке от простенькой общественной энергосети художник предпочитал не доверять, и поэтому, снова отложив работу, вышел на улицу. Солнце зашло, сумерки опускались на море. Кругом было тихо, только волны шелестели у берега. Постояв несколько минут на своём пирсе, Эрик глубоко вдохнул вечерний бриз и не спеша двинулся вдоль побережья. Его не покидало какое-то странное ощущение, похожее на предчувствие.

  Танкер «Мегалит» оставил позади нефтяную платформу, где получил груз, и теперь двигался к континенту. Капитан, стоя у штурвала, всматривался в горизонт. Погода была спокойной, небо ясным, плавание проходило без приключений, однако тревога, засевшая в душе ещё в начале пути, почему-то никак не хотела отпускать. Словно недавно открывшаяся платформа, вместе с грузом своей первой нефти, оставила груз плохого предчувствия.
- Капитан, приближаемся к острову Труат. – подошёл один из помощников.
- Хорошо, - кивнул тот.- Приготовиться к повороту. Обогнём его с юга.
- Ещё вроде бы рано поворачивать.
- Лучше перестраховаться.
- Ладно.
  И тут на мостик влетел ещё один помощник:
- Капитан, утечка!
- Где?
- Не знаю. Всё оборудование барахлит.
- Так пошлите туда ремонтников.
- Они пошли и пропали.
- Как пропали?!
- От них нет ответа.
- Сумасшедший дом! – проворчал капитан, идя к двери.- Держите курс, я сейчас вернусь.
  В трюме всё было спокойно. Шагая между огромных ёмкостей, капитан смотрел по сторонам. Нигде не наблюдалось следов поломки, как впрочем, и следов ремонтной бригады.
- Эй, здесь есть кто-нибудь?!
  Никакого ответа. Только на полу перед ним чернела небольшая лужица.
- Это, что ли, ваша утечка?
  Нигде вокруг по-прежнему не наблюдалось никаких повреждений. Обойдя лужицу, капитан пошёл вдоль маленького чёрного ручейка, вытекающего из-за ближайшей цистерны. Решительно приблизившись, он заглянул за округлый металлический бок и замер.
- О Господи!..

  Кажется, Эрик замечтался. Пока он стоял, глядя на море, последние отсветы заката погасли. Волны, скалы и деревья накрыла непроглядная тьма, только звёзды яркими точками сверкали в небе. Пожалуй, выискивать тропинку домой сейчас было неблагоразумно. Однако художник не растерялся. Он знал, что в шторм это побережье могло стать смертельной ловушкой, как для лодки, так и для путника на суше. Однако сейчас был штиль, крупных хищников, как и бандитов, на Труате не водилось, и бояться было нечего. К тому же за два года проживания здесь Эрик изучил окрестности. Сейчас ему спать не хотелось, и он не торопился домой. Для него это была далеко не первая ночная прогулка.
  Долго ждать не пришлось. Небо снова осветилось на востоке, и над океаном поднялась почти полная луна, осветив весь Труат своим таинственным мистическим сиянием. Сколько раз художник рисовал эту картину… Немного понаблюдав за набирающим силу ночным светилом, он зашагал дальше, туда, где скалистый берег сменялся небольшим пляжем. Искупаться, что ли? Под полной луной, как на той картине. Почувствовать духовное единение с магией океана…
  От романтических мыслей его отвлекло тёмное пятно на белом песке. Присмотревшись, Эрик различил на границе прибоя человеческую фигуру. Она лежала неподвижно, выбросив вперёд руки, а вокруг плескались волны. Неужели жертва кораблекрушения?! Эрик кинулся вперёд. Миниатюрная фигурка, судя по всему, принадлежала женщине, вокруг неё по песку растеклось что-то тёмное. Мысли, одна другой страшнее, роились в голове, когда Эрик, подскочив, плюхнулся прямо в воду и приподнял пострадавшую. Та вся была испачкана какой-то чёрной жижей, волосы превратились в скользкую тряпку, а вода вокруг потеряла блеск.
- Нефть! – он поднёс ладонь к лицу. Потом попытался нащупать пульс у пострадавшей. Её рука была прохладной, и казалась какой-то слишком…плотной, словно в резиновом водолазном костюме.
  Отодвинув пропитанные нефтью волосы, художник невольно замер. Лицо незнакомки не казалось мёртвым, но было в нём что-то необычное. Бледное и узкое, вздёрнутый маленький нос, плотно сжатые губы и гладкая кожа. Глаза, хоть и закрытые, несомненно были огромными и выразительными. Таинственная особа выглядела совсем юной, но как будто не от мира сего.
  «Нашёл время для художественных эпитетов!» - одёрнул себя Эрик и, подхватив пострадавшую под руки, вытащил на берег.
  И в третий раз поражённо застыл – подтянутая фигура незнакомки изящно переходила в длинный хвост. Луна поднялась уже довольно высоко, и прекрасно всё освещала – ошибиться было невозможно.
- Да ведь это же…- шок был посильнее первого. Не то, чтобы художник совсем не верил в чудеса, но подобного не ожидал никак.- «Так, спокойно. Это всё – сон. Насмотрелся на русалок, вот и результат. Точно. Я рисовал картину с фотографии, и наверно уснул за работой. Все детали налицо: ночь, море, полная луна, хотя и не совсем ещё. И морской дух, как же без него-то?»
  Вернул его к реальности тихий звук, похожий  на «мяуканье» дельфина. Эрик глянул вниз. Русалка, которую он от неожиданности выронил, сжалась на песке, повела широкими перепончатыми плавниками по бокам хвоста и снова тихо застонала.
- М-да, простого объяснения не получилось. Но что же мне с тобой делать, «жертва загрязнения окружающей среды»?
  Верить своим глазам было ещё сложновато,  но и оставить на произвол судьбы пострадавшее существо Эрик не мог. Поэтому, собравшись с духом, он поднял русалку на руки и направился обратно к дому.

  Как лечить русалок, художник понятия не имел. Так же, как и поступать с нефтяным отравлением. Всё, что он мог сделать, это отмыть липкую дрянь. Поэтому, набрав ванну воды, он уложил туда пострадавшую и, вооружившись мылом, взялся за дело. Кожа морской девы напоминала дельфинью – толстая, плотная и гладкая. Грудь закрывала большая роговая пластина, от которой по животу, до середины хвоста, тянулся ряд более мелких щитков, как у крокодила. Похоже, дочь морских пучин была также приспособлена для прогулок по суше. Об этом говорили и нижние конечности. Хотя и преобразованные в широкие веерообразные плавники, они имели твёрдые ороговевшие кончики пальцев, выступающие из перепонки. На руках перепонок не было, как и ногтей. Длинные, узкие, изящные на вид ладони были защищены подобным образом и, похоже, прекрасно годились для захвата скользкой рыбы. Ещё одна пара плавничков поменьше, с ажурными краями, расположилась на спине, под лопатками. Вертикальный хвостовой плавник тоже имел пять лучей, но первый из них, почти не соединённый перепонкой, обзавёлся режущими краями и острым кончиком, превратившись в изогнутый кинжал. Глаз художника мимоходом отмечал все эти детали, пока из-под чёрных пятен являлось умелое сочетание первобытной красоты и звериной силы. Талия, не в пример тюленьей, была стройной и спортивной, на руках проступали развитые мускулы. Волосы оказались не такими длинными, как у сказочных сирен, но пышными, хотя подстригались явно тем самым хвостовым лезвием. Цвет они имели необычный, но красивый – розовато-сиреневый с медным проблеском. Небольшие полоски и пятнышки того же цвета виднелись на смуглой спине и «крылышках», покрывая их неброским узором. На боках и нижней стороне плавников кожа светлела, а брюшные щитки были почти белыми. Никаких границ, переходов или швов между «человеческой» и «рыбьей» половинами не наблюдалось. Дышала русалка, как человек, и наибольшей неожиданностью оказались пять пар небольших щелей, похожих на жабры акулы, расположившихся на середине хвоста, ближе к основанию. В отличие от той же акулы, они стояли реже и закрывались более плотными клапанами.
- Ничего себе – амфибия! – Эрик поспешно выпустил из ванны грязную воду и, взяв вёдра, натаскал из моря свежей.
  Жабры тут же пришли в действие. Клапаны начали поочерёдно открываться в такт лёгким волнообразным движениям хвоста. В них тоже обнаружилась нефть, и художник нахмурился. В этой ситуации он помочь не мог. Поэтому, уложив подопечную поудобней, он пристроил ей под голову надувной круг, чтобы она могла дышать воздухом. А немного подумав, достал аптечку и сделал русалке укол антибиотика.
- Вот так,- притащив в ванную кресло, Эрик сел на него и тоже вздохнул.- Надеюсь, это поможет.

  Ночью, в глухой предрассветный час, в Труат-Полис вошёл человек. Он, неторопливой размашистой походкой, шагал по дороге, ведущей от гор. На нём был длинный брезентовый плащ и широкополая шляпа. Выйдя на площадь, незнакомец остановился перед небольшой католической церквушкой городка. Осмотрев её оценивающим взглядом, он повернулся к музею. Подобно большинству местных магазинов, тот представлял собой расширенный жилой дом с несколькими комнатами, отведёнными под общественное заведение. Вывеска перед входом сообщала о новинке – выставке труатенского искусства. Подойдя, странник решительно постучал в дверь. Через некоторое время на пороге появился заспанный хозяин.
- Кого несёт в такое время?! – недовольно уставился он на незнакомца.
- Я только что прибыл в ваш город, и ищу, где остановиться.
- Это не ко мне. Это к тем, кто сдаёт комнаты. А здесь – музей.
- Ваш музей как нельзя лучше подойдёт для моей миссии.
- Вы миссионер?
- Да,- подумав, кивнул незнакомец.- А вы сами не подозреваете, какие ценные реликвии храните. Я хочу рассказать людям больше о богах моря. Думаю, скоро ваш музей станет популярнее. А это для начала.- Он извлёк из кармана пачку денег.
- Ладно, заходите, - смягчил тон хозяин.- Но предупреждаю – гостиничных апартаментов тут нет.
- Я вас не стесню,- улыбнулся незнакомец, заходя в дом.

0

2

II

  Эрик вздрогнул и открыл глаза. Он задремал в кресле у ванны, а сейчас его разбудил негромкий всплеск. Приподнявшись, он глянул на свою небывалую подопечную. Та пошевелилась, подняла голову и посмотрела на человека. Её глаза – огромные, сиренево-карие и по-кошачьи лишённые белков, действительно были бездонными, как море. Их взгляд, несмотря на растерянность и усталость, завораживал. Одни эти глаза оправдывали священный статус, данный морским девам труатенами.
  Русалка откачнулась назад, испустила пронзительный стрекочущий свист, и подняла перед собой хвост с угрожающе оттопыренным лезвием. Эрик тоже отшатнулся.
- Успокойся, пожалуйста. Я тебя не обижу. Я хотел помочь.
  Та опустила оружие и, склонив голову набок, снова посмотрела с интересом. Художник улыбнулся.
- Ми-и-йя,- тихонько мяукнула русалка. Потом тяжело вздохнула и…с плеском рухнула обратно в ванну.
- Что? Что с тобой?! – подхватился Эрик.

  Диковинная пациентка проспала полдня. Потом не отказалась от робко предложенной сырой кильки, умяв полкило. А потом, почувствовав прилив сил, уцепилась за край ванны и выскользнула из неё на пол. И, встав в «позу кобры», осмотрелась по сторонам. Эрик, в свою очередь, смотрел на неё. В русалке было без малого два метра, но, похоже, она была ещё подростком. Огромные глаза сверкали детским любопытством, когда она осматривала нехитрое убранство ванной комнаты. Маленькие спинные плавнички, похожие на изящные крылышки, постоянно шевелились, выдавая эмоции не хуже, чем её выразительное личико. Осмотревшись, русалочка глянула на художника:
- Ми-и-и.
- А говорить ты не умеешь? – невольно улыбнулся тот.
- Ми-и-йя.
- Хорошо, буду называть тебя Мия.- он сел на корточки рядом.- Где же ты, Мия, умудрилась так вляпаться?
  Та молча смотрела на него. Эрик тронул чёрное пятнышко на полу и потёр пальцами нефтяную каплю.
- Откуда это?
- Й-йя! Й-йя! – тут же закивала Мия, и принялась что-то оживлённо объяснять, свистя, скрипя, щёлкая и бурно жестикулируя. Похоже, происшествие её сильно напугало.
- Ну-ну, не бойся,- успокаивающе взял её за руку Эрик.- Здесь ты в безопасности.
  Та глубоко вздохнула и опустила крылышки.
- Наверно, лучше тебе ещё немного отдохнуть. Погоди.
  Он опять сменил воду и усадил подопечную в ванну. Та не возражала, и тут же принялась приводить себя в порядок, протирая пальцами складки плавников, глаза, уши, а потом стала яростно тереть жаберные щели.
- Не перестарайся только. Расчешешь – хуже будет.- Эрик невольно хмыкнул про себя – тоже мне, знаток.
  Мия выдохнула и погрузилась в ванну с головой. Но минуты через две с плеском вынырнула обратно, тряхнула мокрыми волосами и громко фыркнула.
- Ну ничего,- ободряюще улыбнулся художник.- Я, конечно, не специалист, но надеюсь, ты скоро поправишься. А вообще счастье, что ты двоякодышащая.
  Русалочка опять вздохнула, пристроила круг поудобнее и улеглась на живот, примостив голову на эту «подушку».
  А ночью, когда Эрик снова спал в кресле, дежуря у «постели» больной, та опять подняла голову. Дом был погружён в темноту и тишину. Только лунный свет пробивался в маленькое окошко под потолком и открытую дверь ванной, а снаружи доносился шелест прибоя. Мия с интересом посмотрела на своего спасителя, потом потянулась и, явно почувствовав себя лучше, аккуратно вылезла из ванны и встала на плавники. Ещё раз оглянувшись на художника, она змейкой выскользнула в открытую дверь. Подползя к окну зала, русалка уцепилась за подоконник и долго смотрела на луну, скалистые утёсы и мерцающие за ними волны океана. Со вздохом отпустив подоконник, Мия повернулась и оглядела жилище художника. Прямо напротив окна стояла незавершённая картина. При виде неё у русалочки вырвался удивлённый свист. Скользнув к полотну, она внимательно уставилась на рисунок. Потом переключилась на прикреплённую в уголке фотографию. Минут пятнадцать водила по ней пальчиком, изучая сложные узоры и что-то мурлыкая про себя. Затем оглянулась на полную луну в ночном небе за окном и улыбнулась.

  Эрик открыл глаза и потянулся. В окошко уже вовсю светило солнце, а ванна была пуста, если не считать воды.
- Мия? Ты где?
- Ми-йя.
  Он обернулся. Русалочка сидела на пороге ванной. В её взгляде было больше жизни, узор на плавниках будто стал ярче, а подсохшие волосы топорщились по бокам.
- О, похоже, ты идёшь на поправку,- поднялся с кресла художник.
  Та протянула ему фотокарточку.
- Что это? Картина из музея. Я про неё совсем забыл. Что же ты тут делала без меня? Надеюсь, не разнесла весь дом?
  Они вышли из ванной, и Мия припустила вперёд. Эрик заметил, что она передвигается весьма ловко, по-крокодильи, почти не пользуясь руками. Все вещи, как ни странно, были на месте, только посреди зала валялись кисточки, тюбики с краской и палитра. Художник подошёл к стоящей тут же картине и ахнул – та была завершена. Разноцветные узоры занимали все уголки полотна, а центральный сюжет расширился. Луна приобрела какой-то необычный серебристый оттенок, волны искрились таким же. В хвостатой фигуре без труда угадывалась русалка (или всё дело в том, что теперь Эрик точно знал, как они выглядят), а в двуногой он различил…самого себя. Джинсы, синяя рубашка, тёмные волосы до плеч и даже маленькая клиновидная бородка. Конечно, это не был шедевр художественного мастерства, но уж куда лучше наскальных рисунков первобытных людей. Эрик не мог оторвать от картины глаз. Потом медленно повернулся к подопечной:
- Мия…это…это ты нарисовала?..
  Та кивнула.
- Малышка, да у тебя талант!
  Русалочка, похоже, расслышала похвалу и с деланной ленью потянулась. Потом что-то прощебетала, указывая на кисточки и заляпанный красками участок пола, похоже, использованный вместо палитры.
- Хм-м, а  вот с художественными инструментами тебе, пожалуй, стоит познакомиться получше.
  Лечение было забыто. Доев остаток кильки из холодильника, Мия с интересом включилась в урок рисования. У неё было прекрасное ощущение цвета, и явно имелся опыт в изобразительном искусстве. Эрик же показал ей, как размещать краски на палитре, как использовать кисточки для наложения различных тонов и как располагать полотно по отношению к свету. Юная ученица быстро ухватила основы, хотя иногда порывалась использовать вместо кисточки палец, или хвостовое лезвие в качестве корректора. Карандаш давался ей с трудом, норовя проткнуть холст, а вот зеркало, после секундного замешательства, вызвало бурный восторг. Мия долго изучала свою физиономию, чисто по-девчоночьи поправляя причёску и вертясь вправо-влево, а потом сразу взялась за автопортрет. Ещё Эрик продемонстрировал свои прежние работы. Русалочка внимательно рассматривала их, то уважительно кивая, то непонимающе, но заинтересовано глядя на панораму города или иной, малознакомой морскому жителю местности, а то, судя по интонациям, сообщая о несоответствии в контурах и колористике тёмных глубоководных пейзажей, где мало что можно увидеть без фонаря.
  Когда же наступил вечер, Мия, прежде щурившаяся от яркого дневного света, подползла к окну, повисла на подоконнике и что-то чирикнула, глядя вдаль.
- Кажется, я начинаю понимать тебя без слов,- кивнул художник.- Оздоровительные процедуры в родной стихии. Ну что ж, это действительно важно.
  Выйдя на свой пирс, Эрик внимательно осмотрел побережье и море. Затем отвязал небольшую лодочку и отчалил. Мия, неуверенно мявшаяся позади, спрыгнула следом. И, стрелой скользнув под водой, тут же обогнала судёнышко. А вынырнув впереди, опять тряхнула головой и фыркнула.
- Да, похоже, твоё «второе дыхание» ещё не пришло в норму. Нефть – штука вредная. Ну а пока придётся тебе делать, как мы, люди,- он глубоко вдохнул и задержал дыхание.- Наверно для тебя это не совсем нормально, но ничего лучше я предложить не могу.
  Мия внимательно слушала, держась за борт. Потом послушно вдохнула и скрылась под водой.
- Ну дела-а,- покачал головой художник.- Я учу русалку плавать! Сказать кому – не поверят. Не говоря уже о том, что русалок не бывает.
  Минуты через три Эрик заволновался.
- Мия? Ты там не утонула? – он огляделся. Потом, склонившись через борт к самой воде, попытался разглядеть что-то под тёмной гладью, когда прямо ему навстречу стрельнул мощный всплеск. Художник шарахнулся назад, а русалочка, отплыв немного, звонко хихикнула.
- О, ты начинаешь дурачиться – верный признак выздоровления.
  Та захлопала плавниками по воде, подняв огромный фонтан брызг.
- Ты решила меня умыть? – Эрик взмахнул веслом, подняв ответный фонтан. А потом, не долго думая, стянул одежду и нырнул следом.
  Мия сначала наблюдала за его неуклюжими попытками догнать её, потом сама подхватила человека под руку и повлекла по волнам со скоростью моторной лодки.
  Так они резвились, брызгаясь и хохоча, как дети, до поздней ночи. Отведя лодку к рифу, у которого Эрик иногда погружался, и пришвартовав её там, ныряли к подводным коралловым садам. Поначалу воздуха им хватало одинаково, но вскоре русалка показала своё неоспоримое превосходство. Тем временем окончательно стемнело, и под водой ничего не стало видно. Мию это, похоже, не заботило, а выдохшийся художник взобрался на риф. Найдя удобную ложбинку, он со вздохом растянулся в ней, глядя на загорающиеся звёзды и далёкие огни Труат-Полиса. Мия вынырнула через некоторое время с крупной треской в руке и ловким движением хвостового лезвия выпотрошила её. Потом уселась неподалёку и стала аккуратно отщипывать кусочки рыбы. Эрик с улыбкой наблюдал – все действия русалочки казались то ли по-детски, то ли по-кошачьи забавными.
- Ми-и,- протянула она ему кусок.
- Спасибо, малышка, но люди не едят сырой рыбы.
  Та не возражала. А художник снова откинулся, заложив руки за голову и глядя в ночное небо.
- Да, это самое невероятное свидание за всю мою жизнь.
  Подумав, он пришёл к выводу, что это не совсем так. Вспомнились прошлые мимолётные знакомства, но Мия не была похожа на прежних подружек, большей частью интересующихся художником, лишь как потенциальной знаменитостью. Скорее она напоминала дельфина – весёлого и дружелюбного. Хотя, конечно, ни один дельфин не умеет рисовать. Ни один дельфин не может передвигаться по суше, и в то же время, оторвавшись от воздушной стихии на неограниченный срок, погружаться в таинственные пучины.
- Ох, малышка, да ведь у тебя безграничный потенциал.
- Ми?
  Эрик поднял голову и увидел, что русалочка, покончив с ужином, улеглась прямо на камнях, свесив хвост в воду, и внимательно смотрит на него.
- Тебе открыт весь океан – сверху донизу, все сокровища мира, все тайны, о которых мы не знаем и сотой доли. Мы, люди Новой эры, существуем на этой планете уже почти семь веков, но, при всей нашей технологии, не смогли познать до конца даже континент Евразию, на которой обитаем. Мы не помним, откуда взялись, и не понимаем, что удерживает нас на Евразии. А ведь есть ещё и Гондвана – континент по ту сторону земли, которого никто до сих пор не видел. Мы колонизировали несколько островов в океане, но умудрились не заметить такое чудо. У нас есть самолёты, корабли, подводные лодки, компьютеры…и неразрешимый вопрос, в чём смысл жизни. У вас же есть ваши легендарные чарующие песни, шедевры прекрасного подводного искусства и беззаботная жизнь, не зависящая от технологий и не обременяемая собственностью. Неудивительно, что труатены увидели в вас богов. Может быть, они правы? Может именно вы, а не мы – доминирующая разумная раса на земле? Вам принадлежат три четверти планеты. А нам?.. Может потому мы и заперты на своём островке, что этот мир нам не принадлежит. Может мы вообще явились сюда из другого мира? Об этом, кстати, ходит немало слухов и версий…- он встал и потянулся. Русалочка с явным интересом слушала его. Эрик улыбнулся.- Ох, Мия, я с тобой не художником, а поэтом стану. Или философом. Но всё равно, если бы ты умела разговаривать, сколько всего могла бы поведать.
  Та поднялась с камней, подковыляла ближе, взяла его за руку и, что-то чирикнув серьёзным тоном, кивнула.
- Ну ладно,- Эрик поёжился.- Уже ночь. Для тебя весь океан – дом родной, а вот мне пора…
- Ми-и-ийя! – затрясла головой русалка, дёргая его за руку. Потом прыгнула в воду и принялась что-то объяснять, указывая то на него, то на поднимающуюся из-за горизонта луну.
- Что ты хочешь? – художник невольно последовал за ней.
  Мия снова цапнула его под локоть и отплыла от рифа. Ещё раз оглянувшись на луну, развернулась к ней спиной и, взяв Эрика за плечи, повернула лицом к себе. И выдала ещё одну «речь», явно пытаясь сообщить что-то важное.
- Прости, малышка, но я тебя не понимаю.
  Та широко улыбнулась, несколько раз глубоко вздохнула и затянула долгую трель, куда более мелодичную, немного напоминающую голоса китов.
- Ушам своим не верю… Знаменитая песня сирены…
  Русалочка приложила ему палец к губам и снова взяла за плечи, продолжая петь. Эти плавные переливы действительно звучали чарующе, с каждой секундой проникая в душу и заставляя её вибрировать в такт. Человека охватило ощущение нереальности, сознание стало затуманиваться, в нём замелькали какие-то размытые образы. Эрик не мог с уверенностью сказать, принадлежат ли эти воспоминания ему, или кому-то другому. Там были подводные сады, которые он любил рисовать, и тёмные бездонные пучины, порт, из которого он отплывал к Труату, и невиданные до сих пор берега, заросшие густыми джунглями каких-то необычных деревьев, художественные выставки, и огромные, отвесные подводные скалы, сплошь покрытые сложными узорами и таинственными знаками, почему-то не обросшие водорослями за долгие века… Реальность вокруг будто отступила и причудливо исказилась. Луна казалась огромной, едва ли не в полнеба, волны искрились в её серебристом сиянии и выбрасывали кверху пригоршни ярких алмазов. Песне Мии вторили тысячи бесплотных голосов. Сама русалочка под светом луны как будто тоже засветилась. Широко расправленные крылышки искрились подобно океану вокруг, узоры на них переливались радугой, через гибкое тельце прокатывались энергетические волны. Похоже, именно они, передаваясь художнику, вызвали подобные ощущения, а песня была лишь их звуковым сопровождением. Потом даже эти мысли куда-то улетучились, когда магия стала нарастать, окутывая двух существ почти видимым коконом. Эрик почувствовал, что теряет сознание, но не испугался. Ведь вместо зримого мира ему открывались древние и могучие силы, наполняющие землю, небо и океан. Мия в своей песне сумела призвать их, и они откликнулись на зов.

0

3

III

  Очнулся художник постепенно. Он всё так же лежал на волнах, чувствуя себя невесомым. В душе и мыслях была какая-то неразбериха. Луна поднялась выше, и её лучи всё ещё казались чересчур яркими. В этих лучах Эрик различил тёмную громаду рифа неподалёку, лодку, покачивающуюся на волнах рядом, далёкий берег, а возле себя – Мию, так же безвольно распластавшуюся на воде.
  Что с тобой?! – он дотянулся до русалочьей руки. Та как будто стала мягче и гибче. Повёрнутое к небу лицо выражало безмятежность, глаза были закрыты.
- Не знаю, что это было, но мне уже не нравится,- художник тряхнул её за плечо. – Мия, ты меня пугаешь.
  «Неужели эти песни действительно обладают таким воздействием? И на самих русалок тоже? Или всё потому, что она ослабела? Кстати, чего она вообще добивалась?» - так думал Эрик, буксируя подопечную к лодке и затаскивая её туда. А потом все мысли в одночасье упорхнули, как стайка рыбок при виде акулы. Едва вернувшийся рассудок снова пошатнулся – вместо русалки в лодке лежала обычная девушка вполне человеческих пропорций.
- Да что же это такое?! Я всё ещё сплю? Или схожу с ума? Не успел привыкнуть к одному чуду, как…
  Он накрыл маленькую фигурку своей рубашкой, отвязал лодку и повернул обратно к берегу. Яркое ночное светило опять не позволяло сомневаться – перед ним была всё же Мия. Короткие, не очень умело стриженые лавандовые волосы, и узкое бледное личико остались прежними. Телосложение тоже в целом не изменилось, исчезли только плавники, и длинный хвост превратился в почти такие же длинные крепкие ножки. Сразу всплывали в памяти сказки, где русалки, тем или иным способом, с той или иной целью, превращались в земных девушек.
  «Всё-таки не совсем земных, – невольно улыбнулся, глядя на изменившуюся подопечную, художник. – Я бы с неё ангела нарисовал. Или какую-нибудь фею сказочную».
  Застегнув на ней рубашку, Эрик перенёс бывшую русалку в дом и уложил на диван. Подумав, укрыл её одеялом, потом включил свет. Мия поморщилась и открыла глаза. Те тоже приобрели человеческий вид, но сохранили и необычный оттенок, и необычную глубину. Девушка подняла руки и удивлённо их осмотрела, потрогала небольшие изящные ногти, потом собственное лицо.
- Получилось,- мелодичным голоском, похожим на прежнее «мяуканье», произнесла она.
- Мия! – всплеснул руками художник.- Ты заговорила!
- Да,- глянула на него та.- Мия теперь человек.
- Как ты это сделала?!
- Песнь Серебряного лика,- девушка указала на окно, потом на картину, всё ещё стоящую посреди зала.- Помогает пробудить скрытую магию,- она сложила ладони на груди.- Вспомнить, кем мы были когда-то. Когда Серебряный лик набирает всю силу света…он может…поделиться,- русалочке явно не хватало слов, и она по привычке дополняла их жестами. Художник невольно улыбнулся.
- И как ты теперь себя чувствуешь?
- Чувствую? Не знаю… Всё такое…другое…
- Я так испугался, когда ты потеряла сознание.
- Эрик испугался? Мия извиняется.
- Откуда ты знаешь моё имя? Я, помнится, не представлялся. И тебя…на самом деле так зовут?
- Стать человеком – заглянуть в человеческую душу. Мия заглянула в душу Эрика.
- И как там?
- Сложно. Непонятно. Всё другое. Но Мия научится. Мия хочет научиться быть человеком. Мия уже получила человеческое имя, и…- она соскользнула с дивана и растянулась на полу.
- Нет, так не пойдёт, - Эрик подошёл ближе, поднял девушку на ноги и одёрнул на ней рубашку. Потом взял покрывало с дивана и завязал на манер длинной юбки. – Правило номер один – людям нужна одежда.
- Да.
  Художник снова на смог сдержать улыбку. Мия стояла в своём причудливом одеянии, покачиваясь и балансируя широко растопыренными руками, как человек, впервые вставший на коньки. Даже заметно убавив в длине за счёт исчезнувшего хвоста, она была довольно высокой, но выглядела на старшеклассницу.
- Да ты совсем ещё девчушка. Лет тринадцать или четырнадцать по нашим меркам. Давай-ка помогу.
  Он взял её за руку, и девушка, осторожными маленькими шажками, пошла по полу.
- Необычно…
- Ещё бы. У тебя поменялся весь опорно-двигательный аппарат. Хотя я так и не понял, как подобное вообще возможно.
- Мия сказала.
- Да-да. Песнь Серебряного лика. Но всё-таки, как одно существо за минуту может превратиться в совершенно другое?
  Они вышли на крыльцо и остановились, глядя на яркий диск луны.
- Мия знает одну историю. Но не знает, будет ли там ответ на вопрос Эрика.
- Что за историю?
- Историю появления русалок. Мия слышала её от старой королевы, плававшей в Великую реку большой земли.
- Как интересно. Расскажешь?
  Та посмотрела на него, потом кивнула. Усевшись (не без помощи) на деревянную ступеньку крыльца, Мия собралась с мыслями:
- Когда-то, много-много…веков до Новой эры на большой земле за океаном обитали другие люди. Один народ, живший на берегу Великой реки, больше всего ценил силу. Эти люди поклонялись Древним богам из бездонных пещер. А по соседству, в лесах, жил народ…фейри, ценивших мудрость и магию природы.
  Неуверенная сбивчивость девушки исчезла. Некоторые слова, правда, вылетали с запинкой, словно русалочка не могла подобрать в человеческом языке наиболее точного понятия. Но её звонкий певучий голосок звучал уверенно, задумчиво поднятые к небу глаза словно видели те давние события. И Эрику вдруг тоже представилось это всё: континент Евразия, великая река Ираптин, отделяющая Европу от его родины Америки, и таинственный, описанный во многих сказках и легендах Дайронский лес, раскинувшийся дальше к северу на другом берегу Ираптина. Всё это он, правда, изучал ещё в школе на уроках географии, а потом множество раз видел по телевизору. Но чем дольше он слушал юную рассказчицу, тем ярче ему представлялись другие картины, каких не увидишь и в исторических передачах. Высокая, зловещая скалистая гряда, ныне затерянная в дайронских чащобах, тысячелетия назад была открыта с юга, и как бы отделяла лес от большого, даже по современным меркам, города. А под этими скалами раскинулись обширные пещеры, служившие храмами таинственным и жутким средневековым богам. Несмотря на первобытные кровавые культы, город явно процветал, и его правящие круги располагали недюжинными научными знаниями, звавшимися, правда, в те времена магией.
  А потом художнику явилась другая цивилизация, обитающая непосредственно в лесу, но сразу показавшаяся куда более мудрой. Определение «фейри» казалось по отношению к ним дурацким и смешным, но более подходящего в несовершенном английском языке Эрик, как и Мия, подыскать не смог. Эти могучие волшебницы, отдалившиеся от рода людского, отказавшиеся от всего материального, и даже от…мужского пола, похоже, неспособного на такие возвышенные и глубокие чувства, представлялись существами почти призрачными, эфирными, чьи души полностью слились с вековой природной гармонией. И конечно, трудно было не заметить вечного противостояния этих двух сил. Тёмные колдуны завидовали лесным нимфам, а те, в свою очередь, с горечью смотрели на страдания людей, несправедливость и неравенство в их обществе.
  Но вот одному из этих самых колдунов пришла в голову идея – подчинить лесную магию, наделив ею другое, тоже волшебное, по его мнению, существо. Это существо было знакомо русалке куда лучше, чем все сухопутные жители. И «описала» она его куда подробнее. Морской дракон – иначе назвать его было просто нельзя – странным образом сочетал в себе рептилию и членистоногое. Украшенный шишками, зубцами и рогами хитиновый панцирь придавал морскому змею истинно драконий вид. Дышать воздухом существо не могло, имея вместо лёгких систему трахейных жабр, тянущуюся от головы до хвоста. Многочисленные конечности имели различный вид: одни смахивали на лапы ящерицы, другие – на перепончатые плавники, а на спине располагались четыре рудиментарных крыла. Невольно вспомнились китайские мифы, где драконы были не огнедышащими, а скорее водяными божествами, и имели подобный вид. Впрочем, это неважно. Важно то, что чернокнижникам удалась их задумка. С точки зрения Мии это было чистой воды колдовство, Эрик же углядел в этом генетический эксперимент, но в любом случае, это было чёрное дело. Попал ли в руки древнему учёному волосок «фейри», из которого удалось выделить ДНК, или какой-то священный предмет, наполненный магией (живую представительницу волшебного народа они вряд ли смогли бы поймать), но получившийся в результате гибрид имел безграничный потенциал, и давал создателям возможность завоевания водной стихии. Так бы, пожалуй, и случилось, если бы не…дельфины, с которыми столкнулась новоявленная «морская пехота». Эти кроткие, добродушные и миролюбивые создания сумели раскрыть русалкам глаза. Они рассказали им о свободе, любви и бескорыстной дружбе. Возможно также, в этом приняли участие дайронские нимфы, по отношению к которым подобный эксперимент был просто жестокой насмешкой, но которые не могли не посочувствовать морским сёстрам. Так или иначе, именно дельфины стали первыми учителями русалок, научили их петь, танцевать под водой, радоваться жизни и ценить свободу. Физически китообразные друзья во многом (если не во всём) уступали морским девам, но до сих пор пользовались у них глубоким уважением, став чем-то вроде святых.
  Какими бы злобными и богохульными ни были замыслы средневековых магов, результат их опыта, усовершенствованный эволюцией и на тысячи лет переживший своих создателей, не мог не вызвать восхищения. От драконов русалки унаследовали силу, ловкость, зрение и слух, намного превосходящие человеческие. А также уникальную, ни на что не похожую жаберную систему (или хотя бы часть её), дающую возможность неограниченного пребывания под водой. От земных же предков им досталась частица магии. Эрик недавно (да и сейчас, кажется, снова) стал тому свидетелем. На магии была основана вся жизнь русалок. Они могли видеть душу океана, общаться с ней при помощи своих песен, чувствовать мысли живых созданий, что и делало их такими неуловимыми. Не имея мужских особей, как и их пращуры, русалки даже на свет появлялись при помощи какого-то волшебного ритуала, который давался не каждой. И уж точно не каждая могла, подключившись к сознанию земного предка, настолько оторваться от материального тела и раствориться в магии, что получить возможность физического перевоплощения. Так что для Мии подобный успех был удивителен вдвойне. Однако при всём этом (художник правильно угадал) русалки не стремились к прогрессу и достижениям. Людей же они недолюбливали, особенно современные технологии, грубо нарушающие порядок жизни океана. Поэтому юная искательница приключений никак не ожидала подобной доброжелательности от человека Новой эры, не говоря уж о такой ценной картине в его доме.
- Потрясающе! – тряхнул головой художник, вернувшись к реальности.- Что это было? Телепатия?
  Девушка пожала плечами.
- Мия рассказала…балладу. Боялась – на людском языке не получится. Но Эрик всё понял?
- Да. Я как будто видел это. Значит, вы ещё и общаетесь телепатически.
- Так передаём по наследству песни-баллады.
- А эта…песня Серебряного лика? Тоже передаётся по наследству?
- Песня-ритуал. Мия не ждала увидеть её на рисунке. Знают только старшие русалки и королевы. Они её не исполняют. Они не хотят быть людьми. Люди опасны.
- Люди просто боятся того, чего не понимают.
- Но Эрик другой. И я должна сказать: теперь вам – опасно.
- О чём ты?
- О том чёрном яде. Это Древний бог из бездонных глубин. Другие люди освободили его.
- Это ты про нефть?
- Нефть? – вскинула брови русалочка.
- В которую ты влипла.
- Да-да. Нефть. Было сказано: древние люди, что создали русалок, создали ещё бога-Нефть. Он должен был править русалками и всем океаном. Но его заточили на дне. Теперь он на свободе, и будет убивать!
- Спокойно, спокойно. Разлившаяся нефть – это, конечно, плохо, но люди найдут способ справиться с ней.
- Нет-нет. Люди не справятся с Древним! Бог снова хочет быть богом!
- Послушай, Мия. Нефть – это просто горючее вещество. Мы давно имеем с ним дело.
- Люди служат богу-Нефть?! – отшатнулась девушка.
- Безнадёжно…- Эрик вздохнул.- Скажу так – нефть сама служит людям.
- Нефть служит людям?
- Конечно. И если ты знаешь, где произошла утечка, то я сообщу, куда следует, и люди что-нибудь придумают. Ведь они тоже берегут природу Труата.
- Берегут? – с сомнением склонила голову Мия.
- По крайней мере, пытаются беречь.
- Правда-правда?!
- Правда-правда,- улыбнулся художник.- Люди не такие уж плохие.
- Мия хочет увидеть других не-плохих людей.
- Хм, думаю, это возможно. Ты…надолго останешься такой?
- Пока Серебряный лик не отвернётся наполовину,- она описала пальцем напротив луны полукруг с ровным краем.
- Ага. То есть где-то на неделю. Но для начала тебе надо научиться ходить и говорить по-человечески.
- Мия сказала – она научится.
- А ещё тебе нужен нормальный прикид и причёска.

- Так где, говоришь, ты наткнулась на нефть? – спросил он, подравнивая и без того не очень длинные волосы русалочки. Те были крепче и непослушнее человеческих. Расчёсывались легко, но ножницам поддавались хуже.
- На скалах,- девушка сделала сложный жест, дающий понять, что надо обогнуть остров.- Там большой корабль. Мия почувствовала в нём большое зло, когда он ещё был жив, и поплыла следом. А потом – шшурунх! – она опять взмахнула руками, весьма натурально изображая звук гигантского столкновения.
- Не дёргайся, пожалуйста. Значит, ты видела, как танкер с нефтью налетел на рифы. И что потом? Он затонул?
- Нет – он застрял. Много скал – не пустят его утонуть.
- А что с экипажем?
- Экипажем?
- Люди с корабля. Что с ними?
- Люди? Мия не видела людей. Из раны на боку корабля вышел только бог-Нефть и погнался за Мией.
- Погнался? Ты, наверно, подплыла слишком близко к пробоине. А ты не знаешь, сколько нефти вылилось?
- Одна рука,- подумав, ответила та.- Длинная чёрная рука погналась по воде и схватила…- девушка съёжилась и протянула руку к бедру, забыв, что там уже нет никаких жабр, - схватила – хотела задушить. Я вдохнула воздух и поплыла быстро-быстро. После – не помню.
- Ну-ну, успокойся. Теперь уже всё позади, - видя проснувшийся в душе подопечной страх, Эрик ободряюще похлопал её по плечу. Потом нахмурился.- А вот что стало с командой? Прошло уже несколько дней, а ни слуху, ни духу. Хотя, я ведь в город и не ходил. И как они могли налететь на скалы? Обычно корабли обходят Труат десятой дорогой, чего же их сюда понесло? Что могло случиться на танкере? Там случайно не было пожара? Ты не видела огонь?
- Огонь? Это человеческая магия?
- Нет, это…- художник растерялся с ответом.
- Эрик может показать мне огонь?
- Пожалуй, могу,- он отложил ножницы, достал из шкафчика коробок спичек и чиркнул одну.
  Русалочка заворожено уставилась на огонёк. Потом осторожно потянулась к нему пальчиком.
- Смотри не обожгись. Он очень горячий. А на танкере его было бы куда больше.
- На корабле-танкере не было огня.
- Хм, а что же тогда там было?
- Власть бога-Нефть.

  Прошло два дня с тех пор, как миссионер, назвавшийся просто Капитаном, поселился в музее. И, надо признать, свои обещания он выполнил. В первый вечер, когда заведение посетили несколько горожан, отдыхающих после работы, и парочка заезжих ныряльщиков, ещё не совсем охладевших к труатенской коллекции, он тоже подошёл и стал рассказывать о морских божествах, почитаемых этим народом. Как мифические морские девы даровали труатенам богатые уловы, предупреждали их о штормах, даже отражали бури, используя свою магию, а также делились несметными богатствами со дна океана. Жаль только, что ни одной по-настоящему ценной реликвии на выставке не оказалось. Говорил Капитан решительно и проникновенно, его голос звучал величественно и торжественно, не позволяя никому остаться безучастным. Даже хозяева музея и организаторы выставки слушали его, разинув рот. В реальности же волшебных морских существ рассказчик, похоже, ни секунды не сомневался.
  На следующий день в музей пришло гораздо больше народа, и Капитан с охотой продолжил свои лекции. На сей раз те больше напоминали проповеди, и в них сквозила тема того, что люди Новой эры даже не подозревают, какие чудеса таятся у них прямо под боком. Тогда кто-то сказал: «Но это же просто сказки. На самом деле такого на свете нет, и быть не может». Миссионер в ответ только снисходительно улыбнулся и начал приводить в пример легенды других народов, обитавших в средние века на «этом полушарии нашего такого неизученного мира». А под конец упомянул всем известные сказки о русалках.
- Так неужели,- спросил он,- эти «сказки», кочующие по Евразии, Африке и разбросанным в океане островам уже пять тысячелетий, дружно возвеличивая русалок, как высших существ, могли появиться из пустого места?
  Сегодня с утра под музеем стояла такая толпа, какой тот ещё не знал за всё время своего существования. Владелец опасался, что посетители просто не влезут внутрь. К тому же ему было нечем их встречать – постоялец ещё спал. Он всегда сидел полночи, почти до самого рассвета, слушая старенький радиоприёмник, или записывая что-то, а потом отдыхал до полудня. Но сегодня он решил сделать исключение. Хозяин как раз объяснялся с посетителями, когда позади него в дверях возникла высокая фигура в неизменной шляпе и плаще. Все моментально умолкли.
- Я рад, что мои рассказы привлекли столько внимания,- улыбнулся Капитан.- И предлагаю всем, кто собрался ради них, вернуться вечером. Дабы не доставить неудобств моему гостеприимному хозяину и не нарушать ваш привычный график, я выступлю на этой площади после заката.
  Люди согласно загудели.
- Решение финансового вопроса я препоручаю вам,- добавил он тише для директора и снова исчез в дверях.

0

4

IV

  Проснулся Эрик поздно. Солнце за окном поднялось уже высоко. Учитывая, как богаты событиями были вчерашний вечер и полночи, такое было понятно. Тогда он без сил свалился на диван, после предыдущих дежурств показавшийся царским ложем. Мия же сказала, что потренируется ещё. Она выглядела не менее усталой, но воодушевлённой, и решительно потопала на улицу.
- Мия, ты где? – не обнаружив русалочку ни в доме, ни на крыльце, художник вышел на пирс. Та сидела на самом краю, опустив ноги в воду и глядя вдаль.
- Мия? – он подошёл ближе.
- Эрик отдохнул? – обернулась девушка.- Мия тоже.
- Смотри, так можно и простудиться.
- Теперь и вода другая,- она снова повернулась, задумчиво посмотрев на океан.- Всё другое. Даже Золотой лик не такой яркий.
- Тебе нравится быть человеком?
- Нравится всё новое. Интересное. Старая королева говорила: Мия – очень любознательная русалочка. Будет мудрой. А сейчас надо думать про Нефть.
- Верно. Я собираюсь сходить в город, узнать новости, а заодно купить тебе что-нибудь поприличней. Потом займёмся проблемой нефти.
- Новости? К городу приплыл корабль.
- Корабль? Ты его видела?
- Я его слышала. Было темно, - Мия указала в сторону бухты Труат-Полиса.
- Тем более мне нужно всё разузнать. А ты пока иди в дом. Люди должны отдыхать по-человечески.

  Корабль, стоящий у причала, издали бросался в глаза. Он был невелик, но выглядел роскошно, и от носа до кормы пестрел современным оборудованием, а возле спасательной шлюпки на палубе примостился круглый бочонок батискафа. Несколько человек, по-видимому, из команды, о чём-то оживлённо беседовали с начальником порта. Группа островитян стояла поодаль, не решаясь пока предлагать свои услуги таким солидным и подготовленным гостям. Эрик решил взять инициативу в свои руки. Подойдя ближе и подождав, пока приезжие глянут в его сторону, он спросил:
- Вы по поводу танкера?
  Теперь все умолкли окончательно и уставились на него.
- А вы что-то знаете о танкере? – вышел вперёд худощавый мужчина с обветренным лицом – по-видимому, руководитель.
- Немного. Я слышал, какой-то танкер сел на мель у западных скал, и часть нефти вылилась в море.
- Ну наконец хоть кто-то знает о событиях на этом острове.
- Честно говоря, это всё, что я знаю. Но вы можете расспросить знатоков местных достопримечательностей,- Эрик кивнул на островитян, с завистью поглядывающих на него.- Может, они знают что-нибудь о судьбе экипажа.
- А я вас раньше нигде не видел? – присмотрелся к художнику незнакомец.
- Может быть. Два года назад мои выставки были довольно популярны.
- Точно! Эрик с моря. Благодаря вашим картинам я впервые увлёкся океаном. Вот уж где не ждал встречи,- он протянул руку.- А я – Джейсон Дерби.
- Очень приятно.

- Запомни, Мия, ничему не удивляйся и не отходи от меня далеко. Постарайся разговаривать, как мы – поменьше жестов и посторонних звуков. Что ты не знаешь многих слов – не беда. Для всех ты просто иностранка. Только, пожалуйста, не называй нефть богом, огонь и электричество – магией, фотоаппарат – волшебным глазом. И вообще – ни слова про колдовство. И про русалок тоже.
  Эрик наставлял подопечную, шагая вместе с ней по дороге в город. Девушка в свободной футболке, подвёрнутых штанах и сандалиях не отличалась бы от обычной туристки, если бы не причёска – ярко-сиреневая, пышная и объёмная, с торчащими по бокам непослушными прядями. Не менее выразительными были глаза – того же цвета, яркие и лучистые, они магически притягивали к себе.
- Все люди смотрят на меня,- поёжилась Мия, когда вошли в Труат-Полис.
- Да, вид у тебя просто ошеломляющий. Ты наверно превратилась не до конца.
- Мия не похожа на человека?
- Просто такого цвета у людей не бывает.
- Я думала – бывает.
- Может быть, в средние века. Я что-то такое слышал. Выходит, ты превратилась в средневековую девчонку. Но мне с трудом верится, что когда-то все люди сверкали подобной колористикой. Однако перейдём к делу. Я хотел познакомить тебя с одним человеком. Он прибыл ночью на корабле, чтобы разобраться с нефтью и танкером. Я обещал ему помочь.
- Хорошо.

- Прошу знакомиться. Это Джейсон – учёный-океанолог.
- Очень приятно,- кивнул тот, протягивая руку. Все трое сидели на скамейке неподалёку от пристани. Девушка, оставив изучение улицы, теперь с интересом разглядывала нового знакомого. А тот, в свою очередь, с не меньшим интересом смотрел на неё.
- Это Мия,- продолжил Эрик.- Моя племянница. Она недавно  приехала из Европы, и ещё не очень хорошо говорит по-английски.
- Мия из Европы,- широко улыбнулась русалочка, тоже протягивая руку.
- Давненько я не был в Европе и, кажется, отстал от моды. Ну ладно. Позвольте, юная леди, угостить вас чем-нибудь, - он кивнул на маленькую закусочную рядом.
- Так лучше беседуется,- незаметно кивнул Эрик на быстрый взгляд подопечной,- ритуал – не ритуал, но перекусить под разговор приятнее. Тебе, наверно, что-нибудь рыбное.
- Нет-нет. Мия хочет попробовать настоящей человеческой еды.
- Человеческой? – удивился Джейсон.
- Кажется, она уже смотреть не может на морепродукты.
- Понял,- тот подошёл к закусочной.- Есть у вас тут гамбургеры?
- Джейсон приплыл убрать нефть? – спросила девушка, с опаской разглядывая невиданное угощение.
- Если придётся. Сейчас меня интересует, что случилось с танкером и его командой.
- Мия видела танкер. Но не видела команду. И огня там не было.
- Что же с ним случилось?
  Та пожала плечами и покосилась на художника.
- Ты знаешь, где застрял танкер?
- Да.
- Сможешь нас туда провести?
- Да.
- Хорошо. А то местные ни в какую не хотят соваться на западные скалы. Говорят, что это проклятое место, что танкер нарвался на проклятие, и что мы тоже не вернёмся, если поплывём туда.
- Это правда,- оторвалась Мия от осторожной дегустации гамбургера.- Люди-труатены говорили, там заточён Древний бог. Века назад он хотел править океаном и… всей его жизнью. Теперь его тюрьма глубоко-глубоко под дном. Мия слышала – труатены боятся. Люди Новой эры пробивают дно. Могут выпустить.
- Мия знает все местные легенды,- нервно улыбнулся Эрик, косясь на подопечную.
- И совсем неплохо их излагает,- кивнул Джейсон.- Наконец-то я кое-что понял.
- Что? – с одинаковым удивлением уставились на моряка художник и русалочка.
- Несколько лет назад в районе Труата было обнаружено месторождение нефти. Тогда здесь хотели начать добычу, но труатены просто взбунтовались против таких новшеств. Твердили что-то про гнев богов, и никто не мог их разубедить. В конце концов пришлось ставить нефтяную платформу в океане дальше к западу. А сегодня, когда я искал помощников, ко мне пристал один чудак, по-видимому, из труатенов. Рассказывал про каких-то демонов, которых «мы» выпустили. Кажется, этому всему начало появляться объяснение.
- Ми-и?! – побледнела девушка. Вряд ли она поняла все термины, но, похоже, уловила суть дела.- Нефтяная платформа пробила дно? Месторождение в районе Труата… Корабль-танкер вёз нефть оттуда?!
- Да. Потом с ним прервалась связь, и до сих пор не получено никаких…
- Плохо-плохо-плохо! Мия так и знала! – забыв советы Эрика, она что-то громко просвистела. Потом вскочила и схватила учёного за плечо.- Если Джейсон может победить бога-Нефть, надо плыть быстро-быстро!
- Ладно…
- По сути дела, она права.
  Все трое поднялись и направились к пристани. Только Мия мимоходом оглянулась на высокого человека в длинном брезентовом плаще, широкополой шляпе и тёмных очках. Тот сидел на другой скамейке, созерцая океан. Проводив же взглядом троицу, неспешно поднялся и зашагал к площади.
  Когда поднимались на борт, русалочка оставила ненадолго свои страхи и заворожённо смотрела по сторонам.
- Никогда не бывала на кораблях.
- Как же ты попала на Труат? – удивился Джейсон.
- Не бывала на таких кораблях.
- Наверняка. Это «Леурен», наша гордость. Назван в честь алаонского морского бога. Я сам помогал его оборудовать.
- Джейсон тоже любит океан?
- Вообще-то я механик-конструктор. А океаном увлёкся, когда увидел картины твоего дяди.
- Эрик хорошо рисует,- девушка приложила руку к груди. – Умеет чувствовать. Хочет показать душу океана, но пока не может её найти.
  Шагавший следом Эрик удивлённо поднял брови, а навстречу прибывшим уже вышел капитан:
- Это, надо полагать, и есть ваш труатский лоцман? – оценивающе покосился он на девушку.
- Да,- кивнул учёный.
- А постарше никого не смогли найти?
- Мия правда-правда найдёт дорогу к танкеру,- она посмотрела на капитана своими огромными глазами.- Мия там плавала.
- Ладно,- смягчился тот.- Рискнём.
- Большой Леурен поплывёт за маленькой Мией,- улыбнулась девушка, словно её это забавило.
- Смотри,- подошёл к ней Эрик,- большой Леурен может застрять там, где проскользнёт маленькая Мия.
- Понятно. Я найду хорошую дорогу,- она широко развела руки.- Большую дорогу для большого Леурена.

  Однако, когда исследовательское судно, выйдя из бухты и обогнув Труат, стало приближаться к скалам, уверенность девушки несколько подувяла. Она стояла на носу корабля, внимательно вглядываясь в воду, когда к ней присоединился художник:
- Что такое?
- Мия не уверена,- покачала головой та.- Чувствую подводные течения. Чувствую, как уходят скалы вниз. Но боюсь, какой-нибудь острый камень ранит Леурена. Мия должна быть там – видеть дорогу под водой.
- Да. В таком виде ты вряд ли хорошо поплывёшь.
- В таком виде я совсем-совсем не поплыву.
- Как же быть?
- Мия позвала помощь.
- Помощь?
  Из воды слева по борту высунулись два дельфина. И весело захлопали плавниками, кивая людям на корабле. Мия улыбнулась и что-то прощебетала в ответ на их приветствие. Дельфины тут же устремились вперёд и юркими тенями замелькали перед судном.
  Джейсон, передававший указания провожатой штурману, подошёл ближе, удивлённо качая головой.
- Как ты лихо с ними общаешься.
  Девушка нерешительно замерла, не зная, что ответить, а Эрик улыбнулся.
- С ними она общается больше, чем с людьми. Наша Мия просто без ума от океана.
- Дельфины – лучшие друзья,- русалочка тоже улыбнулась.- Пусть Леурен плывёт за ними. Они видят дорогу хорошо-хорошо – обойдут все острые камни.
- Необычный у нас сегодня рейс.
  Капитан, наблюдавший за всем с мостика, только что-то проворчал под нос.

  Западные скалы представляли собой величественное и грозное зрелище. В этом месте горы Труата плавно спускались к воде и переходили в могучий каменный частокол, по площади едва ли не сравнимый с самим островом. Некоторые скалы торчали над водой на десятки метров, некоторые едва поблёскивали меж волн острыми зубцами. Многие  были довольно пологими, а то и вовсе мирными островками. На них росли пальмы и светлели пляжики. Но большинство скал выглядели неприветливо. Всё это складывалось в сложный и запутанный лабиринт, таящий бесчисленные подводные ловушки. С севера и юга эта незыблемая стража несколько редела, хотя службу несла исправно, и только с востока, у бухты Труат-Полиса, сходила на нет.
  Таким образом, у капитана «Леурена» были все основания тревожиться и с недоверием относиться к юной проводнице и её странным помощникам. Однако те тоже знали своё дело. Резвясь и играя, они плыли перед кораблём, то проскальзывая в полуметре от какой-нибудь отвесной стены, то огибая вокруг чистую на вид заводь, то рыская вправо-влево. И эхолоты судна, выводившие на экран трёхмерное схематическое изображение дна, подтверждали правильность этих манёвров. К счастью, углубляться в каменный лабиринт особо не пришлось. Вот кораблик проплыл между двух столбов, смахивавших на ворота, и двинулся вдоль ряда скал, похожего на зубчатую стену, когда Мия окликнула своих друзей и «сказала» им что-то тревожное. Те развернулись и уплыли восвояси.
- Что такое? – оглянулись на девушку Эрик и Джейсон.
- Дальше – опасно. Бог-Нефть ненавидит дельфинов!
- А где танкер?
- Перед вами.
  Стена закончилась, и перед спасателями предстала тёмная громада корабля. Тот стоял, слегка накренившись, упираясь носом в каменистое нагромождение и поддерживаемый с обеих сторон скалистыми уступами. Несмотря на вмятины и пробоины тут и там, тонуть он явно не собирался.
- Хорошенькая пристань,- задумчиво хмыкнул капитан, потом заглянул в рубку, где помощники вовсю колдовали над приборами.- Ну что там?
- Ничего. Пусто. Никто не отвечает. Может, попробуем туда проникнуть?
- Не нравится мне всё это,- нахмурился капитан.- Ну ладно, заходим с кормы. Где прошла такая махина, мы точно прошмыгнём.
  Выйдя из рубки, он направился к Эрику, Джейсону и Мие, стоящим на самом носу.
Мужчины с интересом рассматривали судно, а девушка ёжилась и переминалась на месте, выдавая страх.
- Что вы скажете по этому поводу, мистер Дерби? – обратился капитан к учёному.
- Ну, я скорее механик, а не навигатор, но по-моему, это похоже не на крушение, а на не слишком умелую швартовку. И как могла такая громадина протиснуться так далеко в эти каменные джунгли?
- Возможно, её хотели спрятать. И я нигде не вижу пролитой нефти.
- А и верно, куда она делась?
  Миниатюрное судёнышко приблизилось к не подающему признаков жизни гиганту, и всех охватило недоброе предчувствие.
- Люди Леурена хотят пойти на большой корабль? – обернулась девушка к исследователям с фонарями и верёвками, готовящимся к подъёму.
- Конечно,- кивнул Джейсон.- Мы ведь должны узнать, в чём дело.
- Мия чувствует опасность. В большом корабле большая злая сила. И она знает, что мы приплыли.
- Я бы советовал прислушаться,- кивнул Эрик.- Мия немного знает о нефтяном промысле, но интуиция у неё что надо. Может быть, дело касается пиратов или чего-то подобного.
- Ладно, мы будем осторожны,- учёный вытащил из кармана рацию.- А вы держите с нами связь,- и первым взялся за канат, протянувшийся к высоченному борту танкера.
- Мия, а где ты видела утечку?
- Там,- девушка указала на левый борт, виднеющийся с «Леурена».- Из той большой дырки вытекла чёрная рука.
- Но сейчас там ничего нет.
- Мия думает, бог-Нефть не любит свет Золотого лика,- она кивнула на двигающееся к закату солнце.
- Опять ты про богов?
- Вижу, молодые люди, вы всерьёз решили нам посодействовать,- подошёл ближе капитан.
- Делаем, что можем, - обернулся к нему Эрик.
- И каково ваше мнение по поводу происходящего?
- Я всего лишь художник. В международных делах, коммерции и терроризме не слишком разбираюсь.
- Но нельзя жить на острове и не знать морских порядков. Если, по вашему предположению, это работа пиратов, то чего они хотели? Почему просто не угнали танкер?
- Не знаю. Может, просто хотели спрятать его до поры до времени. Уж здесь укрытие надёжное. Если бы не Мия, кто знает, сколько бы его искали.
- Но вряд ли эта развалина ещё сможет отсюда выплыть. Да и груз можно потерять.
  Эрик опять пожал плечами.
- Может, им была нужна не нефть? Может, они просто хотели устроить диверсию?
- Мистер Дерби рассказал мне одну местную легенду, услышанную от вас. И что труатены когда-то были против нефтедобычи на своём острове. Могут они быть в этом замешаны?
- Труатены? Сомневаюсь. За два года жизни здесь я их видел лишь несколько раз мельком. Они предпочитают не иметь дела с цивилизацией. Да и нефть у своего побережья вряд ли стали бы разливать.
- Пожалуй…
- Люди Леурена не верят в легенду? – шагнула вперёд Мия.- Не верят, что нефть может быть Древним богом?
- Мия, что я говорил про Древнего бога?
- Эрик тоже не верит? – обернулась русалочка.
  Тот посмотрел в выразительные глаза подопечной и беспомощно развёл руками:
- Эрик в затруднении. Последние дни я не верю даже своим глазам.
  Капитан поднял рацию:
- Как у вас там дела?
- Никого не нашли,- послышался ответ.- Нигде ни единого человека. В командной рубке погром, но следов нападения нет. В вахтенном журнале ничего не записано. Что бы здесь ни произошло – произошло очень быстро и почти без боя. В остальном полный порядок и никаких следов. Просто корабль-призрак какой-то. Сейчас проверим трюм.
- Давайте побыстрее. Уже вечереет, а нам нужно убраться отсюда до темноты.
- Есть,- и связь отключилась.
  Солнце клонилось к закату, тени от скал тянулись по воде. Капитан обследовал через бинокль борт танкера и воду вокруг, ища следы утечки, Мия тоже неотрывно смотрела на стальную стену, словно силясь пронзить её взглядом, и что-то тихонько бормотала про себя. Потом обернулась к Эрику и задумчиво произнесла:
- Золотой лик катится в океан. Наступает ночь. Бог-Нефть готовится нанести удар. И не только он,- она указала рукой на юг.- Идёт непогода. Мы должны уплыть отсюда.
- Эрик, в свою очередь, обернулся к капитану:
- Как там ваши люди?
  Тот включил рацию:
- Как вы там?
- Обследуем трюм. По-прежнему всё чисто. Никаких следов аварий или поломок. И экипажа тоже. Стоп. Кажется, что-то заметили.
- Что именно?
- Тут в одной из цистерн, похоже,  дыра под самым потолком. Но пролитой нефти не видно. Странно. Подойдём ближе. О Господи!..- из рации донёсся какой-то неясный шум, грохот, а потом всё смолкло.
- Что с вами?! Что случилось?!
- Бог-Нефть нанёс удар…- побледнела Мия.
- Что за бог-Нефть?! – обернулся к ней капитан.- Я это слышу уже не впервые!
- То, что в этом корабле – не просто горючее вещество. И оно совсем-совсем не служит людям.
  Вдруг рация снова ожила:
- Капитан, капитан!
- Что такое?!
- Приготовьтесь принять пострадавших.
- Что случилось?!
- На Роберта и Филипса выплеснулась нефть из дырявой цистерны. Сейчас мы их доставим.
- Давайте.
  Время как будто растянулось до бесконечности. Солнце же неумолимо клонилось к закату. На горизонте показались тучи, поднялся ветер, стало быстро темнеть. Вся команда «Леурена» высыпала на палубу, оживлённо обсуждая произошедшее. Наконец на борту танкера показались трое исследователей. И спустили на верёвках оставшихся двоих. Те были без сознания и с ног до головы облеплены чёрными кляксами. Обоих тут же доставили в лабораторию, служившую также лазаретом, и уложили на койки. Вся команда двинулась следом, столпившись в дверях. Капитан вышел вперёд:
- Что с ними?
- Не знаю,- пожал плечами медик.- Физических повреждений нет, но пульс слабый и дыхание затруднённое. Опасаюсь, нефть могла попасть в лёгкие.
  Тут один из пострадавших открыл глаза и обвёл взглядом собравшихся людей.
- Как вы?
- С-спасибо…- пробормотал тот.- Уже лучше.
  Он тряхнул головой и медленно поднялся с койки. Тут открыл глаза и второй. И тоже встал, оглядев собравшихся.
- Простите за беспокойство,- таким же тусклым голосом буркнул он.
  Толпа издала вздох облегчения. И только Эрик обратил внимание, что пациенты не спешат стряхивать тяжёлые лепёшки нефти даже с лица и волос. И вообще, разве нефть не должна быть более жидкой?
  Тут, неожиданно настойчиво проталкиваясь, вперёд вырвалась Мия:
- Берегитесь! – указала она на пострадавших. Это не люди Леурена. Это слуги бога-Нефть!
- Чего?! – непонимающе уставились на неё все.- Какого ещё бога? Что за чушь?!
- Мия докажет! – стиснула кулаки девушка. Глубоко вдохнув, она испустила долгую высокую трель, украшенную затейливыми переливами, но до того резкую и пронзительную, что толпа в дверях шарахнулась назад, а капитан и доктор схватились за уши. То же самое сделали Роберт и Филипс, но вместо возмущённого возгласа у них вырвалось странное булькающее шипение, почернели глаза, и даже сквозь нефтяные пятна было видно, как вздулись необычайно тёмные вены на шеях и лбах.
  Ни слова не говоря и не обменявшись даже взглядом, оба бросились на девушку. Команда снова ахнула, на сей раз испугано, а Мия неожиданно рухнула на пол. Крутанувшись, как заправский брейк-дансер, она сбила с ног первого нападавшего. Второго цапнула за руку, вывернула её и, оттолкнувшись от пола, врезала ладонью по затылку. Сложенные вместе пальцы действовали при этом на манер кинжала, и одержимый свалился без чувств. Первый тем временем поднялся и сгрёб девушку в охапку. Та, как волчонок, вцепилась зубами ему в руку и, обхватив ногами за колени, опять повергла наземь. Потом, невероятным образом извернувшись, вырвалась из объятий и, тем же кинжалообразным приёмом, ударила нападавшего в живот. Затем встала, отдышалась и принялась поспешно оттирать с себя нефтяные пятна.
  Первым очнулся врач. Видя, что недавно требовавшие спасения пострадавшие снова зашевелились, он метнулся к какому-то настенному ящику и, порывшись в нём, достал успокоительное. Одержимым вкололи по лошадиной дозе, связали и заперли в каюте. А несколько учёных во главе с тем же медиком взялись исследовать анализ их крови и образцы странной нефти.
- А вы чего встали? – капитан тоже взялся за дело.- Разворачиваемся, и полный вперёд отсюда! Надеюсь, компьютер запомнил маршрут.
- Где ты научилась так драться? – восхищённо спросил Эрик.
- Чтобы жить, надо убивать,- развела руками русалочка.
- Убивать?!
- Силы теперь не те,- вздохнула она, посмотрев на свои руки, несколько раз сжав пальцы.- Хватка не та. Но хорошо, что я не убила людей Леурена.
- Да, Мия, ты девочка с сюрпризами.
- Полундра! – неожиданно донеслось с палубы.
- Что? – не поняла русалочка.
- Что-то не так.
  И оба поспешили наверх.
  Теперь большая часть команды собралась на палубе. Кое-кто смотрел на капитана, выглядывавшего из окна рубки, а большинство ошеломлённо пялились на танкер.
- Что случилось? – спросил Эрик.
- Мы замедляем ход,- откликнулся кто-то.
  Художник, как и все, подскочил к борту. И тоже замер. Солнце скрылось за скалами, танкер бесформенной тёмной громадой высился за кормой. «Леурен» успел отплыть от него на некоторое расстояние, но теперь его ход действительно замедлялся. В наступивших сумерках можно было разглядеть, как из пробоины большого корабля чёрным  водопадом извергается нефть. Направленным потоком стелясь по воде, она двигалась к исследовательскому судну и, делясь на более мелкие струи, как живая, окружала его со всех сторон. Больше всего это напоминало гигантскую руку, хватающую добычу в кулак.
  А на высоком борту, как на крепостной стене, неподвижными статуями застыла вся пропавшая команда.

0

5

V

- Радист, попытайтесь связаться с Труат-Полисом, вызвать подкрепление.
- Есть.
- Что там лаборанты?
- Исследуют полученный образец.
- Хорошо, пусть работают. Это может пригодиться. И, наконец, о главном – почему мы не движемся?
- Это нефть. Мы влипли в неё, как в паутину. Она не даёт нам двигаться и затрудняет работу винтов. Заклинить их намертво она, конечно, не может, но в таком режиме двигатели могут перегреться.
- А теперь кто-нибудь ответит мне: эта нефть что, просто сама, ни с того, ни с сего, вытекла из танкера, догнала наш корабль, схватила и держит?
- Да.
  Капитан медленно повернулся и посмотрел на Мию, стоящую в дверях.
- То есть…ты хочешь сказать, у этой штуки есть мозги? Она думает?!
- Да. Бог-Нефть скрывался внутри корабля-танкера. Теперь он нанёс удар, как Мия предупреждала. Раньше схватил людей Леурена и превратил в своих слуг. Когда Золотой лик канул в море, он вышел и сделает так со всем Леуреном.
- У меня возникает впечатление, будто я что-то пропустил.
- Джейсон не рассказывал? Нефтяная платформа пробила дно – выпустила Древнего бога из темницы. Джейсон говорил, люди Леурена могут его одолеть.
- Прости, Мия. Кажется, я не знал, о чём говорю,- понурил голову стоящий позади механик.
  Все примолкли. Корабль окутала тишина, только двигатели натужно гудели, пытаясь вырваться из живой мыслящей субстанции. Даже капитан явно растерял всю уверенность, с которой раздавал приказы. Бывалый моряк молча опустился на скамейку, как и все, не зная, что сказать.
- Думаю, если кто-то и может нам помочь, то это ваши лаборанты,- нарушил молчание Эрик.- Если они не первый день исследуют с вами океан, то наверняка уже сталкивались с необъяснимым.
  Переглянувшись, они с Джейсоном, Мией и ещё несколькими людьми из команды поспешили обратно вниз. Капитан же встал, тряхнул головой и, собравшись с мыслями, первым делом обратился к радисту:
- Что со связью?
- Ничего. Эти скалы глушат сигнал.
  Тот снова задумался, потом махнул рукой:
- Стоп машина.
- Что?! – оглянулись на него все.
- Эта…тварь схватила нас, когда мы отплывали. Может, если «притвориться мёртвыми», она нас отпустит.
- Вы уверены?
- А что, похоже, будто я уверен? Но если мы будем дальше вырываться, то только сожжём двигатели. Пока это единственный вариант, пришедший мне на ум. Будем надеяться, что эта чудачка и наши лаборанты придумают что-нибудь поумнее.

  Лаборанты, как ни в чём не бывало, сгрудились вокруг нескольких лабораторных столов, рассматривая что-то под микроскопами, смешивая какие-то жидкости в пробирках и тихо обмениваясь сложными научными терминами.
- Простите, что отвлекаю, - шагнул к ним Джейсон, - но нужно действовать быстро. И вся надежда на вас.
  Он вкратце обрисовал ситуацию, учёные посовещались между собой, а потом вперёд вышла пожилая седоватая женщина в белом халате, представившаяся Элизабет Крайтон.
- Понимаю, что время не терпит, - начала она, - поэтому постараюсь изложить кратко. Попавшее к нам вещество действительно близко к нефти по химическому составу, но в нём присутствуют также сложные органические соединения. Все частицы субстанции обмениваются между собой электрическими импульсами наподобие наших нервных клеток. Также они способны соединяться в полимерные цепочки, меняя густоту и плотность, и даже организованно перемещаться. Другими словами, мы имеем дело с уникальной внеклеточной формой жизни. Слабое место у неё, увы, выявлено пока лишь одно – чувствительность к ультрафиолету. Но поскольку сейчас ночь, и солнца нет, это нам ничего не даёт.
- А что с Робертом и Филипсом? – спросил кто-то.
- В их крови обнаружена та же субстанция. Вероятно, воздействуя на нервную систему, она и вызвала подобные изменения в поведении. Мы ввели им антибиотик, и теперь ждём результатов.
- Так что, эта штука может вселяться в людей и управлять ими?!
- Да,- кивнула Мия.
- Вероятно,- кивнула учёная.- Эту область мы изучить не успели, поэтому у нас только две версии: если субстанция действует наподобие вируса, поражающего центральную нервную систему и разрушающего психику, то это, как говорится, полбеды. Но если она обладает разумом…- женщина молча покачала головой.
- Мы пришли к выводу,- взял слово другой лаборант,- что при такой нестабильной структуре существо не может обладать развитым интеллектом, а должно руководствоваться простейшими инстинктами. Стало быть, либо мы ищем враждебный разум там, где его нет, либо вся эта субстанция не внеклеточная форма жизни, а нечто вроде одной большой клетки, руководимой единым центром.
- Таким образом, чтобы одолеть врага, надо найти его мозг,- сказал Джейсон.- Вот только боюсь, мы сейчас не в том положении. Эта дрянь схватила нас и не отпускает. Следуя вашей теории, если это безмозглый кусок желе, вышедший на охоту с наступлением ночи, то он скоро убедится, что «Леурен» несъедобен, и отстанет. Но если это умная тварь, убирающая свидетелей…тогда мы ВЛИПЛИ!
- И что нам делать? – развёл руками Эрик.- Как мы можем справиться с разумной нефтью? Я слышал, существует какая-то вакцина. Микробы, поедающие нефть, специально для устранения загрязнений.
- Да, это было бы неплохо,- переглянулись учёные.- Но даже если подобное средство существует, мы таким не располагаем.
- Тогда может огнём её? – предложил кто-то.
- Ты что! Танкер взорвётся.
- Ну и пусть. Вокруг одни скалы – никто не пострадает.
- Ты знаешь, сколько там нефти? Весь Труат сгорит, и мы в том числе.
  Элизабет Крайтон тем временем подошла к Мие:
- Скажите, мисс, это мне показалось, или вы знаете о нашем враге больше других?
- Я знаю только разные баллады.
- А со мной не поделитесь? Я историк, и тоже кое-что слышала, но никогда ещё не видела живой легенды.
  Девушка покосилась на художника, тот лишь пожал плечами.
- Ладно,- кивнула русалочка.
  И тут откуда-то снаружи раздался приглушённый звук выстрела. Все вздрогнули. Матросы побежали обратно на палубу, Эрик и Джейсон последовали за ними.
- Что случилось?!
- Нас обстреливают!
  Все подняли головы. Стояла уже глубокая ночь, усиливающийся ветер пах грозой, ползущие с юга тучи заволакивали звёзды. Несколько прожекторов были направлены на танкер. Тот явно приблизился – бог-Нефть неторопливо подтягивал добычу. Молчаливая вахта всё так же неподвижно стояла на своей «крепостной стене». В лучах «Леурена» стали видны ружья и пистолеты у них в руках.
- Теперь никаких сомнений,- поёжился Джейсон,- эта тварь разумна, и те ребята наверху действуют по её приказу. Может, ещё раз попробуем вырваться?
- А ты за борт смотрел?
  Механик и художник переглянулись, а потом, вместе с матросами и несколькими последовавшими за ними лаборантами, неуверенно приблизились к борту.
  Окружающая судно нефть поднялась выше, утопив ряд иллюминаторов, и уже подбиралась к верхней палубе. Она двигалась, дышала, вздымаясь и опадая, как и подобает единому организму. Со всех сторон на корабль накатывали неспешные целенаправленные волны, которые никак нельзя было спутать с морской зыбью. Достигнув бортов, они вытягивались вверх пухлыми языками, неумолимо засасывая добычу в мерзкую чёрную утробу аморфного чудовища. От этого зрелища становилось дурно, волосы шевелились на голове и подкашивались ноги, но в то же время никто не смел оторвать от него глаз.
  Привёл в себя людей ещё один выстрел. Все разом вздрогнули и оглянулись. Пуля срикошетила о палубу возле батискафа.
- Пристреливаются,- буркнул кто-то.
- Вот сейчас эта мразь подтянет нас поближе, и начнут попадать.
- Может, всё-таки попробуем огонь? – робко предложил Джейсон.
- Если это умная нефть, то она должна знать, чего бояться,- кивнул кто-то из лаборантов.- Есть шанс отпугнуть её.
  И тут небо на юге пересекла ослепительная стрела молнии, осветив на миг танкер, «Леурен», скалы вокруг и зыбкую колышущуюся массу, занявшую всё пространство между ними. Вражеские стрелки опустили оружие и оглянулись, по нефтяному ковру прошла волна дрожи, а наседающие на добычу щупальца заметно опали, оставив на бортах чёрные потёки.
  Механик и художник снова переглянулись, и в глазах обоих зажглась искорка.
- У меня идея, - выдохнули они в один голос.

  Зрелище было не менее впечатляющим, но на сей раз вселяло оптимизм. От спущенных с борта проводов по чёрной жиже раскатилась искрящаяся волна. Вместо слаженных действий нефть буквально вскипела, беспорядочно пузырясь, булькая, вздымаясь буграми и кружась водоворотами. Сдавливающие корабль тиски вмиг опали до уровня ватерлинии, а винты, почувствовав свободу, старательно загудели, пеня и разгоняя враждебную субстанцию.
- Так его! – командовал с палубы Джейсон.- Генераторы на максимум! Ещё разряд, пока не опомнилось. Будет знать, с кем связывается!
- Малый вперёд,- более спокойным, но не менее решительным тоном распорядился капитан.- Проложить обратный курс. Внимательно следить за радаром и эхолотами.
  Потерявшая координацию «разумная нефть» неохотно выпустила добычу, и «Леурен», оставляя за собой прорезь в чёрной пелене, стал отдаляться от танкера. Стрелки оживились, принявшись палить изо всех стволов.
- Прожектора на них! – тоже решился покомандовать Эрик.- Надо их ослепить!
  Так, общими стараниями, исследовательское судно свернуло за скалистую стену и, оказавшись в чистой воде, двинулось обратно по маршруту, проложенному Мией и дельфинами.
- Неплохо,- одобрительно улыбнулся кто-то из лаборантов.- Эта субстанция координировалась нервными импульсами, а вы сбили ей программу.
- Это, конечно, один – ноль в нашу пользу,- вернулся с небес на землю Эрик,- но мы по-прежнему не знаем, что руководит этой субстанцией и как добраться до её центра.
- Верно,- кивнул Джейсон.- А ещё мы должны вылечить Роберта и Филипса. Не говоря уж о команде танкера.
  «Леурен» выплыл из каменного лабиринта в открытую воду, когда команда, всё так же стоящая на палубе, снова загалдела. За кормой опять показалась тёмная тень. Игнорируя направленные на него лучи прожекторов, нефтяной поток, приняв форму стрелы, намного превышающей по ширине исследовательское судно, настигал его.
- Полный вперёд! Самый полный!
  «Леурен» устремился вперёд с максимальной скоростью, но преследователь не отставал.
- Ему что, одного раза мало?!
- Так вдарим ещё раз! Где наши провода?
  И в тот же миг с ночного неба обрушился ливень. Чёрная стрела немного замешкалась, а потом её передний край стал подниматься вверх. Все в ужасе выпучили глаза. Сотни баррелей нефти собрались в настоящего титанического змея, поднявшего голову до небоскрёбной высоты, чтобы броситься на удирающее судёнышко, как кобра на мышь.
- Это он! Это настоящий бог-Нефть!
  Звонкий голосок Мии вывел людей из оцепенения.
- Так повторим ему наш намёк! – махнул рукой Джейсон.
  Матросы схватили провода, чтобы снова бросить их в воду, когда монстр неожиданно остановился, вздымаясь и вытягиваясь ещё выше. Потом его «голова» подалась вперёд и, с обманчивой медлительностью цунами, полетела вниз, теряя чёткие очертания.
- Лево руля!!!
  Раздался оглушительный грохот, ливневые потоки пересеклись с солёными брызгами, «Леурен» подняло волной. Все, стоявшие на палубе, схватились кто за голову, кто за поручни, кто друг за друга. А потом всё стихло. Волна схлынула, оттолкнув корабль на приличное расстояние от внезапно присмиревшего или потерявшего интерес к охоте монстра. Тот снова принял вид обычного нефтяного пятна, и вскоре скрылся за кормой.
- Чего это он отвалил? – спросил кто-то после долгого молчания.
- Может, испугался?
- Сомневаюсь.
- На сей раз его структурная форма была куда стабильнее. Наверное, на это ушли все силы, и он не стал повторять атаку.
- Да и атака эта больше напоминала падение, словно его координация снова разладилась.
- Скорее всего, дело в грозе.
  К Эрику подошли Элизабет и Мия:
- Вы в курсе, что ваша племянница – телепат?
- Ну…да.
- У неё весьма оригинальное мировоззрение, но в данной ситуации столь необычная помощь очень кстати.
- Люди Леурена ещё хотят победить бога-Нефть?
- Теперь больше, чем когда-либо,- решительно кивнул Джейсон.

0

6

VI

  Заливаемый дождём причал был пуст. Борцов с неведомым встретила лишь одинокая фигура, неподвижно высящаяся на краю бетонного берега. Дождевая вода потоками лилась с широких полей брезентовой шляпы. Пропустив команду, спешащую доставить Роберта и Филипса в больницу, незнакомец уверенно подошёл к четверым друзьям, которые в задумчивости шли последними.
- Вижу, вы уже встретились со своим врагом лицом к лицу,- без предисловий начал он.- И сумели дать ему достойный отпор.
- А вы кто? – глянул на него механик.
- Я прибыл на Труат недавно, но, кажется, вовремя. Здесь меня все зовут просто Капитаном.
- А я вас, помнится, где-то видел,- присмотрелся художник.
- Это не вы выступаете в музее с древними легендами? – поинтересовалась учёная.
- Именно. Я хотел связаться с вами раньше, но тогда вы бы мне просто не поверили. Теперь же, видя решимость на ваших лицах, я прихожу к выводу, что настало время предложить содействие. Может быть, найдём уголок покомфортабельнее и побеседуем?
  И они впятером направились в здание порта. По пути Эрик с Мией немного отстали, и художник спросил:
- Что ты скажешь об этом человеке?
- Эрика он тоже настораживает? Чувствую в нём большую силу.
- Силу?
- Мия в растерянности. Капитан будто разглядел во мне русалку. Но он не кажется слугой бога-Нефть.
- Ты уверена?
- Нет. Никогда раньше не встречала такую магию.
- Что ж, посмотрим.
- Значит, вы с самого начала знали о танкере? – спросила Крайтон, сидя в зале ожидания.
- Я понял, что произошло, когда увидел ваш корабль и узнал о цели вашего визита. Боюсь, моя помощь – лишь ещё одна средневековая легенда. Но может быть эта информация поможет вам в вашем деле. Ведь вы уже наверняка догадались, что имеете дело именно с легендой во плоти.
- Расскажите.
- Полагаю, вы слышали о Дираоне – великом средневековом городе, чьей религией была вера в Древних – могучих существ, обитающих в земных недрах от самого сотворения мира. Так вот, ваш враг оттуда. Это бог Нуфтэкон. Дираонцы адаптировали его к морской стихии, соединив с нефтью. После долгих странствий по морю и бесчинств, положивших начало многим легендам, путь Нуфтэкона оборвался здесь, на Труате. Группа морских кочевников, ставших родоначальниками труатенов, загнала его туда, где ему положено быть – в нефтяные залежи. В этом им помогла одна священная реликвия и морские духи, ныне известные, как русалки,- Капитан глянул на Мию.
- Русалки?! – вскинул брови Джейсон.- Час от часу не легче!
- Вижу, несмотря на пережитое, вам всё ещё трудно поверить. Но я вас не обманываю.
- Что ж,- вздохнул механик,- раз уж есть на свете жидкие нефтяные боги, почему бы и русалкам не быть.
- Разумное заключение.
- А чего хочет Нуфтэкон? – спросил Эрик.
- Того, для чего его создали дираонцы – власти.
- Что же он её не захватывает? Мы видели, на что способна эта дрянь. Почему же она бездействует?
- Он выжидает. Сам по себе Нуфтэкон не принадлежит к расе Древних. Он не является средоточием власти, а скорее, средством её достижения. Да и высшим из богов нужны служители. Нуфтэкон адаптируется к новому миру и новым людям. Потом он начнёт искать себе посредника – человека сильного и честолюбивого, который…
- Который согласится продать ему душу, чтобы сесть на трон,- усмехнулся Эрик.
- Даже я не сказал бы лучше,- Капитан тоже улыбнулся.
- Выходит, чтобы одолеть его, мы должны срочно задружиться с русалками,- хмыкнул Джейсон.- Или попросить у труатенов какую-нибудь священную реликвию.
- Да, содействие русалок нам бы не помешало,- так же невозмутимо кивнул миссионер, снова глянув на девушку.- Но второй вариант мне представляется более выполнимым.
- Так что же это за реликвия такая? – спросила Элизабет
- Вот мы и подошли к ключевому вопросу. Это магический талисман, называемый зеркалом Леурена.
- Кого?!
- Леурена?..
- Так это же…
- Ещё один морской бог. На сей раз алаонский.
- Даже не бог, а скорее астрологический покровитель,- уточнила учёная.- Но ведь Алаон находится на восточном побережье Евразии. Что его реликвии делать в Западном океане?
- Не забывайте, что Алаон – средневековая страна. Он на несколько тысячелетий старше Новой эры. К тому же граница между Западным и Восточным океанами проходит только по карте. Кто знает, откуда происходят и с кем сотрудничали в своё время труатенские пращуры. Я уж не говорю про русалок. Но вернёмся к зеркалу Леурена. Легенды гласят, что оно отражает истину. Только человек с незамутнённой душой и решительным характером сможет отразиться в зеркале и тем самым освободить его силу.
- Какую силу?
- Великую силу. Достаточную, чтобы управлять морской стихией. Очевидно, с её помощью Нуфтэкона и заточили на дне моря.
- И где же это зеркало находится?
- Я не знаю. Возможно, оно у труатенов, а может быть спрятано где-нибудь на острове. И как оно выглядит, тоже не знаю. Было сказано лишь, что это священный талисман, и вид имеет соответствующий. Так что думаю, если найдём – не перепутаем.
- Отлично,- потёр руки Джейсон.- Надо обратиться к труатенам, сказать, что мы – люди «Леурена» - пришли за зеркалом Леурена. Наверняка в ихних пророчествах что-нибудь подобное найдётся.
- А откуда вы так много знаете? – удивлённо подняла брови Элизабет.
- Я много путешествую – разыскиваю древние легенды. Но самое главное – я верю в них.

  Наступило утро, но шторм и не думал утихать. Волны гуляли по бухте Труат-Полиса и ревели среди скал. Дождь заливал город и джунгли, а свирепый ветер превращал его потоки в хлёсткие плети. Все лодки, шлюпки и рыбацкие судёнышки стояли у причала. Рыбаки, кроме нескольких самых отчаянных, угрюмо ждали с моря погоды. «Леурен», в таком же вынужденном бездействии, красовался среди этой скромной флотилии, но вот его экипаж на месте не сидел. Элизабет Крайтон с несколькими местными отправилась в горы попытать счастья у труатенов, остальные учёные, оккупировав небольшую океанологическую лабораторию, продолжили свои исследования, а команда почти безвылазно дежурила в местной лечебнице. Весь медперсонал пребывал в страхе и удивлении по поводу Роберта и Филипса. Подобных симптомов история медицины ещё не знала. Одержимые то впадали в ступор, невидяще пялясь в одну точку, то вдруг начинали с рёвом метаться по палате, ища выхода, то принимались громко шипеть друг на друга, будоража немногочисленных пациентов и докторов. Эти шипяще-кашляющие звуки действительно звучали жутко и порядком действовали на нервы. Казалось, будто пациенты разговаривают на каком-то неведомом языке. Ещё страшнее был их внешний вид – лица осунулись, глаза полностью почернели, кожа тоже потемнела, и из-под неё проступали чёрные вены. Впрочем, на аппетит оба не жаловались, помимо больничных продуктов грызя резину, пластик, а однажды даже осушили подвернувшуюся канистру бензина. Обследование проходило с большим трудом, а лечение не давало результатов. Медики пытались держать всё в тайне, тщательно изолируя странных больных, но по лечебнице и за её пределами уже поползли слухи, что на остров проникли демоны, поражающие людей. И команде «Леурена» нечем было это опровергнуть, учитывая особенности заражения.
  Эрик же, вместе с Мией, вернулся домой. Девушка, после сильных переживаний (и намокания под дождём), неважно себя чувствовала. Сейчас она вспоминала все истории, рассказы и баллады, услышанные от своего народа, но о зеркале Леурена ничего сказать не могла. Сидя в кухне, с чашкой горячего чая, Мия поведала Эрику о том, как скалы Труата были домом, или точнее, излюбленным местом русалок с давних пор. Как труатены почитали морских дев, устраивали праздники в их честь и прислушивались к каждому совету, касающемуся моря. Те же с удовольствием делились морскими сокровищами и произведениями искусства. То была бесхитростная и бескорыстная дружба, ведь труатены не знали денег, и драгоценности были для них лишь прекрасными, а не драгоценными. Но с приходом Новой эры эта дружба начала слабеть. На протяжении нескольких веков русалки защищали остров от кораблей с большой земли, но за последние годы цивилизация всё-таки колонизировала Труат и начала обращать островитян в свою веру. Хотя последнее не имело особых успехов, и труатенские шаманы по-прежнему общались со старейшими и мудрейшими из русалок, которых Мия называла королевами, однако времена беззаботных песнопений, когда «богини» целыми косяками выбирались на западные скалы или в человеческом облике бродили по джунглям, канули в прошлое.
  Короче говоря, для Мии это был лишь второй визит на Труат, и рассказать о нём она мало что могла. В одном русалочка не сомневалась – если и были у труатенов священные места или храмы, то находились они на западных скалах. Подруга, приведшая сюда юную исследовательницу в позапрошлом году, показала ей островки, где их пращуры любили петь песни, пляжи, на которых встречались шаманы с королевами, утёсы и пещеры, стены которых ещё хранили «песни-рисунки», то есть записанные узорами и картинками, наподобие той, что попалась Эрику в музее.
  Заговорив об этом, девушка неожиданно щёлкнула пальцами и подскочила из-за стола:
- Нашла!
- Что нашла? – удивлённо глянул на неё художник.
- Пещера горячей воды. Подруга говорила – нельзя туда плавать. Там сильная магия, лучше не трогать. Это может быть то, что вы ищете.
- Пещера горячей воды? И где она?
- На западных скалах
- М-да… И как же нам туда теперь попасть?
- Трудно. Камни – большой Леурен не проплывёт. И пещера глубоко под водой.
- Ещё лучше. Я уж не говорю про ту нечисть. Интересно, что оно сейчас делает? Отсиживается в своём танкере, или ему гроза нипочём?
  Мия подошла к окну и, облокотившись на подоконник, долго смотрела на волны, бушующие среди скал, и тучи, застилающие вечернее небо. Потом тяжело вздохнула.
- Что с тобой, малышка? Ты что, и правда простудилась? Или так переживаешь?
- Этой ночью Серебряный лик начнёт отворачиваться. Сила света слабеет.
- Наверно, лучше тебе отдохнуть.
  И тут раздался стук в дверь. На пороге стояли Джейсон и Элизабет. Художник впустил гостей и, проводив Мию в спальню, налил чаю и им.
- Прости, что так поздно,- глянул на часы моряк.
- Ничего. Какие новости?
- Боюсь, никаких,- развела руками учёная.- Я встретилась с труатенскими представителями, но разговора не получилось. Они, кажется, прекрасно знают, что за сила обосновалась на западных скалах, но нам верить не хотят, и от помощи нашей отказываются. Впрочем, я их не виню.
- Да уж,- кивнул Джейсон,- для таких людей все белые на одно лицо. А вот у меня кое-что имеется. Только боюсь, вряд ли утешительное. Объявился хозяин танкера. Глава нефтяной корпорации, некий мистер Круз. У него вилла на Труате, и он, прослышав, что случилось с танкером, хочет сам во всём разобраться.
- Знаю я этих «глав корпорации»,- проворчал Эрик.- Что в художественном деле, что в нефтяном – проку от них мало. А то и наоборот. В принципе, будь там обычная нефть, я бы не возражал. Пусть делает своё дело. Пусть пригоняет новый танкер, перекачивает её, снимает с мели этот, и проблема решена. А тут…
- А тут,- кивнула учёная,- он может оказаться подходящей кандидатурой для Нуфтэкона. Мы должны действовать быстрее. Найти это мифическое зеркало. Оно – наша единственная надежда.
- Не выйдет быстрее,- развёл руками Джейсон.- У этого Круза – вертолёт. Он может вылететь, как только шторм немного утихнет, а вот мы связаны, пока он не утихнет совсем. А по поводу мифического зеркала, так я начинаю сомневаться в этой истории и в этом Капитане. Я сегодня беседовал с местным священником, так его этот тип сильно настораживает. Переманил к себе почти всех церковных прихожан, и проповедует им какую-то новую веру про русалок.
- Это религия труатенов.
- Знаю. Мне священник рассказал. Нормальный парень, и с уважением относится к народным верованиям. Но Капитановы россказни, говорит, с труатенской религией и близко не лежали. Если так дальше пойдёт, то как бы народ не начал человеческие жертвы морю приносить. Мы пришли к выводу, что Капитан этот – псих, и прежде чем верить ему, надо очень хорошо подумать.
- Зеркало Леурена – не выдумка,- задумалась Элизабет.- Я что-то такое читала про Небесные реликвии. Но вот действительно ли оно на Труате?
- Миссис Крайтон права,- кивнул Эрик.- Это наша единственная надежда. Мия говорит, что слышала про какую-то священную пещеру на западных скалах. Завтра мы должны её найти, так или иначе. На крайний случай у меня есть акваланг. Да и у вас должны быть. Ну а пока будьте моими гостями. Нет смысла тащиться обратно по тёмному, да ещё в такую погоду.

0

7

VII

  Наутро дождь стих, но тучи не рассеялись, и море не успокоилось. Эрик и Джейсон первыми вышли на крыльцо, глядя на этот неприветливый пейзаж.
- Ну что, коллега,- усмехнулся художник,- есть желание понырять?
- Не особенное. Тем более что на западных скалах угнездилась эта дрянь. Думаю, такая погода ей как раз по вкусу – ни солнца, ни молний.
- Я не специалист, но помнится, нефть легче воды, и на глубине её быть не может.
- А вот я как раз специалист, и всегда считал, что нефть тяжелее воздуха и не встаёт на дыбы.
- И, тем не менее, мы должны попытать счастья,- в дверях появилась Элизабет.
  Все трое вышли на пирс, щурясь от резких порывов ветра с брызгами.
- Так где же находится ваша священная пещера? – спросил Джейсон.- И не добралась ли до неё эта нечисть?
- Мия говорила, глубоко под водой, так что у нас есть шанс.
- Я давно собираюсь тебя спросить: если твоя Мия недавно приехала из Европы, то откуда она так хорошо знает Труат? Общается с дельфинами, в курсе всех местных легенд, и всё такое.
- Точно,- кивнула Элизабет. – У этой девочки масса талантов, в том числе экстрасенсорные. Я общалась с ней недолго, но пришла к выводу, что она знает об океане больше всех нас вместе взятых.
- Да,- улыбнулся Эрик,- она очень любознательная, и будет мудрой. Ей все так говорят.
- Не сомневаюсь. Но позавчера, во время телепатического сеанса, она показала мне берега Гондваны.
- Чего-чего?! – уставился на коллегу моряк
- Э-э…а с чего вы взяли, что это Гондвана?..- поёжился художник.
- Она сама сказала. Говорит, Эрик разрешил мне.
- Что-то не припомню…
- Расскажи им, Эрик,- неожиданно донеслось сзади.- Они готовы узнать.
  Все трое обернулись. Позади них на пирсе сидела Мия. В своём изначальном виде. Опираясь плавниками на край помоста и свесив хвост вниз, она с улыбкой смотрела на ошарашенных людей, а с её новенькой стрижки капала вода.
  Последовала долгая пауза, только волны шумели в утёсах и чайки перекликались в небе. Потом Эрик усмехнулся:
- Как скажешь, малышка,- он обернулся к друзьям.- Прошу не падать в обморок. Это Мия – легендарное божество труатенов и, если в Капитановых словах была хоть доля истины, наш козырной туз.
- Мия козырной туз,- протянула руку русалочка.
  Джейсон продолжал стоять с отвисшей челюстью, Элизабет же улыбнулась и, подойдя ближе, ответила на рукопожатие, одновременно помогая Мие целиком взобраться на пирс.
- Но… Но как… Как это возможно? – обрёл дар речи моряк.- Ведь она была нормальной девчонкой. Сознаюсь, я рассматривал внимательно.
- А действительно,- кивнул художник.- Ты ведь сказала, что останешься человеком до конца третьей лунной фазы.
- Сила ночного света угасает. Теперь Мия будет человеком только под Серебряным ликом.
- Думаю, вопросы можно отложить,- обернулась к остальным учёная.- Мы должны искать священную пещеру. Кажется, теперь Мия сможет лично показать нам дорогу. Если конечно…- она сочувствующе посмотрела на русалку.- Кажется, у тебя есть все основания бояться Нуфтэкона больше, чем мы.
- Мия боится,- поёжилась та.- Но козырной туз должен помочь людям Леурена.
- Отлично.
- Не очень. Пещера глубоко – люди не нырнут.
- Ну что ж,- вздохнула Элизабет,- кажется, пришла пора мне вспомнить молодость и напялить акваланг.
- Не надо,- окончательно пришёл в себя Джейсон.- Есть кое-что получше.

- Здорово! – хлопнул в ладоши Эрик, глядя, как подъёмник переносит батискаф с борта «Леурена» на воду.- Но у нас не будет проблем?
- Обижаешь,- откликнулся из рулевой рубки механик.- Я один из лучших пилотов малышки «Лауры».
- Но нам нельзя привлекать внимание, мало ли что.
- Не волнуйся. Я сказал ребятам на вахте, что одолжу её на пару часов. Они мне доверяют, и разве что в вахтенный журнал запишут. Только кто его читать сейчас будет? Там есть дела поважнее.
- А сколько мест в батискафе?
- На двух пилотов и пару-тройку операторов. Так что не переживай, тебя за бортом не оставим. А сейчас кончай болтать и помоги погрузить акваланги.
- Слушаюсь, капитан,- козырнул художник и потащил к трапу комплект амуниции.
  Кабина батискафа была довольно тесной, однако вместила и троих искателей приключений, и их багаж. Джейсон задраил верхний люк, плюхнулся в кресло пилота и привычно защёлкал кнопками.
- Внимание, погружаемся.
  Через несколько минут из тёмных глубин вынырнула Мия. И грациозно замелькала вокруг плывущего батискафа, заглядывая во все иллюминаторы. Гидрофон заполнил кабину её трелями.
- Уважаемые коллеги,- улыбнулся Джейсон,- прямо по курсу лучший из сюжетов, что когда-либо видела эта посудина.
- Надеюсь, здесь нет камер? – спросил Эрик.- Я бы не хотел, чтоб этот сюжет увидел кто-то ещё.
- Открой нижний люк,- попросила Элизабет.
- Открываю.
  Голова Мии высунулась посреди кабины. Русалочка, не дыша, осмотрелась, потом недоверчиво принюхалась и удивлённо хмыкнула:
- Маленький Леурен взял воздух под воду?
- Конечно,- пилот похлопал по баллону.- Мы и для себя кое-что припасли. Так что веди нас, королева глубин.
- Мия ещё не королева, но отведёт,- кивнула та и снова исчезла.
- Вперёд, за морским божеством, навстречу невероятным волшебным приключениям! – махнул рукой Джейсон.
- Ты можешь быть серьёзнее? – пихнула его локтем Элизабет.
- Не могу. Если я начну всерьёз воспринимать окружающее, то или перестану верить своим глазам, или окончательно свихнусь. Если ещё не свихнулся, и не нахожусь внутри собственной галлюцинации,- он включил полный ход и направил батискаф на запад, вслед за мелькающей впереди гибкой фигуркой.
  Через некоторое время в свете прожекторов показались каменистые зубцы, торчащие из глубины. Они становились всё выше и всё гуще. Мия же всё чаще останавливалась, зависая в луче, и жестами направляла батискаф. А потом снова сунулась в нижний люк:
- Бог-Нефть совсем близко. Он охраняет все скалы. Мне страшно…
- Надо прошмыгнуть на глубине,- кивнул пилот. – Авось тогда не заметит. Ты…надолго можешь нырять?
- Надолго нырять?..
- На сколько угодно,- ответил за русалку Эрик.- Она двоякодышащая. Хотя на днях порядком отравилась нефтью.
- Теперь – нет,- улыбнулась та.- Мия совсем-совсем выздоровела, когда превратилась.
- Вот и хорошо. Тогда проведи нас поглубже и потише.
- Проведу-проведу. Но может маленький Леурен убрать свет?
- Может,- кивнул Джейсон,- но тогда мы ничего не увидим и врежемся в скалу.
- Мия увидит. Пусть маленький Леурен плывёт медленно-медленно, а Мия подтолкнёт.
- Ну ладно, рискнём. Наши жизни в твоих руках. Только и ты постарайся не щебетать.
- Буду молчать, как рыба,- русалочка выдохнула и скрылась.
- Отключаю прожектора,- пилот щелкнул кнопкой, и свет снаружи погас. Осталось только мерцание приборной доски, и едва различимые тёмные тени скал на фоне ещё более тёмной воды за иллюминаторами. Все чувствовали, как «Лаура», потихоньку двигаясь вперёд, мягкими толчками меняет курс то вправо, то влево.
- Эрик, твоя «племянница» - лучший в мире навигатор. И как она умудряется вести нас в такой темноте? Я в этот лабиринт, пожалуй, не рискнул бы войти.
- Она же глубоководный обитатель. А западные скалы – это дом её предков.
- Зачем тогда мы ей вообще здесь нужны?
  Художник улыбнулся.
- Кажется, ей нужна поддержка. Она боится, и не только Нуфтэкона. По её словам, в этой пещере сильная и опасная магия.
- Тогда я бы тоже хотел на это взглянуть.
  Какое-то время плыли молча. Потом Мия снова сунулась в батискаф:
- Остановитесь.
- Слушаюсь,- Джейсон выключил двигатели.
- Мы прибыли? – спросил Эрик.
- Впереди большая скала, внизу ущелье горячей воды.
- Да,- кивнула Элизабет, глядя на приборы.- Температура за бортом повышается. Очевидно, где-то под этими скалами продолжается вулканическая активность.
- Вам надо спуститься и плыть вперёд. Пещера под большой скалой. Но осторожно – бог-Нефть над нами.
- Хорошо. Погружаюсь. Направляй нас, Мия.
- Мия направит. Но дальше не поплывёт,- русалочка одним движением влезла в кабину целиком. И, перегнувшись через плечо пилота, тоже выглянула в обзорный иллюминатор.- Вон пещера. Там свет.
- Да. Кажется, там и правда какие-то отблески. Держитесь крепче – заходим.
  Батискаф опять пошёл вверх, несколько раз содрогнулся и стал, зависнув посреди довольно обширной пещеры.
- Рискну включить прожектора.
  Подводный грот осветился, его стены заиграли и заискрились множеством фресок, нарисованных яркими красками, выложенных кораллами, ракушками и разноцветными камешками, среди которых поблёскивали настоящие самоцветы. Все четверо заворожённо ахнули.
- Вот это да…- разинул рот Джейсон.
- Это похоже на алаонскую тайнопись,- присмотрелась к узорам учёная.- Вот уж не думала увидеть её здесь.
- Смахивает на картину из музея,- кивнул Эрик.- Только она была намного скромнее.
- Это нарисованные песни-послания,- Мия вытянулась к самому иллюминатору, опираясь одной рукой на плечо пилота, другой на край приборной доски. Старшие русалки научили Мию их…читать.
- И что же там написано? – поинтересовалась Элизабет.
  Та припала к стеклу, внимательно разглядывая потолок.
- Обращение к идущему внутрь: если ты ищешь помощь души океана, то войди и возьми, что ищешь. Сначала должен миновать три преграды. Ты уже преодолел воду, теперь преодолей огонь, а потом…самого себя.
- Это как? – поднял брови механик, неловко поддерживавший русалочку, чтоб она не задела управление.
- Не знаю. Но рисунок показывает, что вынести можно что-то одно.
- Ну, раз можно, тогда мы, пожалуй, выступаем,- Эрик надел водолазную маску.
- Да,- кивнул Джейсон.- Так что сделай одолжение – слезь с меня, подруга.
- Разве Мия тяжёлая? – недоумённо захлопала глазами та, соскользнув на пол.
- Э-э, не в том дело,- покраснел моряк.
  Учёная с художником переглянулись и заулыбались.

  Баллоны не понадобились. Пещера уходила вперёд и вверх, поднимаясь над уровнем воды. Эрик и Джейсон отправились туда, оставив Элизабет и Мию расшифровывать надписи. Исследователи поднимались по грубо вытесанной лестнице через пещерный коридор, похоже, естественного происхождения. Было душно, хотя воздух всё же откуда-то проникал, с каждым шагом становилось всё жарче и жарче, а впереди слышался неясный гул и виднелись какие-то сполохи.
- Что она там говорила про огонь? – утёр пот со лба механик.- Надеюсь, нам не придётся нырять в кратер вулкана.
  Художник поднял рацию:
- Миссис Крайтон, как там ваши исследования?
- Идут полным ходом,- последовал ответ.- Мия тут такого понавычитывала. На этих стенах и легенда о Нуфтэконе, и история труатенов, и даже послание от хранителя зеркала Леурена.
- Послание? И что же он нам завещал?
- Своё сокровище. Он оставил его здесь, на месте заточения Древнего бога, на случай, если тот когда-нибудь освободится. И здесь же, века спустя, труатены спрятали «то, что белые люди с большой земли хотели у них отнять». Полагаю, речь идёт о сокровищах, подаренных русалками. Тут написано: только с помощью труатенского шамана или морской богини человек сможет миновать воду и войти в пещеру.
- Верно. Без Мии мы вряд ли нашли бы это место. Даже будь у нас десять «Лаур» и сотня водолазов. И я диву даюсь, как люди – даже шаманы – умудрялись досюда доныривать.
- Умудрялись. Но тут предупреждение: если ты ищешь священную реликвию, чтобы снова победить древнее зло, то входи смело с благословением хранителя. Если же ты жаждешь богатства и власти, то лучше сразу разворачивайся и проси это у Нуфтэкона. Дух хранителя не выпустит тебя из пещеры – с зеркалом или без. Он не позволит демону завладеть ключом к власти над морской стихией.
- Даже так?
- Мия уже всерьёз за вас беспокоится. Да и я тоже. Я побывала в разных странах, видела немало исторических и доисторических памяток, не говоря уж о литературе. И могу сказать, эти древние заклятия – не шутка.
- Понял. Но я ведь тоже, вроде как, представитель духовной профессии. Так что постараюсь не ударить в грязь лицом.
- Удачи.
  Пещера перестала подниматься, и пошла более-менее прямо, постепенно расширяясь. Жар усилился, отблески, пробивающиеся откуда-то спереди, стали видны отчётливей, так же отчётливо слышался непонятный гул, похожий не то на прибой, не то на отдалённый гром. Эрик с Джейсоном погасили фонари и, обогнув очередной уступ, остановились.
  Перед ними раскинулась обширная пещера, рассечённая пополам трещиной. Раскол проходил и через пол, и через потолок, углубляясь в стены, а снизу из него вырывались языки голубоватого пламени, сопровождаемые обильным паром. И уходили вверх, образуя сплошную стену, отделяющую дальний конец пещеры.
  Художник замер, поражённый невероятным зрелищем, а механик, одобрительно хмыкнув, внимательно всё осмотрел. Потом подобрал камешек и бросил сквозь огненную стену.
- Как же мы тут пройдём? – глянул на него Эрик.
- Да, для человека впечатлительного, а тем более суеверного, эта преграда показалась бы непреодолимой.
- Будь серьёзнее, Джейсон. Слышал, что говорила миссис Крайтон? Это место охраняется. И я чувствую, будто за нами кто-то наблюдает. Только не говори, что ты всё ещё не веришь в чудеса.
- А я и не говорю. Но в этой охранной системе больше пара, чем огня, и никаких силовых экранов я не обнаружил. Думаю, это просто выход природного газа пополам с водой. Ширина трещины не больше двух метров – мы вполне можем её перемахнуть. Потоки горячего воздуха нас поддержат, а гидрокостюмы не дадут обгореть.
- Толково.
- Конечно. Вон там, у стены, по-моему, трещина уже. И разбежаться есть где. По легенде, только русалка-проводник поможет нам преодолеть воду, а ум и бесстрашие – огонь. Как ты и говорил, постараемся не ударить в грязь лицом,- он отошёл к левой стене, примерился и, глубоко вздохнув, произнёс: - Я, Джейсон Дерби, с чистыми помыслами и без страха в сердце вступаю в храм Леурена, дабы исполнить древнее пророчество! – и, разбежавшись, исчез за огненной стеной.
- Да,- покачал головой художник,- парня грех винить. После таких событий немудрено тронуться.
  Он вышел на то же место, так же глубоко вздохнул, и представил незримые силы, наблюдающие сейчас за ним.
  «Мия уже знакомила меня с ними, так что проблем быть не должно. Главное не затормозить в последний момент».
  Поэтому в последний момент, разбежавшись, он закрыл глаза и постарался прыгнуть как можно дальше. На миг пахнуло горячим паром и дымом гигантской газовой конфорки, а потом Эрик покатился по каменному полу.
- Ну как? – протянул ему руку приятель.
- Кажется, бородку придётся отращивать заново,- художник встал и осмотрелся.- А где это мы?
- Надо полагать, в труатенской сокровищнице.
  С этой стороны пещера, несколькими ступенями поднявшись вверх, расширялась, образуя внушительных размеров зал. Ощутимые сквозняки из невидимых отдушин под потолком делали здесь воздух куда свежее и прохладнее. Вся дальняя часть зала была заставлена труатенскими произведениями искусства. Тут были скульптуры из коралла, камня и морёного дерева, изображающие дельфинов, драконов, кальмаров, а то и вовсе невиданных созданий. У стен, на полу и в нишах, стояли мозаичные картины на каменных листах, а повыше висели причудливые плетёные украшения из ракушек, жемчуга, цветных камешков и покрытой резьбой кости. Земные мастера тоже сделали свой вклад в эту сокровищницу – отблески огня искрились в золоте, серебре, других металлах, настоящем разноцветном стекле и неплохо шлифованных драгоценных камнях. Металлов, однако, было немного. Как правило, они служили лишь ажурными оправами для бесчисленных самоцветов, осыпавших каменные, деревянные или глиняные изделия. Среди более-менее привычных глазу чаш, копий, скипетров, миниатюрных статуэток и громоздких тотемных идолов часто попадались предметы причудливой формы и непонятного назначения. Они явно несли какой-то смысл, непостижимый для человека Новой эры, что придавало всей коллекции ещё больше мистической таинственности.
- А неплохо для островитян,- присвистнул Джейсон, рассматривая ажурного золотого дракончика с большими глазами-изумрудами.- Такая штучка и современных ювелиров впечатлила бы.
- Лучше не трогай,- погрозил пальцем Эрик.- Я теперь вижу, в чём заключается третье испытание. Не забывай, за чем именно мы сюда пришли.
- Помню, помню. Но где же искать это зеркало Леурена, если мы даже не знаем, что оно собой представляет. А тут на что ни глянь – священная реликвия. Хотя…- он окинул взглядом сокровищницу.- Такие вещи обычно стоят посередине, на коронном месте экспозиции.
  Оба подошли к дальней стене зала. Вдоль неё почётным караулом выстроились каменные и деревянные статуи-тотемы традиционно искажённых очертаний, от полутора до четырёх метров ростом. И среди этих расписных уродцев выделялась статуя женщины, ничем не украшенная, но выполненная так мастерски, что казалась почти живой. Её одеяние напоминало лёгкие доспехи, пышные волосы раскинулись по плечам из-под широкого обруча, а ладони были скрещены на груди.
- А ну, художник, зацени. Эту красавицу явно рисовали с натуры.
- Да. Я заметил, что у русалок весьма реалистичная манера изображения. И труатены многое от них переняли, но это не труатенская работа. Больше похоже на ранний Алаон. Думаешь, это и есть хранительница?
- Наверняка. Смотри,- Джейсон указал наверх. Прямо над головой необычной скульптуры висел серебряный диск чуть меньше полуметра диаметром, украшенный по краям золотыми узорами и драгоценными камнями.- По-моему, мы нашли зеркало Леурена.
- Может быть…- Эрик подошёл ближе к статуе. Та была вырезана из зеленоватого обсидиана, не блистала драгоценным убранством и несла на себе явственные следы прошедших веков, если не тысячелетий. Однако эти шрамы не смогли скрыть обычную живую красоту незнакомки, притягивавшую взгляд художника сильнее, чем все остальные сокровища.
- Вот так и должна выглядеть святыня – скромно и неброско.
  Тут он заметил, что руки изваяния как бы прижаты к груди неплотно, и за ладонями есть небольшое углубление. Почувствовав непонятную робость, художник вытащил оттуда зеркальце размером чуть больше ладони. Совершенно непримечательная, хотя, кажется, и золотая оправа с волнистым внутренним краем, тёмной задней стороной и короткой ручкой окружала толстое матовое стекло – кристальную пластину, прекрасно отшлифованную, но почти ничего не отражавшую. Однако Эрик буквально чувствовал неимоверную древность этого невзрачного сокровища.
- Что там у тебя? – моряк положил приятелю руку на плечо.
- Кажется, я нашёл,- медленно повернулся тот.
- Ты уверен? Что-то непохоже это на ключ к всевластию.
- А по-моему, именно такой вид и имеют величайшие из святынь. Как ты думаешь?
- Я думаю, нам лучше поторопиться. У нас ещё масса дел.
- Да, ты прав. Пошли,- художник бережно опустил находку в набедренный мешок гидрокостюма.
  Однако когда они подошли к огненной стене, та неожиданно стала разгораться. Языки пламени запрыгали выше, гул в глубине нарастал.
- Что такое? – не понял механик.- Нас что, и правда не выпустят?
- Неужели мы ошиблись?..
  Из трещины послышался грохот, с потолка посыпались мелкие камешки.
- Некогда разбираться – прыгаем, пока вулкан не проснулся!
  Разбежавшись, они одновременно прыгнули сквозь огонь, закрывая лица руками. И в тот же миг раскол с рёвом выбросил мощный поток пламени. Искатели приключений кубарем покатились по полу, вскочили и со всех ног помчались обратно вниз по лестнице. А вслед за ними тут и там другие, более мелкие трещины задымились и тоже стали изрыгать огонь, превращая пещерный коридор в огромную духовку. Эрик первым свернул за очередной поворот и увидел волнующуюся поверхность с отражёнными в ней бликами.
- Вода!
  Джейсон же обернулся и с ужасом обнаружил, что их настигает целый ручей жидкого огня.
- Лава!
- Прыгаем!
  Оба с плеском бултыхнулись в воду, и поплыли что было сил. А позади уже слышалось громкое сердитое шипение огненного стража, столкнувшегося с враждебной средой.
- Миссис Крайтон, отчаливаем! – художник первым занырнул в батискаф и протянул руку приятелю.
  Мия скользнула к стене, учёная запустила двигатели.
- Что случилось?
- Эрик и Джейсон разгневали стража?
- Очевидно, - моряк тоже влез в уже разворачивающуюся субмарину.- Только не пойму, чем.
- Ты вынес оттуда что-то ещё? – глянул на приятеля художник.
- Я?.. А может, ты сам взял не то?
- Значит, всё-таки вынес.
  Тот глянул на друзей, виновато поёжился под пристальным взглядом русалки и вытащил из набедренного мешка серебряное зеркало.
- Что, всё-таки позарился на сокровища труатенов?
- Ни на что я не зарился! Думаю, а вдруг это и есть зеркало Леурена. Можно ведь вынести что-то одно. Вот я тоже одно и вынес.
  Мия ещё раз внимательно посмотрела ему в глаза.
- Джейсон поступил не очень хорошо. Но без плохих мыслей – Мия видит. Наверно, страж тоже увидел, потому вы живы.
- Теперь убедился? – улыбнулась Элизабет.- Нельзя шутить с древней магией.
  Батискаф выплыл из пещеры и стал подниматься, когда вдруг его потряс сильный толчок.
- Что такое?!
  Перед обзорным иллюминатором подобно смерчу, крутясь, опустился большой чёрный конус.
- Это бог-Нефть! Увидел маленького Леурена!
- Или услышал «огненную сигнализацию».
- Как нам быть?!
  Ещё один толчок заставил «Лауру» закачаться. Видимо нефть, не в силах уйти под воду, буравила её сверлящими ударами-водоворотами.
- Мия, только ты сможешь нас вывести,- глянул Эрик на бывшую подопечную.
- Ми-и…- жалобно пискнула та, сворачиваясь в клубок.
- Не бойся,- ободряюще улыбнулся Джейсон.- Ты ведь половчее нас, и наверняка сможешь увернуться от этих штук. А для солидности – вот,- он вытащил из багажа метровую палку с вилкой на конце.- Противоакулий электрошок. Смотри. Держишь вот так, нажимаешь вот это, и…
  Мия испуганно шарахнулась от искры, с треском проскочившей по вилке. Но потом восторженно захлопала глазами.
- Громовое копьё…
- Именно. Держи. Только не прикасайся к этому кончику.
  Та неуверенно взяла электрошок, ещё более неуверенно нажала на курок и снова шарахнулась от разряда. Но оружия не выпустила.
- Проверено,- кивнул механик, снова занимая кресло пилота,- бог-Нефть боится электричества. Так что ты во всеоружии. А теперь – вперёд!
  Русалочка кивнула и покинула батискаф.
  Не видя смысла больше прятаться, Джейсон включил прожектора и опять направил судёнышко вслед за провожатой. Они прошли над скалистой стеной, отделяющей пещеру, когда сверху метнулось ещё одно «щупальце». Мия решительно развернулась и ткнула в него «громовым копьём». По чёрному водовороту замелькали разряды, и он разлетелся клочьями. Те неспешно поплыли вверх, а Мия, просвистев воинственный клич, махнула людям, чтоб следовали за ней. Пройдя между скал и отразив ещё несколько нападений, они вышли в открытое море и спустились на глубину. Проводница снова показалась в люке.
- Отличная работа! – повернулся к ней Эрик.- Ты была неподражаема, малышка!
- Да,- кивнула Элизабет,- ты спасла всех нас. Спасибо. Но как быть теперь? Что нам делать с этим зеркалом, чтобы одолеть Нуфтэкона?
  Русалочка положила электрошок на пол батискафа и облокотилась на край люка.
- Мия не знает, как оживить зеркало.
- Капитан, помнится, говорил, что нужен человек с чистой душой,- почесал в затылке художник, доставая свою находку.- Только его зеркало отразит и послушается.
  Все взгляды устремились на древнюю реликвию. Матовая поверхность почти ничего не отражала. Однако, вглядываясь в неё внимательней, каждый ощутил на душе какое-то странное чувство и невольно отодвинулся подальше.
- Интересно, а что станет с неподходящим? – прищурился Джейсон.- У меня почему-то нет охоты проверять это на себе.
  Теперь молчание в батискафе затянулось надолго. Когда уже сворачивали в бухту, русалочка окинула взглядом людей:
- Мия уплывает.
- Что-то случилось?
- Ничего. Сейчас бог-Нефть позади – впереди человеческий город. Русалкам нельзя там быть. Пусть люди идут домой, а Мия поплывёт в океан. Надо посоветоваться с мудрой королевой.
- Ваши правящие круги знакомы с зеркалом Леурена? – спросил Джейсон.
- Правящие круги?..- удивлённо подняла крылышки та.- Нет-нет, королевы – не правящие круги. Это старые-старые русалки, познавшие всю силу магии. Могут дать совет.
- Тогда это действительно ценная помощь,- кивнул Эрик.- Но что-то боюсь я тебя отпускать. Вдруг ты не успеешь до ночи, и превратишься в человека посреди океана.
- Чтобы превратиться, на меня должен упасть серебряный луч,- русалочка выгнула спину и расправила плавнички пошире.- В глубине его нет. Но Мия вернётся к восходу Серебряного лика.
- Тогда счастливого пути.
- Спасибо,- она нырнула, помахала рукой в иллюминатор и исчезла в тёмной воде.

0

8

VIII

- И как нам быть теперь? – спросил механик, поставив на место «Лауру» и спустившись со всеми на причал. – Идти домой и ждать вестей из океана?
- Боюсь, что так,- развела руками Элизабет.- Ни ты, ни я не имеем опыта в использовании магических реликвий. И если одна охранная система чуть вас не поджарила, я даже не представляю, на что способно само сокровище.
- Если не испытывать прибор, то зачем тогда его вообще приобретать?
- Перед испытанием нужно прочесть инструкцию. Может быть русалочья королева её знает?
  Эрик, молча созерцавший зеркало, глянул на друзей.
- У меня есть идея.
- Какая?
- Рискованная. Я не вправе просить вас об этом, но решение за вами. Ведь дело касается ваших друзей.
  Моряк и учёная недоумённо переглянулись.

- Как дела у Роберта и Филипса? – подошёл Джейсон к сидящим в вестибюле больницы сослуживцам.
- Плохо,- откликнулся один.- Врачи колют им антибиотики, но это только тормозит заражение. Кажется, придётся снимать с якоря «Леурен» и везти их на большую землю. Может, наши светила медицины что-нибудь придумают.
- А как же быть с танкером?
- Капитан беседовал с мистером Крузом. Тот сказал, что попробует сам всё уладить.
- Как же, интересно? – прищурился механик.- Ну ладно, это его дело. А мне можно пока проведать наших пациентов?
- Ой, не советуем! В них точно бес сидит!
- Ничего. Я на эти дела в последнее время насмотрелся,- он кивнул Эрику и Элизабет, и все трое направились к палатам.
  Для одержимых медики отвели дальний изолятор. Сейчас его дверь была заперта на ключ, а рядом сидел дежурный санитар. Миссис Крайтон уверенно подошла к нему и деловым тоном поинтересовалась:
- Больные Роберт и Филипс там?
- Да,- поднял голову дежурный.
- Мне сообщили, что их состояние не улучшилось. Вы не могли бы пустить нас туда. Я должна дать больным новую вакцину.
- А вы кто?
- Доктор наук Элизабет Крайтон. Сейчас я располагаю новейшим препаратом, и должна использовать его, пока изменения не стали необратимыми.
- Но…но…
- Не беспокойтесь. Всю ответственность я беру на себя. А теперь откройте, пожалуйста, дверь. Время не терпит.
- Л-ладно, - санитар неуверенно завозился с ключами, а потом замер на пороге, поглядывая то на привязанных к койкам пациентов, то на посетителей, решительно входящих в комнату.
- Не беспокойтесь,- обернулась к нему учёная.- Ваша помощь не потребуется,- и закрыла за собой дверь.
- А теперь скорее,- глянул на Эрика Джейсон.- Это маленькая больница, и у того типа вряд ли уйдёт много времени на поиски главврача.
- Я не уверен, что у нас вообще что-то получится.
- Не ты ли всё это затеял? А ну давай, действуй!
  Тот кивнул и поднял зеркало Леурена в руке.
  А Элизабет тем временем подошла к одержимым. На тех нельзя было смотреть без содрогания, но учёная спокойно присела на краешек койки. Пациент поднял голову и зашипел на неё.
- И не зачем меня пугать,- улыбнулась та.- Давайте лучше поговорим по-человечески.
- Ты нам не поверишь,- раздался в ответ жуткий скрежещущий голос.- Никто нам не поверит, пока не настанет час. А когда придёт наш хозяин, все вы погибнете, если не склонитесь перед ним.
- Вижу, ваш хозяин держит подчинённых в строгости. Но вы не подскажете, когда именно он намерен явиться?
- Вы не знаете. Вы ничего не знаете,- оживился второй одержимый.- Но узнаете, когда хозяин явится в великой славе!
- Почему это мы не знаем? Ведь речь идёт о боге Нуфтэконе?
- Вы не знаете! Не знаете! Не знаете и половины! – задёргались, гремя кроватями, Роберт и Филипс.
- Вот я и надеялась узнать от вас побольше. Ведь мы тоже с нетерпением ждём вашего хозяина,- миссис Крайтон оглянулась на Эрика и незаметно подмигнула.- Мы уже приготовили для него подарок. Взгляните. Ему должно понравиться.
  Одержимые неожиданно угомонились и с явным интересом приподнялись на подушках. Художник шагнул вперёд, направляя на них зеркало.
- О талисман морской стихии, зеркало истины, отрази правду и помоги вернуть то, что было искажено.
  Древнее стекло неожиданно прояснилось и заискрилось зеленовато-голубым, как морские волны. Элизабет встала и поспешно отошла в сторону, а одержимые заворожёно уставились на ожившую реликвию. Эрик сделал ещё шаг, и те вдруг зашипели и заметались сильнее прежнего, не смея, впрочем, отвести взгляда.
- Что с ними? – насторожено подался вперёд Джейсон.
- Кажется, получается,- отступила к нему учёная.
  Пациенты бились всё яростнее, заставляя койки трещать. Вот одна завалилась на бок, одержимый свалился и скорчился на полу. В то же время на запястье у другого треснул ремешок, освобождая одну руку, он тоже перевалился через край и точно так же рухнул на пол.
- Нет, не получается! – стиснул кулаки механик.- Эта штука их убивает!
- Постой,- взяла его за плечо Элизабет.
  Роберт и Филипс поднялись на колени, выгнули спины, и изо рта у обоих потекла нефть, образовав на полу приличную лужу. А оба пациента снова бессильно распластались. Эрик опустил зеркало, тяжело вздохнул и, покачиваясь, отошёл назад, Джейсон бросился к не подающим признаков жизни сослуживцам, а в двери возник весь немногочисленный медперсонал во главе с дежурным санитаром.
- Что здесь произошло?!!
  Миссис Крайтон тоже подошла и пощупала у больных пульс.
- Всё в порядке. Этих двоих надо перевести в обычную палату, а это,- она указала на чёрную лужу,- немедленно собрать и сжечь.
- Вы кто такая? – вышел вперёд представительный мужчина в белом халате - очевидно, главврач.
- Выполняйте! – строгой мамашей глянула на него учёная.- Объясняться будем после.
  И доктора послушно взялись за дело. А Эрик и Джейсон, чтобы не путаться под ногами, вышли из кабинета.
- Ну ты даёшь, - механик дружески толкнул художника локтем.- Настоящий маг, изгоняющий демонов.
- Да я сам не знаю, что на меня нашло, - пожал плечами тот.- Я просто попросил помощи у зеркала Леурена, а дальше оно как будто действовало само.
- В любом случае, это было круто.
- Но я не уверен, смогу ли проделать так с Нуфтэконом.
- Попробовать не мешает.
  Через некоторое время к ним в вестибюль вышла миссис Крайтон.
- Ну, как дела? – подскочили к ней друзья.
- В кои-то веки дела налаживаются. Состояние больных стабилизируется. Доктора решили повторить исследования, но я и так вижу, что зараза вся вышла.
- Претензий за самовольный эксперимент не было?
- Я созналась в умышленном риске и наплела про труатенское зелье, добытое во вчерашнем походе. К тому же, как ни крути, эксперимент удался. Хорошо хоть, они не знают, что я доктор наук по исторической, а не по медицинской части.
- И что нам делать теперь?
- Вечереет… Думаю, на сегодня дел хватит. Лучше нам всем вернуться в штаб-квартиру. Простите, Эрик, но, кажется, и на эту ночь мы – ваши гости.
- Понимаю. Но что скажет ваша команда?
- Ну, теперь, когда возвращение на континент откладывается до выздоровления Роберта и Филипса, «Леурен» пришвартован надёжно.
- Тогда, - кивнул художник,- я возвращаюсь домой. Буду дожидаться Мию, и готовиться к приёму гостей. А вам бы получше разузнать о планах нашего друга мистера Круза.

- Мистер Круз летал сегодня на вертолёте к танкеру. И теперь, кажется, намерен связаться с континентом для последующего принятия мер.
  Все трое сидели у Эрика дома. Солнце зашло, и было слышно, как волны снова бушуют среди скал. Джейсон, наводивший справки о нефтяном магнате, «сдавал рапорт».
- Интересно, не заметил ли он на своём корабле ничего странного? – хмыкнул художник.
- Если и заметил, то не подаёт виду. И вообще, о своих делах он весь Труат-Полис не оповещает. Его вилла за городом, и надёжно охраняется. Контакт с населением минимальный.
- Да, подходящее место для тёмных делишек. А что у вас, миссис Крайтон?
- Роберт и Филипс идут на поправку, не сегодня-завтра придут в сознание. Интересно, будут ли они что-то помнить? Наши лаборанты опять взялись за образцы Нуфтэкона и разрабатывают план повторной вылазки. Они доверяют Крузу не больше, чем мы. А как дела у тебя, Эрик? Нет вестей от Мии?
- Нет,- художник встал из-за стола и подошёл к окну,- и я начинаю за неё волноваться. Скоро ночь, шторм опять усиливается. При таких волнах я бы даже русалке не советовал приближаться к скалам.
- Не переживай,- ободряюще хлопнул его по плечу моряк.- Твоя подружка – самый опытный лоцман, что я когда-либо видел в жизни. И если она, типа, начинающая, то какой же умище у ихней королевы. При таких спонсорах мы точно старину Нуфтэкона к ногтю прижмём.
- Мне бы твою уверенность.
- Кстати, пока мы здесь без толку торчим, может, расскажешь поподробнее об этом чуде природы?
- О русалках?
- Ага. Не ради меня – ради миссис Крайтон. А то она уже вся извелась.
  Оба оглянулись на учёную, а та смущённо развела руками.
- Не буду отрицать, эта антропологическая аномалия и правда не даёт мне покоя. С Нуфтэконом мне почти всё ясно, а вот русалки…действительно величайшее чудо природы.
- Хорошо,- подумав, кивнул Эрик.- Я расскажу, что слышал от неё. Только это не должно стать научной сенсацией.
- Обещаем,- клятвенно подняли руку Джейсон и Элизабет.

  Полночь давно миновала, гости уснули после тяжёлого дня, а вот художнику было не до сна. Он стоял перед окном, теребя в руках футболку Мии, и не сводил глаз с океана. Надежда ещё оставалась – идущая на убыль луна восходила всё позже. Но когда среди тяжёлых туч показалось её неясное мерцание, он накинул плащ и вышел на пирс. Однако, между бушующими волнами, свирепым ветром и моросящим дождём, продержался не больше пятнадцати минут. Вернувшись в дом, Эрик поставил у окна знакомое кресло, сел в него и, продолжая следить за морем, не заметил, как задремал.
  Грохот волн и свист ветра не оставили его и во сне. А потом на их фоне появилось нечто необычное. Словно едва заметное мелодичное гудение, волной просачивающееся в сознание. Оно нарастало, закручивалось водоворотом вокруг, пока полностью не затянуло человека. Художник почувствовал, будто погружается в глубокий тёмный омут, в то же время находясь под чьим-то пристальным взором. Это уже становилось пугающим. Эрик попытался вырваться, но не мог ничего поделать с этим энергетическим течением. А потом, откуда-то извне, в его голову проник голос без слов:
  «Значит, это ты оживил древнюю реликвию»
- Кто вы?
«И как ты намерен ею распорядиться?»
- Я намерен использовать зеркало Леурена по назначению – уничтожить Нуфтэкона. Или хотя бы вернуть его на надлежащее место.
  «Ты считаешь, что в этом предназначение зеркала?»
- А разве нет? Так было написано у входа в священную пещеру.
  «Ты намерен обратиться к силам, о которых ничего не знаешь?»
- Кто со мной говорит?! Это не Нуфтэкон. Кто вы?
  «Я страж древней реликвии, чьей помощи ты просил»
- Страж? Тот, что едва нас не поджарил? Такой помощи я не просил. Но, кажется, догадываюсь… Вы русалочья королева.
  «Ты знаешь меня под этим именем, но ты вкладываешь в него неверный смысл. Я не правитель на троне. Я просто та, кто овладел собой телесно и духовно. Опасно связываться с тем, чего не понимаешь. Я вижу в тебе благие помыслы. Но то, к чему ты обращаешься для их выполнения, может вовсе не быть благим»
- Загадки какие-то… Разве русалки хотят возрождения Нуфтэкона? Разве вы собираетесь всё-таки продолжить миссию своих забытых создателей?
  «Нет, мы не хотим становиться рабами. И тот, кого ты зовёшь Нуфтэконом, нам не друг. Но это не значит, что люди – наши друзья. Ты познакомился с Мией. Это милое и любознательное дитя. Она сказала тебе правду – мы живём в единстве с магией этого мира. Однако твой народ может и нас счесть злом. Нечистой силой»
- Знаю, знаю. Мой народ по жизни не в ладах с магией этого мира. Но я всё-таки художник-маринист и, надеюсь, знаком с ней немножечко лучше. К тому же я вовсе не намерен рассказывать о вас всем людям.
  «Но ты тоже сын своего народа. Твоя душа также отторгает всё, не соответствующее вашей морали»
- Это верно. И сейчас моя душа отторгает то, что творит Нуфтэкон. Если вы подскажете мне, как одолеть его, я буду вам благодарен. И, насколько я понял, это будет взаимовыгодный союз. Если же нет, то мне действительно придётся лезть в такие сферы, о которых я ничего не знаю, и надеяться на удачу, как сегодня в больнице.
  Энергетический водоворот, держащий Эрика, чуть потеплел – диковинная собеседница, похоже, улыбнулась.
«Мне ни к чему учить тебя обращаться с зеркалом Леурена. Ты уверен в своих замыслах и решителен в достижении цели – твоё отражение соответствует истине. Но ты ещё не овладел высшей духовной силой, и вряд ли сможешь освободить всю его мощь. Мия в этом искуснее, но лучше ей не брать зеркало в руки. Сейчас она балансирует между двумя формами – её отражение может не соответствовать истине. Но ей нужна помощь – твоя и зеркала. Потому что сейчас она в руках врага»
- Что?!!
  «Она плыла, чтобы встретиться со мной. Но не доплыла. Нуфтэкон и его слуги перехватили её»
- Что же теперь делать?!
  «То, что ты и намеревался. Если хочешь добиться цели – не сворачивай с пути. Ты должен одолеть Древнего. Его сила – в его избраннике. Ты распоряжаешься силой зеркала, потому что оно само тебя выбрало. Так же избранник распоряжается силой Нуфтэкона. Если разорвать эту связь, бог перестанет быть богом»
  И магический водоворот растворился так же быстро, как появился. Эрик медленно открыл глаза, а потом вскочил и огляделся. Всё было по-прежнему. Диван стоял пустой, Джейсон, не желавший стеснять хозяина, спокойно спал на матрасе на полу, а пробивающиеся в окно предрассветные сумерки освещали картину с песней Серебряного лика.
- Это что…мне всё приснилось?
  Художник подошёл к окну. Небо вверху всё ещё затягивали тучи, но над самым горизонтом светлела чистая полоска. На западе в неё выглядывала убывающая луна, а на востоке розовели лучи восходящего солнца. Лежащее на подоконнике зеркало Леурена искрилось и переливалось в этом зыбком свете. Эрик улыбнулся и поднял реликвию:
- Талисман морской стихии, Серебряный, Золотой лики, духи океана, я обращаюсь к вам. Если вы все вместе воплощаете великую гармонию природы, то посодействуйте мне, пожалуйста, и помогите восстановить эту гармонию.
  Луна опустилась за горизонт, поднимающееся солнце скрылось в тучах, блистательный рассвет перешёл в хмурое утро. Однако художнику казалось, что отблески светил продолжают переливаться в глубинах зеркала. Нечто подобное как будто отразилось и в душе. Глубоко вздохнув, Эрик хотел было отойти от окна, когда заметил вдали на тропинке знакомую долговязую фигуру в плаще.
- Капитан?
  Когда в дверь послышались три размеренных удара, и Джейсон, и Элизабет уже были на ногах. Все трое встали в дверях, приветствуя нежданного гостя.
- Простите за столь ранний визит,- тронул шляпу Капитан,- а также за дурные вести, но я должен передать вам вот это,- он протянул Эрику сложенный пополам лист бумаги.
- Что это?
- Насколько я знаю, теперь это называется шантаж. И мне противно само прикосновение к этому грязному посланию, но на кону судьба невинной души. Если не сказать – святой.
  Все трое переглянулись. Механик решительно взял у приятеля записку и прочитал:
- «Боюсь, вы напрасно ждёте свою хвостатую подругу. Кажется, она предпочла вашему гостеприимству наше. Однако вы можете вернуть её, в обмен на то, что добыли вчера. Даю вам день на размышление, а в полночь приходите к старому доку – побеседуем. Конечно, живая русалка могла бы стать величайшим прорывом в науке, однако ваша находка может представлять куда большую музейную ценность. Так что думаю, мы сможем договориться. Подпись – Ценитель. И ещё одно – я вас ни в чём не ограничиваю. Можете обратиться в полицию, если хотите. До встречи»… Какая сволочь! – Джейсон в негодовании смял листок. Потом покосился на Капитана.
- Понимаю ваше горе,- кивнул тот.- Полностью понимаю. Ведь вам открылось морское божество, о встрече с которым я только мечтал. Не нужно это скрывать. Я сразу понял, что Мия – не та, кем кажется. Но не тревожьтесь, я на вашей стороне.
- Откуда эта записка? – спросила Элизабет.
- Сейчас ко мне в музей приходил посланник. Велел передать её тем, с кем я беседовал позавчера, то есть вам. Кажется, не я один в тот день разглядел истинное лицо Мии.
  Последовала пауза.
- Послушайте,- снова заговорил Капитан,- эти негодяи «ни в чём вас не ограничивают» - они думают, что вам не к кому обратиться в подобном вопросе. Но они ошибаются. И, если вы примете мою помощь, я сделаю всё, что смогу.
- А чем вы можете нам помочь? – спросил Эрик.
- На этом острове не так уж мало людей, которые верят в морские божества, и не дадут их в обиду,- улыбнулся миссионер.

Отредактировано Паша (2012-04-15 22:26:43)

0

9

IX

- Похоже, вы были правы,- сказал он пару часов спустя, сидя вместе с тремя друзьями в музейной подсобке.- Все ставки на мистера Круза, нефтяного магната. Похоже, Нуфтэкон нашёл себе посредника.
- Это ваши…прихожане выявили? – спросил Джейсон.
- Среди моих слушателей оказались несколько человек, работающий на его вилле. И они говорят, что их хозяин затеял в последние дни что-то секретное. А главное, вчера вечером выплывал на яхте в неизвестном направлении. И, по всем признакам, в ближайшее время снова намерен куда-то выплыть.
- И какие ваши предложения? – поинтересовалась Элизабет.
- Конечно, решение за вами, но я предлагаю прийти на сделку. И прийти не одним. Круз не ожидает, что у вас найдутся единомышленники. Я также предлагаю взять с собой зеркало Леурена. Если против нас выступит Нуфтэкон, мы встретим его во всеоружии.

  И в полночь у старого дока на краю бухты Труат-Полиса собрались несколько человек. Выражение их лиц соответствовало обстановке. Тёмное, полуразрушенное здание и размытые волнами пирсы под дождливым ночным небом – всё как раз подходило для такой встречи. Эрик стоял на самом краю, Элизабет с небольшим плоским свёртком в руке, и ещё шестеро горожан с суровым видом столпились поодаль. Напряжение ощутимо висело в воздухе.
  И вот в темноте мелькнул огонёк. К бетонному берегу неторопливо приблизился большой катер. Художник решительно шагнул навстречу:
- Добрый вечер, господин Круз,- криво усмехнулся он.
  На берег шагнул представительный мужчина в дорогом костюме. Следовавший за ним охранник держал над начальником зонтик, ещё двое пристально следили за всем с борта катера.
- Добрый вечер,- отозвался нефтяной магнат.- Вижу, вы принесли зеркало.
- А я вот что-то не вижу ответного жеста. Где Мия?
- На моей вилле, плещется в бассейне.
- Я бы спросил, когда вы намерены её отпустить, но что-то мне подсказывает, что вы этого делать вовсе не намерены. Кажется, вы из тех людей, которые привыкли получать от жизни всё. И не только от жизни.
- Как вы могли такое подумать? Я ведь не террорист какой-нибудь, а уважаемый бизнесмен. И я всегда выполняю условия сделки. Вы же смотрите на меня так, словно я похитил вашу жену или дочь. Но если подумать, я просто наткнулся в море на редкое существо. Что плохого в том, что я его поймал, к тому же обеспечив все условия? И теперь, когда мне попался покупатель, способный предложить другой ценный экспонат, я не против совершить обмен.
- Ну, если всё так просто, то не согласитесь ли вы заодно просветить меня, что такого ценного в этой труатенской безделушке, раз вы готовы обменять её на такое удивительное чудо природы?
- О, эта, как вы выразились, «безделушка» имеет огромную ценность. Во-первых, она вовсе не труатенская. Зеркалу Леурена несколько тысяч лет, оно было изготовлено в эпоху раннего средневековья, и имело священный статус у многих народов. Но уже почти три тысячелетия, со времён гибели Дираона, о нём никто ничего не слышал. Сам факт существования этой реликвии был под сомнением. Подумайте, какой переворот вызовет эта штучка. Поэтому та цена, что я собираюсь выплатить, совсем невелика, если не сказать, маловата. Я могу даже сообщить музеям ваше имя, как человека, нашедшего этот артефакт. Насколько я помню, вы тоже имеете отношение к искусству, вам бы такая известность не помешала.
- О, вы так любезны. Полагаю, сейчас вы предложите мне отдать зеркало и, когда, привезя его домой, вы убедитесь в подлинности товара, Мия уплывёт из вашего бассейна в открытый океан?
- Ну почему же? Учитывая ваше недоверие ко мне, я всех приглашаю на катер. Мы вместе поплывём ко мне домой, вместе убедимся в подлинности зеркала, после чего и состоится обмен.
- На таких условиях я, пожалуй, готов согласиться, но что-то мне снова подсказывает, что не музейная ценность этой реликвии вас привлекла. И вовсе не для себя вы пытаетесь её добыть. Кажется, здесь попахивает сделкой с дьяволом.
- О, вы тоже невысокого мнения о мировой прессе, понимаю. Но «дьявол», по-моему, слишком…
- Мистер Круз! – внезапно раздалось с катера. Все повернули головы. Один из охранников, держа в руке рацию, махал ею хозяину.- Мистер Круз, на вашу резиденцию только что напали!
- Кто?
- Говорят, какое-то народное ополчение.
- Значит, вот как вы исполняете условия сделки! – гневно обернулся бизнесмен к художнику.- Заговариваете мне зубы, пока ваши сообщники меня грабят. И где вы только умудрились набрать целое «народное ополчение»? Впрочем, давайте играть по вашим правилам,- снова обернувшись к охране, он распорядился: - Передайте, пусть не чинят препятствий. Им нужно содержимое моего бассейна – Бога ради. Но тогда и мне придётся взять свою долю не самым вежливым образом.
- Вы сами написали в своём послании, что ни в чём меня не ограничиваете…- попятился Эрик. А берег уже, как по волшебству, заполнился людьми в тёмных комбинезонах. В руке каждого блестел пистолет. Оттеснив художника, они без слов направили оружие на его спутников и бесцеремонно выхватили свёрток у Элизабет. Затем, так же молча, прошли на катер. Точнее, уместилась там лишь малая часть, остальные неподвижными истуканами выстроились перед хозяином. Эрик и остальные рванулись было следом, но под взглядом многочисленных стволов, вынуждены были остановиться.
- Прошу прощения,- продолжал Круз, заглянув в пакет и отходя со всеми,- я вовсе не собирался использовать крайние меры. Но вы сами вынудили меня к этому.
- Говоря о дьяволе, я имел в виду вовсе не мировую прессу,- только и процедил художник.

  Вилла Круза расположилась на другом, более живописном краю бухты, за городской чертой, где уже начинались скалы, но катер или небольшая частная яхта ещё могли пройти. Роскошный особняк окружала высокая ограда, прерывающаяся лишь у небольшого причала. Дальше, в середине обширного, усаженного пальмами двора, раскинулся большой бассейн, уходящий одним краем под навес дома. Там располагалась сауна, джакузи, и прочие атрибуты, связанные с отдыхом на воде. Обычно всю территорию патрулировали вооружённые молодцы, но сейчас здесь творилось нечто невообразимое. Ворота активно штурмовала неорганизованная толпа, а охрана, вместо того, чтобы прекратить беспорядок…малодушно дезертировала в здание особняка. Захватчики распахнули ворота, вошли во двор и слегка убавили темп, настороженно озираясь. Похоже, такого мирного приёма они ждали меньше всего, и теперь опасались какой-нибудь серьёзной неприятности. Так, недоверчиво оглядывая окрестности, люди обошли дом и двинулись к бассейну, похоже, чётко представляя цель своего визита. Но ещё раньше, вынырнув из моря на незащищённый двор, бассейн пересекла юркая тень водолаза.
- Мия? Ты здесь? Ты жива? – метко сбив стрелой из подводного ружья висевшую под потолком камеру слежения, человек подошёл к другому, небольшому бассейну.
- Ми-и…- приподняла голову бессильно облокотившаяся на бортик русалка. Длинная массивная цепь пристёгивала её к перилам.
- Что же они с тобой сделали?! – незнакомец подскочил, взяв её за руки.
- Эрик? Эрик пришёл вытащить Мию?
- Боюсь, не получится,- он подёргал цепь.- К тому же я не один.
- Другие люди? Люди не должны увидеть Мию.
- Вот именно должны. Но не в таком виде. Надень-ка,- он вытащил из пакета одежду подопечной.
- Нельзя стать человеком,- покачала головой та.- Серебряный лик выходит всё позже. И он не сможет бросить на меня луч,- русалочка кивнула на крышу и пасмурное небо.
- Для чего тогда существуют чудеса? – подмигнул художник сквозь маску акваланга и выудил из того же пакета матовое зеркальце на короткой ручке. – Зеркало Леурена, выпусти свет, отразившийся в тебе.
  Стекло осветилось серебристым сиянием и, как прожектор, выбросило яркий луч. Русалочка удивлённо ахнула, потом целиком выскользнула на берег и, расправив крылышки, подставила их под лунный свет.
  Вбежавшим под навес «народным ополченцам» предстала пугающая картина: хрупкая девчушка в мокрой одежонке, прикованная цепью за пояс, лежала, сжавшись в комочек, на холодном кафельном краю бассейна. Такое зрелище невольно заставляло забыть о первоначальной цели визита, а мнение о хозяине особняка само собой падало ниже ватерлинии.

  Круз сидел в крохотной каютке своего катера, неторопливо плывущего домой, и рассматривал антикварный трофей, когда чей-то насмешливый голос прокомментировал:
- Ничего не скажешь, ловко.
  Бизнесмен поднял глаза. Перед ним на скамеечке разместились «тёмные секьюрити». Можно было подумать, что решил подать голос один из них, но только тень говорившего в полумраке выглядела более угловато, чем однообразно затянутые в комбинезоны атлеты, никак не реагирующие на нового соседа.
- Вы считаете, операция прошла блестяще? – усмехнулся Круз.
- Я не говорил о твоей операции. Я говорил, как ловко этот художник с компанией тебя надули.
- Что?..
- Ты разговаривал не с тем человеком, и взял у него не то зеркало.
- Как не то?! – нефтяной магнат поднял перед собой круглый серебряный диск.- Это же музейная вещь, сразу видно. А отделка какая.
- Что ж. Можешь продать её в музей, если хочешь. Наверняка она действительно стоит больших денег. Но это не зеркало Леурена. И тот, у кого ты его отнял, не был Эриком-художником.
  Круз онемел.
- Так…так что же вы не проследили?.. Вы ведь сказали, что он добыл настоящее зеркало. И должен принести его. Почему вас там не было? Я ведь этого Эрика не знаю.
- Я не могу быть одновременно везде,- хмыкнул попутчик, снова растворяясь во тьме каюты.

  Труатская полиция, вместе с «народными ополченцами» и учёными «Леурена», переквалифицировавшимися в репортёров, заполнили весь двор. На перепуганную Мию были направлены все фонарики и камеры. Та ни на один вопрос ответить не могла, и учёные сами стали выдвигать версии, зачем нефтяному магнату понадобилось похищать девушку, обнаружившую его танкер, и какие таинственные планы нарушило это обнаружение. В конце концов на пострадавшую накинули курточку и отвели в сторону, а офицеры решительно взялись за охранников особняка, выясняя, куда подевался хозяин.
  А неподалёку, в тени ближайшей скалы, произошла ещё одна встреча.
- Ну как? – спросил Эрик, стаскивая водолазную маску.
- Как по маслу,- усмехнулся Джейсон, отклеивая бородку и стирая с лица грим.- Твоё художество было принято без единого слова критики, и мистер Круз заглотил наживку, как голодная акула. А что у тебя?
- Всё сработало. И мне тоже стоит поблагодарить тебя за гидрокостюм. Надо признать, он получше моего.
- Это мелочи. А вот что я прихватил из сокровищницы второй экспонат – это действительно удача.
- Не поспоришь. А теперь надо бы вытащить оттуда Мию, она к такой толпе не привыкла.
- Сейчас миссис Крайтон разберётся.
  И через час все четверо сидели в каюте «Леурена». Небо на востоке уже начинало сереть.
- Ну как ты, малышка?
- Люди такие шумные. Как чайки на гнездовье.
- Но всё-таки они тебя вытащили.
- Да. Мия благодарна. Но так и не добралась до королевы.
- Ничего не поделаешь. А что ты можешь сказать про Круза? Ты его видела?
- Видела. Круз не слуга бога-Нефть. Но хочет им стать. Глупый-глупый.
- Скорее жадный-жадный,- усмехнулся механик.- Наверняка Нуфтэкон обещал ему богатство и целое море нефти.
- Море нефти?! – ужаснулась русалочка.- Круз хочет превратить всё море в нефть?!
- Не думаю. А вот Нуфтэкону наверняка понравится такая идея. И, пока его посредник занят, мы должны что-то придумать. И поскорее – наверняка нашему богатому другу не впервой отмазываться от полиции.
- А сегодня последний день, когда Мия человек.

0

10

О, "Русалочка"! давно пора было))

0

11

X

  Танкер по-прежнему высился среди скал тёмной глыбой. Вокруг него колыхалась густая пелена, а у пробоины чернел нефтяной потёк. Всё выглядело, как обычная утечка, но, присмотревшись, можно было увидеть, что содержимое корабля не выливается, а наоборот, втягивается внутрь, подобно змее, заползающей в нору после ночной охоты. «Леурен» снова зашёл с кормы и остановился невдалеке. Нуфтэкон словно не замечал старого знакомого, продолжая неторопливо затекать в убежище. Команда исследовательского судна собралась на палубе.
- Что-то слишком он спокойный.
- Наверно подманивает поближе.
- А может просто не хочет связываться. К тому же день начинается.
- И что же теперь делать?
- Откуда я знаю…
- Море умирает.
  Все обернулись. Потом расступились, пропуская Мию. Девушка встала на носу корабля, оглядев владения Нуфтэкона. На сей раз в её взгляде не было испуга, только печаль.
- Бог-Нефть поглощает всё живое. Растёт. Набирает силу. Он действительно хочет занять всё море.
- Так давайте прищучим его! – махнул рукой Джейсон.- Днём эта дрянь отсыпается. Пошли, поднимемся на борт, возьмём зеркало Леурена и напомним мистеру Нуфтэкону, что у горюче-смазочных материалов не бывает мозгов,- механик оглянулся на лица попутчиков и опустил голову.- Знаю, знаю, что идиотизм. А может оно само к нам выйдет, как в прошлый раз? – он сложил ладони рупором и крикнул танкеру: - Эй, Нуфтэкон, ты нас уже забыл?! Мы вернулись! Давай, выходи бороться!
  Чёрная масса продолжала неторопливо просачиваться в дыру.
- Трус! А ещё бог называется! Клякса ты, и больше ничего!
  Никакого ответа.
- Кажется, ты его не убедил,- похлопал Эрик приятеля по плечу.
- Ну попытаться-то стоило.
- Кажется, я знаю, кто сумеет его убедить,- Элизабет, давно уже смотревшая в противоположную сторону, шагнула к корме.
  Остальные тоже оглянулись и услышали усиленный скалами гул мотора. Из-за утёса выплыла знакомая яхта и уверенно направилась к «Леурену».
- А ОН что здесь делает?!
- Я подумала, что после вчерашнего неудавшегося соглашения пришло время поговорить по-человечески.
- Так это вы его сюда пригласили? – спросил художник.
- Я вчера уже говорил с ним по-человечески,- подбоченился механик.- И не мне вам рассказывать, чем всё обернулось – вы тоже там были.
- Вчера обе стороны прибегли к обману. А сегодня пришло время снять маски. Теперь мы все в одной лодке.
  Круз неторопливо поднялся на борт исследовательского судна, жестом велев охране оставаться на месте, и окинул сумрачным взглядом такую же неприветливую команду. Задержался на Эрике и Мие.
- М-да, действительно ловко вы меня вчера обошли. Что же вам нужно теперь?
- Теперь,- шагнула к нему миссис Крайтон,- вы скажете, как уничтожить эту мерзость.
- Уничтожить? – хмыкнул магнат.- Не смешите меня. Если опустить религиозные предрассудки, знаете ли вы, что это такое?
- Живая нефть.
- Именно, живая нефть. Не та ограниченная масса, которая добывается из-под земли с таким трудом и может повлечь уйму неприятностей, а биологическая субстанция, способная самовоспроизводиться.
- Хотите сказать, с ней неприятностей нет?
- Как только мы её изолируем и возьмём под контроль, неприятности исчезнут, причём навсегда. Данный вид не только будет производить нефть прямо в цистернах, оставив в прошлом все сложности добычи и транспортировки. Он также способен в качестве пищи перерабатывать отходы нефтепромысла, резину, пластик. Подумайте, какой это плюс для экологии. Мы, нефтяники, из врагов окружающей среды, станем её друзьями, из добытчиков – фермерами, а «чёрное золото» - сельскохозяйственной культурой.
- Однако мнение самого Нуфтэкона в расчёт почему-то не принимается. А ведь он обладает разумом, не пытайтесь отрицать.
- Именно для этого мне и нужно было зеркало Леурена. Не знаю, что за цивилизация создала его, и какие технологии при этом использовала, но оно усмиряет Нуфтэкона, не пытайтесь отрицать. Не удивлюсь, если это две части одной системы – зеркало и Нуфтэкон. Древние создали живую культуру и аппарат для контроля за ней, преследуя те же цели, что я теперь, разве это не логично?
- Интересно, согласится ли с вами комитет охраны окружающей среды? – прищурился Джейсон.- Думаю, если слухи о происходящем здесь до них ещё не дошли, то скоро дойдут. Да и команда этого танкера вряд ли одобрила бы свою роль в вашем эксперименте. Что же будет, когда и их судьба станет известна?
- Довольно щебетать,- неожиданно подошла Мия. Под её пронзительным взглядом бизнесмен невольно опустил глаза, переминаясь с ноги на ногу.- Если Круз говорит – бог-Нефть служит ему, пусть докажет.
- Вот мы и вернулись к первоначальному вопросу – что вы от меня хотите?
- Мы хотим, чтобы вы провели нас на свой корабль и помогли вылечить вашу же команду,- ответила учёная.- А там уж и посмотрим, как быть с Нуфтэконом.
Круз ещё раз обвёл всех взглядом и усмехнулся:
- Идёт.

  Трюм танкера напоминал отменную декорацию к фильму про инопланетян. Переплетение труб и огромные цистерны опутывала чёрная сеть щупалец Нуфтэкона. Нефть принимала здесь самые разные формы: она густой массой покрывала стены или неспешно струилась по ним, она рыхлыми прядями висела между потолочных реек и труб, она, в нормальном жидком виде, текла по пульсирующим «артериям» из того же волокнистого материала. Люди брели через это нутро монстра по колено в воде, светя фонарями и опасливо разглядывая чудовищный интерьер. Эрик и Джейсон пытались выглядеть невозмутимо, Мия, тоже отправившаяся со всеми, просто брела не дыша и глядя расширенными глазами перед собой, как канатоходец, боящийся высоты. Элизабет смотрела по сторонам с долей интереса, а ещё несколько матросов «Леурена» озирались, не скрывая ужаса. Бизнесмен наблюдал за «друзьями поневоле» с насмешливой улыбкой, а новый хозяин по-прежнему был безучастен к гостям.
  Конечная же цель маршрута выглядела наиболее впечатляюще. Трудно было сказать, чем раньше являлся этот отсек – машинным отделением, складом или даже жилыми каютами. Нижняя часть его была затоплена, в верхней виднелись обломки переборок и арматуры, торчащие из густой сети «кровеносных сосудов», выходящих из боковых коридоров. Здесь эти сосуды достигали максимальной величины, явно стягиваясь со всего корабля, их пульсирующие клубки и какие-то причудливые нагромождения нефтяной плоти занимали углубления в стенах – бывшие комнатки, и балкончики решётчатых эстакад. Всё это до отвращения смахивало на органы живого существа, не желающие ютиться в тесной клетке из рёбер, а вольготно раскинувшиеся по более просторному помещению. А в самом верху, занимая весь потолок, неторопливо кружился огромный чёрный водоворот, в который и впадали «кровеносные сосуды».
- Сердце бога-Нефть…
- И что-то мне подсказывает, будто ты здесь не в первый раз,- оглянулся Джейсон на Круза.
- Вы хотели начать с команды,- пожал плечами тот.- Пожалуйста, начинайте.
  Следя за его жестом, все глянули в дальний угол зала. Там, в одной из комнаток, сгрудилось нечто, сперва принятое за один из «органов», но когда на него направили несколько лучей – зашевелилось, оказавшись спящими вповалку людьми.
- Это нам придётся идти туда? – поёжился механик, глядя на шаткие решётчатые мостики, протянутые тут и там.- Нет уж, я в такое превращаться не намерен.
- В чём дело? – снова усмехнулся бизнесмен.- Думаете, Нуфтэкон на вас нападёт? Если бы хотел, он бы вас и на корабль не пустил.
- Вот именно,- пригляделся к попутчику Эрик.- Неужели, он вас действительно слушается?
- Я сумел с ним договориться.
- Тогда зачем же вам реликвия?
- Для гарантии.
- Что будем делать? – осмотрелась Элизабет.- Даже если мы вылечим одержимых, то их ещё надо вывести.
- Я попробую,- вышел художник вперёд, доставая зеркало.- Талисман морской стихии, отражающий истину, отрази их души и выведи к свету.
  Стекло осветилось, заиграло мягкими переливами. Одержимые зашевелились активнее и, поднявшись, медленно, как в трансе, двинулись по мостику навстречу спасателям. Идя задом наперёд, Эрик повёл команду по коридору. Мия шла рядом, страхуя его, спутники, так же заворожённо наблюдая, двигались следом, а шагах в десяти нестройной вереницей тянулись зомби. Так прошагали по нескольким коридорам и уже поднимались на верхнюю палубу, когда девушка неожиданно споткнулась и упала.
- Что с тобой?
- Серебряный лик коснулся волн. Время истекло…
  И в тот же миг одержимые, лишённые «приманки», с рыком кинулись на людей. Те тоже словно очнулись. Матросы сгрудились в кучу, подняв электрошокеры, Круз метнулся к двери, что-то крича, а Эрик снова развернулся к монстрам, выставляя зеркало им навстречу:
- Исправь то, что было искажено!..
  Вспышка осветила коридор, заставляя отпрянуть плети Нуфтэкона. Рыхло переваливаясь, те торопились отползти подальше, а поражённый экипаж танкера повалился на пол, выкашливая нефть. Когда все подняли головы и открыли глаза, им предстал обычный корабельный коридор. Только пол и стены были заляпаны чёрным, и фонарики осветили человек двадцать пять-тридцать, лежащих без сознания, но обретя нормальный вид. Там же на полу свернулась поверх ставшей ненужной одежды русалочка. Матросы «Леурена» ошеломлённо переводили взгляды с неё на реликвию в руках художника, когда Элизабет обернулась и охнула. За ней повернули головы и остальные. На ступенях, ведущих к выходу, вместо Круза стояли знакомые телохранители в чёрном. Сам бизнесмен едва угадывался за их плотным строем. Люди невольно попятились – на сей раз у недруга не было видно огнестрельного оружия (видимо, во избежание случайной искры), но численный перевес был неоспорим. Да и резиновые дубинки на поясах выглядели внушительно.
- Говорил я, не надо его приглашать,- процедил Джейсон.- Наш мистер Круз без подлостей не может.
- Напротив,- усмехнулся тот из-за спин вышибал,- я благодарен вам за это приглашение. Вы облегчили задачу мне, и избавили от неприятностей остальную свою команду. Да и этих вы без меня вряд ли нашли бы. Но теперь, увы, я должен забрать то, что мне причитается. И надеюсь обойтись без насилия.
  Громилы дружно шагнули вперёд, распихивая ещё не пришедших в себя матросов, и направились к художнику, когда на их пути поднялась на плавниках Мия:
- Прочь, чёрные люди! Я вам не причитаюсь!
- Ошибаешься, малышка. Вы оба необходимы – и ты, и зеркало. Ребята, постарайтесь не сильно помять её.
- Мия злая! – ослепительно-зловещая улыбка скользнула по её лицу. Хищно блеснули ровные, чуть заметно заострённые белые зубки, а в глазах зажёгся какой-то звериный огонёк.
- Мия?..- нахмурился художник.
  Дальше последовало нечто ужасное. Первый подошедший вышибала рухнул, сбитый с ног молниеносным «брейк-дансерским» подкатом, и глухо застонал, безуспешно пытаясь встать – хвостовое лезвие рассекло ему ноги до костей. Второй, замахнувшийся дубиной, получил «кинжальный удар» под дых, и на сей раз тот сработал с максимальным эффектом – изящная на вид рука маленького морского чудовища вошла едва ли не по локоть. Упавший тем временем с упорством берсеркера попытался обездвижить русалку, изо всех сил схватив за хвост, а двое других скрутили ей руки. Но та обхватила ближайшего плавниками за колени, и куча мала покатилась по полу. Кто-то саданул строптивой жертве дубинкой под рёбра. Та болезненно скрипнула и, рванувшись, вцепилась ему зубами в шею, когда Эрик, шокированный кровавым зрелищем, наконец, обрёл дар речи:
- Мия, что ты творишь?!!
- Мия бьёт врагов! – та, с небольшим усилием, подняла чьё-то тело над головой и метнула в оставшихся, отбросив их обратно на лестницу.
- Прекрати!!!
  Та удивлённо обернулась. Безумный блеск в глазах погас, уступив место прежнему невинно-детскому выражению, так резко контрастирующему с окровавленным ртом.
- Как ты… Почему…- художник снова не находил слов.
- Это не слуги бога-Нефть,- та подняла руку, по локоть залитую красным.- Человеческая кровь. Это люди. Злые-злые.
- Теперь я понимаю, что имела в виду королева…
- Всё это, конечно, чудовищно интересно, но лучше нам скрыться,- Джейсон оглянулся на выход, откуда уже слышался топот подкрепления – судя по многочисленности, не дружеского.
  И они поспешили обратно, мимо начинающих приходить в себя спасённых, в недра Нуфтэконова царства. Эрик, видя, что Мия не успевает, не без содрогания подхватил её под мышку. Спустившись на ярус, по молчаливому согласию разбежались в разные стороны – если Нуфтэкон захочет, он и так накроет всех, вместе или порознь, а вот запутать погоню будет больше шансов. Художник, оказавшись в полузатопленном коридоре, опустил русалку на воду и, прикрыв свет ладонью, двинулся вглубь, стараясь не плескать слишком громко. О боге-Нефть он сейчас вообще не думал. Взамен вспомнились другие легенды о сказочных сиренах – не только прекрасных и величественных, но ещё коварных и безжалостных. Тех, что утаскивали моряков под воду и заманивали на рифы корабли – кажется, с конкретной целью.
  «Ну да. Хищные амфибии, которые не прочь разнообразить рыбную диету «настоящей человеческой едой». Королева так и сказала: твой народ может и нас счесть злом. Как я раньше не додумался?»
- Разве люди не убивают морских друзей – дельфинов, китов? – словно прочла его мысли Мия.- Люди убивают и русалок.
- М-да, с таким доводом не поспоришь.
- Теперь Эрик не будет любить Мию? – остановилась в воде та, повесив крылышки. Художник тоже остановился.
  «А ведь это мне испытание. Испытание русалочьей королевы. Сумею ли я принять их род вообще и Мию в частности, или тоже сочту их нечистой силой»
- Ты ни в чём не виновата, малышка,- с улыбкой обернулся он.- На самом деле ты права – кто здесь нечистая сила, так это мы. Вечно мы натворим делов, а страдают все. Даже русалок люди создали из корыстных помыслов. И Нуфтэкона вызвали… Это я должен просить прощения.
- Нет-нет. Эрик хороший! – Та рывком вылетела из воды и, окатив с головой, повисла у него на шее.
- Ну-ну, потише. Не забывай, что на нас идёт охота.
- Мия виновата. Всех отвлекла.
- Ну вот что, не будем искать виноватых, а поищем лучше способ справиться с Нуфтэконом. Может, нам вернуться к его сердцу и попробовать применить зеркало?
- Нет-нет. Не сердце – душа. Душа бога-Нефть. Когда там были, Мия не слышала её. Где-то здесь, на корабле-танкере, но не там, где сердце.
- Ладно. Доверимся твоему чутью и попробуем не угодить в засаду.
  Однако Нуфтэкон по-прежнему игнорировал человека и русалку, движущихся сквозь его нутро. Хотя никаких враждебных действий с его стороны не наблюдалось, но само присутствие сильно затрудняло движение. Кое-где коридоры были полностью перекрыты нефтяными нагромождениями, кое-где напротив – сломанные стены позволяли перейти в другое помещение, что превратило танкер в запутанный лабиринт. Угадать, в какой части корабля находишься, было невозможно, а учитывая подвижность живой нефти, та наверняка могла менять маршруты. Отовсюду слышалась её неторопливая активность: плеск, шлёпанье, бульканье и пульсация. Мия кривилась от «мёртвой воды», через которую плыла, Эрик тоже был не в восторге от нефтяного запаха, и на обоих ощутимо давила воля потустороннего существа, непонятно почему терпящего этих мелких диверсантов.
- Ну как? – в который раз спросил художник подопечную.
- Никак. Душа бога-Нефть не приблизилась. Приблизилось сердце. Эрик прав – попробуем ударить туда.
  Цель поиска не заставила себя ждать. Коридор – уже не квадратный, а круглый от переплетения чёрной плоти, словно путники оказались внутри одного из «кровеносных сосудов» - вывел к большому залу. Мия приостановилась, не спеша выплывать в этот просторный бассейн. Эрик же осторожно выглянул, посветив вокруг. Ничего не изменилось. Пульсировали гигантские вены и органы, кружился вверху перевёрнутый водоворот. Только сейчас привлекла внимание жара, а ведь и в коридорах было не меньше сорока градусов. И по-прежнему никакой реакции на гостей.
- Так что же? – достал зеркало художник.
- Не знаю. Что-то не так. Почему бог-Нефть привёл нас в своё сердце?
- А сейчас и проверим. Талисман морской стихии, порази своей силой…
- Стойте!
- Что? – оба подняли головы. В верхнем коридоре, из которого не так давно выходили все, стояла Элизабет.
- Миссис Крайтон? Что случилось?
- Я кое-что поняла. Нельзя обрушивать на Нуфтэкона силу морской стихии. Здесь он слишком силён – просто переборет её, как прививку, и окончательно приживётся. Вот почему он допустил нас сюда.
- Браво, браво. Потрясающая логика,- неожиданно раздался ещё один голос. Фонарики повернулись и осветили стоящего в боковой комнатке под самым потолком… Капитана. Миссионер снисходительно взирал на людей со своей высоты, и все буквально увидели исходящую от него силу величия и власти.
- Душа бога-Нефть! – подняла палец Мия.
- О, какие мы прозорливые,- хмыкнул Капитан, шагая с балкончика в пустоту. И в тот же миг один из чёрных хлыстов, отделившись от стены, выдвинулся ступенькой прямо ему под ногу.- Впрочем, не настолько уж. Я ожидал от вас большего, особенно после того, как вы красиво обвели вокруг пальца моего подельника Круза. А вы сразу же позволили ему взять реванш, да ещё явились, под его руководством, прямо ко мне в руки. Позвольте спросить, на что вы рассчитывали?
  Все напряжённо следили за неторопливым спуском миссионера, и действительно чувствовали себя полными дураками.
- А впрочем, что с вас взять – люди есть люди. С того момента, как вы вступили в моё царство, я следил за каждым вашим шагом. С вами было так забавно играть, водить из секции в секцию, подгадывая наилучшее время. Я так увлёкся, что едва не позволил вам уйти. Но ведь правда, превращение Мии произошло в самый нужный момент? Вы подошли к выходу аккурат, когда Серебряный лик коснулся волн. И её звериная натура так кстати проснулась. Тут уж, каюсь, я вашу девочку лично подтолкнул. Самую малость. Её сила и мастерство в допинге не нуждаются. А вот ты, Эрик, действительно неплохо научился владеть зеркалом. Ради такого и марионетками пожертвовать не жалко. Заодно и вашему экипажу найдётся занятие – в чувство их приводить. Кстати, не пытайтесь вызвать «Леурен» по рации. Ничего не выйдет, как и в ту грозовую ночь.
- Так тогда ты нас тоже испытывал?
- Конечно. Засосать нефтью вашу скорлупку не составляло труда, но я хотел посмотреть, как вы выберетесь из такой ситуации. А вот эта чёрная слякоть не разделила моего мнения. Она не любит упускать добычу, потому и погналась за вами. Стоило немалых трудов остановить её,- Капитан, ступая не глядя, спустился до самой воды и встал на маленьком островке, поднявшемся навстречу, напротив Эрика.
- И что ж ты хочешь теперь? – хмыкнул тот.- Принести нас в жертву?
- Зачем? Вы вернётесь в свой мир и расскажете обо мне. Надо же приготовить человечество к приходу новой эпохи Нуфтэкона. Кстати, это касается и тебя, Мия. Тебя и твоего народа, сильно отбившегося от рук за прошедшие тысячелетия.
- Мы никому не служим! – стиснула зубы та.
- Я дам вам возможность подумать ещё раз над этим вопросом. А вот люди типа Круза, уверен, пойдут мне навстречу. Я познакомился с вашей нефтяной промышленностью, и она меня заинтересовала. Пожалуй, я помогу вам её развить. Можете передать, что я не враг и не завоеватель, а воплощённый двигатель прогресса.
- И что же нам про тебя рассказывать, мистер «двигатель прогресса»? – улыбнулся художник.- Судя по твоим нелестным отзывам об «этой чёрной слякоти», ты не марионетка Нуфтэкона. Выбранный посредник, насколько я понял, Круз, так кто же тогда ты?
- А я что, не говорил? Я и есть Нуфтэкон. Под этим именем я был жрецом первого ранга в Дираоне. Когда вытащил из Древнего мира эту жизнь,- за его спиной от островка поднялись и опали несколько чёрных щупалец,- и нашёл способ приспособить её к нашему миру, то захотел стать верховным жрецом культа. Однако начальники во все времена одинаковы – ты, говорят, его изобрёл, им теперь и командуй. Взяли, да и влепили меня в эту дрянь. В смысле, переселили мою душу в это тело. Даже боги смеялись, а потом вышвырнули…э-э, назначили мне почётную миссию – стать правителем океана. Однако где теперь эти боги, и где теперь эти жрецы? А вот я, их стараниями, до сих пор здесь. И кажется, пришла пора мне снова взяться за свою миссию. Ты продолжай, продолжай, Эрик, я тебе не мешаю. Активируй зеркало. Как знать, может его сила меня и снесёт.
- Ну что вы, как можно? – усмехнулся в ответ художник.- Кто я, и кто вы. Я уступаю это право старшему,- под удивлённым взглядом Мии он протянул реликвию Капитану.
- Хм,- потеребил бороду тот,- а и верно.
  И в ту же секунду взметнувшийся из воды длинный хлыст выдернул зеркало и перенёс в руки миссионеру. Тот неторопливо повертел его, разглядывая, а потом поднял перед собой и посмотрел в осветившееся стекло. И в его свете слегка преобразился: стал как будто ниже и коренастее, глаза сузились, скулы заострились, горбинка носа приобрела ещё более орлиные очертания, смуглая кожа сделалась какой-то пепельной, а короткая ершистая борода, вместо прежней суровой проседи, окрасилась в такую же мертвенную серость. На щеках и лбу проступили ломаные линии татуировок.
- Не ожидали? Я ещё не забыл, как выглядит моё истинное лицо. А теперь, зеркало, отрази и запомни облик нового хранителя…
- Но сначала отдай то, что заложил тебе прежний! – откликнулся с берега художник.- Солнечный свет!
  Древнее стекло осветилось ещё ярче, заполнив всю мрачную залу ослепительным розово-белым сиянием рассвета. Нуфтэкон отбросил реликвию, но уже ничто не могло остановить исходящую из неё силу Золотого лика. Нечеловеческому воплю жреца вторил низкий гулкий рёв всего корабля. Водоворот на потолке остановился, чёрным водопадом низвергнувшись в бассейн, окружающая его периферия тоже расплылась, теряя чёткие очертания и спеша покинуть освещённую зону. Элизабет на верхнем балконе изо всех сил вцепилась в трясущиеся перила. Эрик, подхватив русалку на плечи, выскочил в большой зал и повис на стене, уцепившись за какую-то скобу, когда по коридору, где он только что стоял, хлынул сплошной поток нефти. Капитан, нырнувший под воду вместе со своей «трибуной» и пришибленный сверху нефтяным каскадом, кое-как доплыл до другой стены и, спрятавшись за широкой трубой, поднял руку, собираясь что-то противопоставить магии зеркала. Но тут содрогающийся корабль потряс ещё более резкий толчок, сопровождаемый грохотом, и одна из стен рухнула, впуская свежий морской воздух, воду и…яркие лучи солнца из расступившихся туч.
- Ничего вы мне не сделаете! – перекрикивая грохот и вой, заорал древний жрец.- Я прожил слишком долгую жизнь, чтобы меня одолела кучка смертных! Ни ваш свет, ни ваши фокусы, ни даже это зеркало вам не помогут!
- Верно,- отозвался Эрик,- нам с тобой тягаться нечего. Но всё же мы сумели найти для тебя достойного оппонента.
  Он глянул на пролом. За ним повернули головы Мия, Нуфтэкон, Элизабет и подскочивший к ней на балкон Джейсон с двумя матросами. Корабль ещё сильнее просел, накренился, словно позволяя солнцу дальше проникнуть в чёрное логово. А потом среди хлещущих туда же волн на зазубренном краю гигантской пробоины выросла чья-то высокая тень.
- Старая королева! – радостно воскликнула русалочка.
- Добро пожаловать, хранитель океана,- улыбнулся художник.
  Леуренские матросы, и без того натерпевшиеся за сегодня, кинулись обратно, Джейсон едва не последовал за ними, но всё-таки остановился, поддерживая миссис Крайтон. А испугаться было чего. Русалочья королева представляла собой пятиметрового змееобразного гуманоида, одетого в драконий панцирь. Мощь легендарного чудовища сочеталась в ней с изяществом морской богини. Два зубчатых гребня, похожие на рога и корону одновременно, выдавались назад из-под длинных чешуйчатых волос цвета раскалённых углей. Четыре внушительных спинных плавника, разукрашенные такими же сполохами, и узкая грива, тянущаяся до самой хвостовой сабли, казалось, состоят из языков пламени. Помимо брюшных щитков, сложившихся в настоящий доспех, спину тоже защищали роговые наросты и шипы. Однако ни панцирь, ни крокодилья кожа, ни проступающие под ней мускулы не уменьшали царственной грации. По-кошачьи заострённое лицо украшала естественная боевая раскраска из нескольких симметричных полос на лбу и щеках, а взгляд прищуренных глаз хищника заставил замереть на месте даже Нуфтэкона. Не прекращая этого «змеиного гипноза», королева неспешно проплыла через отсек, подхватив медленно опускающееся на воду зеркало, и остановилась возле Эрика и Мии.
  Почему-то художник выглядел наименее удивлённым, и без раздумий взялся за протянутую к нему узкую ладонь с длинными гладкими пальцами. Второй рукой старая русалка подняла зеркало и, глубоко вздохнув, затянула песню – словно большой церковный орган зазвучал, разнося завораживающие переливы по всему танкеру.
- Мия, чего смотришь, подпевай,- улыбнулся художник.- Я ведь так не умею.
  Та соскользнула с его спины и присоединила к песне свой звонкий голосок. Эрик же обратился к реликвии на языке, какой знал:
- Зеркало Леурена, услышь песню очищения, и верни гармонию зримым и незримым мирам.
- Сейчас я вам верну гармонию! – словно очнулся Капитан.- Я напомню, кем и для чего вы были созданы, «хранители океана»! Верно, каждый должен делать своё дело, и ваше дело – служить мне!
- Многое изменилось за те тысячелетия, что ты просидел на морском дне,- отозвалась Элизабет.- Кем бы ни были созданы русалки, сейчас они тебе уже не принадлежат. Как не принадлежит этому миру вызванная тобой жизнь.
- Что? – недовольно прищурился дираонец. Потом взмахнул рукой, и посреди зала из-под воды взметнулся знакомый нефтяной змей. В огромном помещении, «собранном» из нескольких, сразу стало тесно. Голова аморфного чудища поднялась под самый потолок, а основание заняло практически весь бассейн. Нуфтэкон что-то прокашлял на незнакомом, хотя уже слышанном от одержимых языке, и монстр, задевая трубы и сшибая оставшиеся мостики, склонился к русалкам и художнику. Джейсон попятился, отводя учёную, Эрик тоже невольно съежился, но тут гигантская тварь остановилась. Падающие сквозь пробоину лучи явно жгли её «кожу» - та дымилась и шла пузырями, но мягкое радужное свечение зеркала, похоже, подействовало сильнее. Нельзя сказать, чтоб напугало – скорее, безликий монстр казался зачарованным, «глядя» в крохотное стёклышко.
- Чего ты ждёшь? Слопай их всех вместе с этим зеркальцем – и вся сила будет у тебя. Солнце и океан станут твоей стихией.
- Нет уж, мистер Нуфтэкон,- внезапно просиял художник.- Как вы сами только что сказали – каждому своё.
  Нефтяной змей снова поднял голову и, всё с той же величавой неторопливостью, повернул её к пробоине. И, напружинившись, одним долгим рывком вылетел наружу. Пожалуй, не меньше минуты неслось мимо ошарашенных зрителей его невероятно длинное тело, пока, махнув на прощанье «хвостом», не скрылось за бортом. Вода, по законам физики, отступила, корабль ощутимо приподнялся, и Эрик с обеими русалками очутился на твёрдом полу. Только в огромной дыре посреди отсека что-то плескалось.
- Нет! – Нуфтэкон кинулся следом, споткнулся и упал, как недавно Мия. И, оглянувшись, убедился, что виной тому тоже не неровности палубы. Ноги жреца расплылись нефтяными полосами, и продолжали растекаться под солнечными лучами. Он попытался отползти в тень, но руки тоже почернели и прилипли к рифлёному металлу.- Нет, это ещё не победа! – оглянулся он на людей и русалок.- Придёт время, и я снова вернусь!
- Это вряд ли,- покачала головой Элизабет.- Бог-Нефть увидел своё истинное лицо в зеркале Леурена, и теперь он не в твоей власти.
  Бывший миссионер рухнул на пол и расплылся чёрной лужей вперемешку с одеждой. Мерзкая жижа пузырилась под солнцем, быстро испаряясь.
- А кстати,- оглянулся на учёную художник,- куда он подался?
- Королева говорит, бог-Нефть ушёл домой через пещеру горячей воды,- ответила вместо неё Мия.
- Это куда же?..
- «Леурен» вызывает команду. «Леурен» вызывает команду,- внезапно ожила рация на поясе у Джейсона.- Как вы там?
- Всё в порядке,- отозвался механик,- в полнейшем. Ждите, мы возвращаемся, пока здесь ничего не обрушилось.
- Похоже, нам всем пора по домам,- глянул художник на бывшую подопечную.
- Да,- опустила крылышки та,- пора. Магия Серебряного лика закончилась. И королева говорит – время уплывать из этих вод. Ещё спрашивает, что Эрик будет дальше делать с зеркалом?
- Думаю, ему не место среди людей. И уж королева должна знать, где спрятать его до той поры, когда оно снова может понадобиться.
  Старая русалка молча кивнула. И вдруг, вскинув голову, резко обернулась, одновременно взмахнув в воздухе хвостовой саблей. Что-то свистнуло, щёлкнуло, и в переборку рядом с Эриком вонзился…дротик-транквилизатор. Точнее, его заострённая половина. Вторая булькнула в дыру посреди зала. Все оглянулись. В боковом коридоре, этажом ниже Джейсона и миссис Крайтон, стоял Круз с духовым ружьём. Было видно, что бизнесмену тоже досталось. Его костюм был изрядно ободран и заляпан нефтью, тут и там виднелись синяки, но лицо выражало решительность:
- Никуда я вас не пущу! – он быстро зарядил новую ампулу.- Не знаю, что вы сделали с моим Нуфтэконом, но раз его нет, вы сами займёте его место! Он всё мне рассказал про русалок, и теперь я сделаю их достоянием общественности.
- Мужик, зря ты это сказал,- покачал головой Джейсон на верхнем ярусе, и они с миссис Крайтон поспешили восвояси. Мия тоже ухватила художника за руку и повела к пробоине, когда позади раскатился пронзительный высокочастотный звук, по ударной силе напоминающий взрыв. Тут уж Эрик сам цапнул русалочку под мышку и, разбежавшись, вылетел в дыру. От акустической атаки раскалывалась голова, и он едва не утонул, но Мия, очутившись в родной стихии, быстро доставила человека к ближайшему более-менее пологому островку. Там его, без сознания, и подобрала команда «Леурена», после того, как сама оправилась от странного излучения.

  «Художник»
- Это вы, королева?
  «Теперь ты убедился, почему мы оправдываем звание чудовищ для твоего народа?»
- Убедился. Я читал те жуткие истории о первых колонизаторах Труата. О пустых нетронутых кораблях, дрейфующих поблизости и расчленённых телах среди неприступных скал. Я даже подозреваю – люди для вас не только случайная добыча, и не всегда случайно их приманивает ваше пение.
  «Верно. Даже песнь Серебряного лика даст куда больше – постоянный облик на более долгий срок, если вместо духовной связи с человеком использовать его…»
- Хватит, хватит. Не надо грузить меня новыми испытаниями. Если бы я не простил ваш род ещё тогда, вы бы не приплыли ко мне не помощь, верно? И если уж нашим расам не суждено быть друзьями, то давайте хотя бы вражду не нагнетать. Всё, что я могу сказать сейчас – спасибо. Без вас мы бы не управились ни с зеркалом, ни с Нуфтэконом.
  «И тебе спасибо. От всей души океана, а также от моей дочери»

- Скажите, миссис Крайтон, так вы знали, что Круз отведёт нас к сердцу Нуфтэкона, или как теперь эту нечисть называть? – спросил художник, глядя на океан с борта «Леурена», везущего его к родным берегам большой земли.
- Богом-Нефть, не иначе. Нуфтэкон-то оказался совершенно другой личностью. И он повёл себя умнее Круза. Тот, хоть и сжульничал, но в целом вёл себя, как я и рассчитывала. А вот дираонец сообразил заблокировать связь.
- Как же вы тогда выявили наше местоположение, чтобы установить взрыватели?
- А вот тут нам и помогла королева. Её связь с Мией оказалось не так просто перекрыть. Тут уж вы с ней меня обошли. Матросы, что устанавливали взрыватели, говорят, будто у них в голове возникло что-то непонятное – не то голос, не то картины. Будто весь танкер в разрезе увидели, да ещё получили приказ поторапливаться, которому не могли противостоять.
- Знаю-знаю. На себе испытал. А ещё у меня не идут из головы слова Круза. Я понимаю, что мы поступили правильно, вернув всё на законные места, но ведь и он хотел как лучше. Живая культура, производящая нефть без всякого бурения – всё-таки неплохая идея.
- Идея, может быть, и неплохая. Но помимо своеволия этой культуры была ещё одна загвоздка – на топливо она не сгодилась бы, потому как совершенно не горит.
- Как так не горит?!
- А так, не горит, и всё. Я ещё в больнице заметила, когда пыталась сжечь ту нефть, что вышла из Роберта и Филипса. По сути говоря, это и не нефть вовсе. Да, она близка к нефти по химическому составу, как алмаз близок к углю, но всё же это две большие разницы. Наши исследователи приходят к выводу, что данный организм происходит даже не из нефтяных месторождений. Его родина гораздо глубже, где он может питаться геотермальной энергией, и обитает едва ли не в магме. И домой он отправился через огненный колодец в пещере горячей воды.
- Так вот почему вы не побоялись взрывать танкер. Да, бедный Круз. Его обманули, считай, больше всех. Кстати, как он там?
- Говорят, сошёл с ума – полностью лишился памяти, даже разговаривать не может. Врачи списывают всё на нефтяное отравление и уверяют, что со временем он придёт в норму. Но вот в большой бизнес вряд ли вернётся. Да и наши после того жалуются на провалы в памяти. Кажется, я начинаю понимать, почему русалки, при своей знаменитости, такие неуловимые.
- Похоже, только нам троим королева не стёрла память.
- Двоим. Джейсону тоже досталось. Он помнит твою «племянницу», помнит, что она со странностями, даже про общение с дельфинами и подводную экспедицию «Лауры» не забыл, но остальное вылетело начисто. Наверно, у нас осталась какая-то связь после её телепатических сеансов, а может королева и правда действовала выборочно.
- Не знаю, не знаю. Но чувствую, что теперь действительно смогу отобразить на своих полотнах душу океана.

                            Год спустя.
  Выставку нельзя было назвать особо пышной, но, тем не менее, кое-какие важные люди на неё всё-таки пожаловали. Скромный художник из уголка маринистов к таковым не относился, однако и перед его работами задерживались. Одной из таких была энергичная пожилая дама, с интересом рассматривавшая штормовой вечер.
- Миссис Крайтон,- подошёл к ней Эрик.- А вы тут какими судьбами?
- Ну не могла же я пропустить взлёт моего старого друга.
- Ну, взлёт, это слишком громко сказано.
- Почему? Я, конечно, не художница, но вижу, что душу океана отображать ты действительно научился в полной мере. Такой живой и дышащий шторм я наблюдала разве что с борта судна. Хотя почему-то не вижу среди твоих работ ни одной русалки или другого морского чуда.
- А зачем? Фантастов тут и без меня хватает. К тому же в моём исполнении русалку вряд ли кто узнает. Нет, я маринист, а не сюрреалист.
- Тоже верно.
- Ну а у вас как дела?
- Неплохо. Сейчас исследуем феномен аномальных зон в океане.
- Действительно, неплохо. Хотя, я слышал, в таких зонах корабли нередко пропадают. Не боитесь?
- Боязно, конечно, но пока, слава Богу, без происшествий.
- И как аномальное, наблюдается?
- Ещё бы. Недавно на одном пустынном берегу наблюдали даже НЛО.
- И к какому пришли выводу?
- К такому, что списать всё на «внеземные цивилизации» очень легко – и «летающие тарелки», и «зелёных человечков». А мы приходим к такому выводу, что вряд ли обитатели далёких звёзд, даже разумные, должны походить на людей. Нет, на нашей Земле хватает своих неведомых рас и народов. Знакомство с Мией меня в этом убедило.
- Кстати, вы её больше не видели?
- Нет. Хотя после возвращения с того «проклятого» берега один местный сказал, что нас точно стережёт морской ангел-хранитель.
- Скажите пожалуйста,- вкрадчиво заговорил Эрик,- а не нужен ли вам в группу художник, имеющий…некоторый опыт общения с душой океана?
- Странно, что ты об этом заговорил? – прищурилась учёная.- Неужели после общения с ней, тебе опостылела цивилизация? А может просто по «племяннице» своей соскучился?
- Ну…
- Честно говоря, мы все по ней скучаем. Джейсон до сих пор не нахвалится её мореходным искусством. Я даже не могу понять, он действительно забыл, кто она на деле, или просто притворяется. Так что если тебе удастся снова вызвать её на недельку, возражать никто не будет. Кроме того, мы подумываем вернуться на Труат. Он ведь тоже во многом является аномальной зоной. А религия труатенов, их магия и произведения искусства вообще уникальны. Может быть даже удастся договориться и выставить некоторые в музеях. Вот тут бы нам и художник не помешал. Я уж не говорю, что без согласия души океана, мы не поднимем эти экспонаты на поверхность.
- Что ж, от такого предложения трудно отказаться. Когда приступаем?
- Да вот как с выставкой закончишь, так и приходи.
- Море зовёт! – улыбнулся Эрик.
  И – это, правда, вполне мог быть обычный сквозняк – но над головами прокатился лёгкий, едва ощутимый порыв, принёсший запах моря, шелест волн и отдалённое мелодичное пение, как будто кто-то незримый тоже дал согласие.

0

12

Уважаемый Павел Чмут! Не пытайтесь отделаться от нас старыми историями и усыпить нашу бдительность!
Это БЕСПОЛЕЗНО!
С уважением, АДминистрация Второго Дираона и Комитета по надзору за контактерами.

0


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Павел Чмут » Русалочка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC