Форум Елены Артамоновой

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Влад Цепеш Дракула » ОСТОРОЖНО: СТОКЕР! статья Элизабет Миллер: Влад Цепеш vs граф Дракула.


ОСТОРОЖНО: СТОКЕР! статья Элизабет Миллер: Влад Цепеш vs граф Дракула.

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

Элизабет Миллер.
Повод для развода: граф Дракула vs Влад Цепеш.

[из: «Дракула: Тень и тени», изд. Элизабет Миллер, Westcliff-on-Sea: Desert Island Books, 1998] [1]
Оригинал статьи: здесь: http://www.ucs.mun.ca/~emiller/divorce.html

В 18 главе романа «Дракула» Ван Хелсинг говорит о графе: «Должно быть, он в самом деле тот самый воевода Дракула, кто прославил свое имя борьбой с турками, на великой реке у самой границы турецких земель». Возможной связи вымышленного графа с его историческим тезкой уделялось мало внимания – до тех пор, пока в 1972 г. Раду Флореску и Раймонд Т. МакНелли не опубликовали свой труд «В поисках Дракулы», показавшей миру историю подлинного Дракулы – Влада Цепеша. Случилось это вскоре после счастливого открытия МакНелли, что в Музее Розенбаха в Филадельфии сохранились рабочие бумаги Стокера к роману «Дракула», убедительно свидетельствовавшие, что писатель знал о существовании «Воеводы Дракулы». С этой находки началась новая эпоха в изучении романа. Отталкиваясь от первых открытий Флореску и МакНелли (некоторые из которых были впоследствии пересмотрены самими исследователями), многие энтузиасты выстраивали сомнительные связи между князем Владом и графом Дракулой, так, что в итоге стало почти невозможно отделить факты от домыслов.

Стало общим местом мнение, что Стокер был вдохновлен сообщениями о жестокостях Цепеша и сознательно опирался на жизнь и характер князя Влада при создании своего Дракулы. Результатом этого стало появление нелепых, а порой совершено фантастических утверждений: что «Роман «Дракула» был перефразой четырех столетий народных легенд, сложившихся вокруг фигуры исторического военного предводителя Валахии, Господаря Влада Цепеша» ( Dziemianowicz, Stefan. «Introduction». In Robert Weinberg, Stefan R. Dziemianowicz and Martin H. Greenberg, eds. Weird Vampire Tales. New York: Gramercy, 1992. – с. 11); что большая часть истории графа Дракулы «была срисована… с отвратительных деяний венгерского принца Влада, далекого наследника гунна Атиллы» (Mascetti, Manuela Dunn. Vampire: The Complete Guide to the World of the Undead. New York: Viking, 1992. – с. 274); что в наказание за оставление историческим Дракулой православной веры православные священники «публично наложили» на него  «проклятие вампиризма» (Hillyer, Vincent. Vampires. Los Banos, CA: Loose Change, 1988. – с. 17); что Бухарест «впервые упомянут в документе, датированном 1459 г. и подписанном «Влад Цепеш (граф Дракула)» и что «первыми известными вампирами были реальные исторические фигуры… Елизавета Батори и Влад Цепеш» (Brownworth, Victoria A. and Judith M. Redding. «Introduction». In Victoria A. Brownworth, ed. Night Bites: Vampire Stories by Women. Seattle: Seal, 1996. – с. IX). Пришло время положить подобному конец. [2]

-----------
1. Полная версия статьи – см. Elizabeth Miller. Reflections on Dracula (White Rock, BC: Transylvania Press, 1997). – гл. 1.
2. К счастью, не все поддались этому поветрию. Даниэль Фарсон не скрывает, что «Стокер использовал имя Дракулы и кое-какие смутные детали исторического фона - и это все» (Farson, Daniel. The Man Who Wrote Dracula: A Biography of Bram Stoker. New York: St. Martin’s, 1975. – с. 130); Дэвид Скэйл считает, что Стокер был «лишь в известной степени» вдохновлен рассказами о господаре Владе (Skal, David J. Hollywood Gothic: The Tangled Web of Dracula From Novel to Stage to Screen. New York: W. W. Norton, 1990. – с. 22); Дж. Гордон Мелтон предполагает, что валашский князь был фигурой, «отчасти послужившей основанием для заглавного персонажа Стокера» (Melton, J. Gordon. The Vampire Book: The Encyclopedia of the Undead. Detroit: Visible Ink, 1994. – с. 665).

0

2

Исследование возможной связи между образом графа и господарем началось еще до опубликования книги «В поисках Дракулы». В 1958 г. Бэзил Кётли писал: «Несомненно, что историческое прошлое, которое Ван Хельсинг приписывает вымышленному вампиру Дракуле – история Влада Цепеша, воеводы Валахии» (Kirtley, Bacil. «Dracula the Monastic Chronicles and Slavic Folklore». – In: Dracula: The Vampire and the Critics. Ed. Margaret L. Carter. Ann Arbor: UMI, 1988. 11-17. – c. 14). В 1962 г. первый биограф Стокера, Гарри Ладлэм, утверждал, что Стокер «обнаружил, что воевода Дракула [Drakula or Dracula]… заслужил прозвище «Колосожатель» и что история его зверств и жестокостей при обороне от турок была детально изложена в двух манускриптах 15 века, в одном из которых он назван «вампиром» (Ludlam, Harry. A Biography of Bram Stoker, Creator of Dracula. 1962. London: New English Library, 1977. – с. 113). В 1966 г. Григоре Нандрис связал Дракулу-вампира с историческим прототипом, утверждая даже, что имеющиеся портреты князя Влада были «адаптированы Стокером в собственных художественных целях» (Nandris, Grigore. “The Historical Dracula: The Theme of his Legend in the Western and Eastern Literatures of Europe.” Comparative Literature Studies 3.4 (1966): 367-96. – с. 375). Основываясь на этих туманных заявлениях, Флореску и МакНелли приступили к собственным изысканиям, результатом чего стала публикация книги «В поисках Дракулы» (1972, испр. и доп. 1994). В то время как их исторические исследования тщательно и хорошо документированы, в отношении автора «Дракулы» оба историка предполагают, что он был довольно хорошо осведомлен об историческом прототипе, а источником ему служили рассказы Арминия Вамбери (венгерского профессора, с которым он встречался по крайней мере дважды) и разнообразные книги, найденные в Британском музее.
Но так ли это? Какова в действительности связь между графом Дракулой и господарем Владом? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны обратиться к тем двум источникам, надежность которых не вызывает сомнения: к заметкам Стокера из музея Розенбаха и тексту самого романа.

Из «Заметок» Стокера нам известно, что к марту 1890 г. он уже решил написать вампирский роман; фактически, он даже выбрал имя для своего вампира… граф Вампир. Мы также уверены, что Стокер увидел имя «Дракула» (скорее всего, впервые) в книге, взятой в Публичной библиотеки Уитби летом 1890 г. – «Сообщение о княжествах Валахия и Молдова» (1820) Уильяма Уилкинсона. Стокер не только записал библиотечный номер книги, но и скопировал ключевые абзацы. Вот что пишет Уилкинсон:

«Валахия продолжала платить ее [дань] до 1444 г., когда Ладислав, король Венгрии,  стал готовиться к войне против Турции, предложив Воеводе Дракуле стать его союзником. Венгерские войска прошли сквозь земли княжества и к ним присоединились четыре тысячи валахов под командованием сына Дракулы» (с. 17).

И далее:

«Их воевода, также называемый Дракула, не удовлетворился разумными оборонительными мерами: со своей армией он перешел Дунай и атаковал несколько турецких отрядов, стоявших неподалеку; но это попытка, как и попытки его предшественников, увенчалась лишь моментным успехом. Магомет, повернув против него свои войска, прогнал его обратно в Валахию, где преследовал и разбил его. Воевода бежал в Венгрию, а Султан поставил его брата Бладуса на его место» (с. 19).

Имя «Дракула» появляется в тексте всего трижды, причем два раза его правильнее соотнести с отцом (Владом Дракулом). Но особенное внимание Стокера привлекла сноска к его третьему упоминанию:

«Дракула» на валашком языке значит «дьявол». Раньше, равно как сейчас, влахи обычно давали его как прозвище человеку, который выделялся храбростью, жестокостью или хитроумием» (с. 19).

Что Стокер счел это важным, ясно из того, что в своих собственных заметках он повторил: «ДРАКУЛА по-валашски значит ДЬЯВОЛ». Три упоминания Дракулы в тексте Уилкинсона, включая примечание – единственные примеры использования этого имени во всех источниках, с которыми, насколько нам известно, Стокер работал. [3]

Влияние книги Уилкинсона на замысел Стокера общепризнано, но в ряде пунктов явно преувеличено: Уилкинсон говорит о «Дракуле» и о «Воеводе» («Dracula», «Voïvode»), но никогда – о «Владе», «Владе Цепеше» либо «Колосажателе»; далее, он нигде не упоминает о его жестокостях.[4] Вряд ли можно считать простым совпадением, что точно такое же отсутствие подобных упоминаний есть и в тексте романа. Однако общепринятая теория гласит: Стокер знал много больше, чем прочел у Уилкинсона,  а основными источниками информации для него служили венгерский профессор Арнимус Вамбери и книги из библиотеки Британского музея.

В «Личных воспоминаниях о Генри Ирвинге» (1906) Стокер описывает две встречи с Вамбери (с. 238). Ничто не указывает на то, что тема Дракулы  была затронута на них хоть однажды. Стокер рассказывает, что на первой из них – обеде, данном после пьесы «Мертвое сердце» – присутствовал Генри Ирвинг. Разве не более вероятно, что разговор за обедом был сосредоточен на прошедшей пьесе, и – учитывая поразительную личность Ирвинга – на его исполнении? Поскольку воспоминание об этой встрече записано через несколько лет после публикации «Дракулы», можно было ожидать, что Стокер упомянет о том, какую роль сыграл Вамбери в создании романа (если мы считаем, что это так). Стокер отмечает, что венгр был «полон впечатлений [от путешествия по Центральной Азии], слушать которые было чрезвычайно интересно» (с. 238). Разве разговор о деяниях Влада Цепеша не был бы столь же интересным и достойным упоминания, если бы он произошел? Знаменательно также, что эта встреча состоялась в апреле 1890 г. – то есть до того, как Стокер взял в библиотеке Уитби книгу Уилкинсона. О второй встрече Стокер оставил еще меньше сведений. «Мы встретились снова двумя годами позже», пишет он, «когда ему присуждали степень на трехсотлетии Дублинского университета. … Он превзошел всех ораторов, произнеся одну из лучших речей, какие мне доводилось слышать [sic]» (с. 238). Единственный комментарий о содержании его выступления – что Вамбери «громко говорил против Русской агрессии» (с. 238). О Дракуле – ничего. Между тем к тому времени работа Стокера над романом уже шла полным ходом, и он уже использовал имя «Дракула» для своего вампира.

Убеждение, что Стокер черпал информацию от венгерского профессора, выглядит пережитком тех времен, когда еще не было известно о его «Записках». Не позднее, чем в 1962 г., Ладлэм утверждал, что «в Будапеште Брэм обратился за помощью к Арминиусу Вамбери» и что «Вамбери мог сказать ему, что о «Колосажателе», получившем это прозвище по вполне понятным причинам, еще столетия спустя говорили как об умнейшем, хитрейшем, а также и храбрейшем из сынов «земли за лесами» (Ludlam, Harry. A Biography of Bram Stoker, Creator of Dracula. 1962. London: New English Library, 1977. – с. 100). Флореску и МакНелли укрепили  это убеждение  в 1972 г.: «Они [Стокер и Вамбери] обедали вместе, и в ходе беседы Брэм был впечатлен рассказами профессора о Дракуле «Колосажателе». По возвращении Вамбери в Будапешт Брэм написал ему, расспрашивая о подробностях биографии выдающегося господаря 15 столетия и о стране, где он жил» («В поисках…», с. 115)[5]. Между тем единственный точно известный факт – то, что они вместе обедали! Стокер не упоминает Вамбери в своих рабочих бумагах. Нет ни одного документального подтверждения тому, что Стокер получал от Вамбери какую-либо информацию о князе Владе или по другому вопросу – о вампирах. Тем не менее сообщения об этом продолжают множиться.[6]

--------
3. Надо заметить, что упомянутая статья Эмили Герард, «Трансильванские суеверия», содержит три упоминания прилагательного «Drackuluj» в значении «дьявольский, принадлежащий дьяволу» (Gerard, Emily. “Transylvanian Superstitions.” The Nineteenth Century (July 1885): 128-44. – с. 131). Это могло укрепить Стокера в выборе имени для героя.
4. Хотя в примечании Уилкинсон упоминает «жестокость», здесь нет отсылки к князю Владу конкретно; потом, это лишь одна из трех возможных альтернатив.
5. В исправленном издании «В поисках Дракулы» 1994 г. фраза смягчена: «Двое мужчин обедали вместе, и в ходе беседы Стокер был впечатлен рассказами профессора о его родине» (с. 150). Флореску и МакНелли также отмечают (в обоих вариантах издания), что не найдено следов переписки между Стокером и Вамбери.
6. См., например, Farson, Daniel. The Man Who Wrote Dracula: A Biography of Bram Stoker. New York: St. Martin’s, 1975. - с. 124; Oinas, Felix. “East European Vampires & Dracula.” Journal of Popular Culture 16.1 (1982): 108-16. – с. 115; Varma, Devendra. “The Genesis of Dracula: A Re-Visit.” In Margaret L. Carter, ed. Dracula: The Vampire and the Critics. Ann Arbor: UMI, 1988. 39-50. – с.  47. Пожалуй, наиболее ярким случаем создания факта из фантазии является текст Питера Хейнинга: «Одним апрельским вечером в 1890 г. среди его [Стокера] гостей был маленький, начинающий лысеть человек из Центральной Европы, звавшийся Арминиус Вамбери … Он сидел между сэром Генри и Брэмом Стокером и до конца вечера занимал их умы рассказами о суевериях своей родины. Истории о ведьмах, вервульфах и не-мертвых … Именно рассказы об этих не-мертвых существах вызвали у него [Стокера] особенный интерес … Позднее он написал Вамбери в Будапешт о своем замысле, и маленький профессор более чем охотно развил тему, поднятую на минувшем обеде» (Haining, Peter, ed. The Vampire Omnibus. London: Artus, 1995. – с. 2).

0

3

Сторонники сотрудничества Стокера и Вамбери также используют текст романа для подкрепления своей гипотезы,  утверждая, что рассказанное Стокеру профессором Вамбери в романе оказывается тем, что профессор Арминиус, друг Ван Хелсинга, рассказывает последнему. Ван Хелсинг, рассуждают они далее, это альтер-эго самого Стокера, и появление имени Арминиуса есть дань благодарности автора профессору Вамбери, или, как выражаются Флореску и МакНелли, «способ, которым Стокер уплатил долг признательности» и продемонстрировал «знания и умозаключения, которыми профессор поделился со Стокером» («В поисках…», 1972, с. 116). Но, очевидно, само по себе включение имени в текст не дает основания для таких выводов. В конце концов, в романе многие имена взяты у друзей или знакомых автора. Например, фамилия «Харкер», скорее всего, принадлежала одному из рабочих театра «Лицеум», тогда как фамилию «Свэйлз» Стокер взял с могильной плиты, на которую обратил внимание в библиотеке Уитби. Поскольку человек, сведущий в вопросах о Дракуле, в романе задумывался иностранцем и при этом хорошим знакомым голландца Ван Хелсинга – чье имя подошло бы лучше, чем Арминиуса (Вамбери), с которым автор был кратко знаком?  (Finn, Anne-Marie. “Sources of a Nightmare: The Genesis of Dracula.” Unpublished diss. Memorial University of Newfoundland, 1995. – с. 42-43)
Но давайте представим, что рассказанное Арминиусом Ван Хелсингу повторяет то, что Вамбери сообщил Стокеру. Что же конкретно говорит Арминиус?

«Я просил своего друга Арминиуса, профессора Будапештского университета, дать о нем сведения; он навел справки по всем имеющимся в его распоряжении источникам и сообщил мне о том, кем он был. По-видимому, наш вампир был тем самым воеводой Дракулой, который прославил свое имя в войне с турками на  великой реке, у самой границы с Турцией. Если это действительно так, то он был необыкновенным человеком, так как и в те времена и много веков спустя о нем шла слава, как о хитрейшем и лукавейшем, равно как и храбрейшем,  человеке из «Залесья» … Дракулы были – пишет мне Арминиус – знаменитым и благородным родом, хотя среди них появлялись иногда отпрыски, которых современники подозревали в общении с лукавым. Они познакомились с тайной наукой в Соломанче, среди гор над Германштадтским озером, где дьявол берет себе в виде дани каждого десятого из учеников. В рукописях встречаются такие слова как «стрегойка» – «ведьма», «ордог» и «покол», «сатана» и «ад»; а в одной рукописи об этом самом Дракуле говорится как о «вампире», что нас с вами теперь вряд ли удивит».

Вся существенная информация, содержащаяся в этом пассаже, обнаруживается в «Заметках» Стокера и известных ему источниках: Уилкинсон, как мы видели, писал о Дракуле и турках, равно как и хитрости и храбрости воеводы; «Земля за лесами» было заголовком одной из глав книги Чарльза Вонера оТрансильвании (один из установленных источников Стокера), равно как и названием книги Эмили Герард, чью статью «Трансильванские суеверия» Стокер, как известно, читал; сведения о «Соломанче» взяты почти дословно из статьи Герард; понятия «стригойка», «ордог» и «покол» перечисляются в Записках Стокера с указанием, что они заимствованы из книги «Земля Мадьяр» (1881); наконец, «вампир» было именем, которое Стокер намеревался дать графу изначально. Не остается ничего, о чем можно было бы предположить, что Стокер мог узнать об этом только от Вамбери.

Вторично Арминиус упомянут в тексте, когда Ван Хелсинг рассказывает о Дракуле компании охотников за вампиром: «На основании сведений, полученных мною от моего друга Арминиуса из Будапешта, я пришел к заключению, что это был удивительнейший человек своего времени»[7]. Говоря далее о его «огромном уме и необыкновенных способностях» и «сердце, чуждом страха, равно как и угрызений совести», Арминиус ни словом не поминает его репутацию «колосажателя» - а ведь это первая черта, приходящая на ум. Имя Арминиуса могло быть дано персонажу в память Вамбери; но нет никаких сведений, что венгерский профессор снабдил Стокера какой-либо информацией о Дракуле.

Но что же это за рукопись, в которой «об этом самом Дракуле говорится как о «вампире»? Некоторые ученые всерьез полагают, что Стокер был знаком с подобным манускриптом. «В ходе своих обширных исследований в Британском музее», пишет Доналд Глат, «Стокер обнаружил рукопись, относящуюся к Владу Цепешу» (Glut, Donald. The Dracula Book. Metuchen, NJ: Scarecrow Press, 1975. – с. 55). Эндрю Макензи идет дальше, говоря, что «если бы исторический Дракула не представлялся столь ужасающей личностью, Брэм Стокер не извлек бы из архивов Британского музея именно его в качестве персонажа, который, преображенный силой его воображения, стал символом ужаса» (Mackenzie, Andrew. Dracula Country. London: Arthur Barker, 1977. – с. 55). Стокер, несомненно, занимался изысканиями в Британском музее, но нет ни малейшего свидетельства о том, что они касались исторического Дракулы. Да, они могли бы. Нужный материал там был. Кристофер Фрайлинг перечисляет, что имелось в то время в библиотеке, и среди прочего – один из германских памфлетов о Владе Цепеше, опубликованный в Бамберге в 1491 г., снабженный ксилогравюрой. Не мог ли он быть тем самым таинственным документом, к которому отсылает Арминиус? Фрайлинг идет дальше, утверждая, что перед нами «настоящий прототип Дракулы» и что «Стокер должен был видеть памфлет или его репродукцию» (Frayling, Christopher. Vampyres: Lord Byron to Count Dracula. London: Faber and Faber, 1991. – с. 421).[8] Это очевидное допущение. Однако многие поныне считают это установленным фактом: Пауль Дюкс, например, упоминает «гравюру Влада Цепеша… обнаруженную Брэмом Стокером во время исследований в Британском Музее в 1890 г.» (Dukes, Paul. «Dracula: Fact, Legend and Fiction.» History Today 32 (July 1982): 44-47. – с. 45). Сопроводительная надпись на гравюре гласит: «Чудесная и ужасающая повесть о великом кровожадном берсерке, называемом Воевода Дракула, который не по-христиански мучил людей, насаживая на колья и волоча по земле до смерти» (Флореску и МакНелли, «Essential Dracula», 59). Ссылаясь на упоминание «кровожадного берсерка», авторы делают вывод, что памфлет был известен Стокеру.[9] Но логика рассуждения «Стокер был в Британском музее, памфлет Бамберга был в Британском музее, значит, Стокер читал памфлет» - обманчива. К подобным умозаключениям – включая предположения, что Стокер читал «Космографию» Мюнстера или «Всеобщую историю турок» Ричарда Ноула – следует относиться очень осторожно.

----------
7. Интересно отметить, что этот фрагмент был исключен из сокращенного издания «Дракулы» 1901 г. – что наводит на мысль, что Стокер (или его редактор) считал его несущественным.
8. Возможно, он заимствовал это мнение у Флореску и МакНелли, которые в 1972 г. предположили, что Стокер видел этот памфлет и он стал «ключевым пунктом для превращения Дракулы в вампира» («В поисках…», с. 116).
9. Более вероятно, однако, что Стокер нашел слово «берсерк» у Бэринг-Гулда, в его «Книге Вер-вульфов», которую он сам упоминает в перечне изученных материалов.

0

4

Понятненько! Уже и Аттилу сюда приплели, совсем языки без костей, а головы без мозгов. Остальное же слышала и нередко.
Итак, Стокер был все же в курсе?

0

5

Одно из следствий всего вышесказанного – то, что читатели, восприняв все эти гипотезы как доказанные факты, начинают искать в романе их подтверждения. Во-первых, относительно внешности графа Дракулы из романа существует убеждение, что Стокер взял ее либо с гравированного портрета в памфлете Бамберга, либо из письменного описания внешности князя Влада. Например, в недавнем документальном телефильме Кристофер Фрайлинг рассказывает, что гравюра «несомненно послужила Стокеру основой для создания физического облика графа Дракулы» (Frayling, Christopher. “Nightmare: Birth of Victorian Horror.” Television documentary. BBC/A&E, 1997). Также заманчиво предположить, что Стокеру было известно описание внешности Влада, оставленное в 15 столетии папским легатом, встречавшимся с воеводой:

«Он был не очень высоким, но очень коренастым и сильным, с холодным и ужасным видом, сильным орлиным носом, вздутыми ноздрями и тонким красноватым лицом, на котором очень длинные ресницы обрамляли большие, широко открытые зеленые глаза; густые черные брови делали его вид угрожающим. Его лицо и подбородок были выбриты, но имелись усы, вздутые виски увеличивали объем его головы, бычья шея связывала его голову с туловищем, волнистые черные локоны свисали на его широкие плечи.»

Однако любой, кто близко знаком с готическим романом 19 века, заметит, что многие черты внешности князя Влада, упомянутые папским легатом (такие как густые брови и орлиный нос), к моменту написания Стокером своего творения уже стали общим местом в готической литературе. Что касается «бровей, почти сросшихся над переносицей», то эта деталь облика графа, как отмечает Стокер в своих записях, заимствована из «Книги Вер-вульфов» Бэринг-Гулда.

Еще одна гипотеза стала популярной с 1956 г.: при создании Ренфилда Стокер «видимо, опирался на легенду» о привычке Влада забавляться сажанием на кол мышей, покуда он был узником в Венгрии (Kirtley, Bacil. «Dracula, the Monastic Chronicles and Slavic Folklore». Dracula: The Vampire and the Critics. Ed. Margaret L. Carter. Ann Arbor: UMI, 1988. 11-17. – с. 14). Нандрис (1966) также упоминает приписываемое Владу колосажание птиц, отмечая, что эта тема «получила развитие в «Дракуле» Брэма Стокера» (Nandris, Grigore. “The Historical Dracula: The Theme of his Legend in the Western and Eastern Literatures of Europe.” Comparative Literature Studies 3.4 (1966): 367-96. – с. 391). Спустя несколько лет эта гипотеза вновь появляется в Фарсоновской биографии Стокера в связи с Ренфилдом: «Существует рассказ, что он [Влад] платил охранникам, чтобы те приносили ему мелких птиц, которых он пытал, а затем сажал на заостренные колышки, расставленные аккуратными рядами. Если это правда, то эта история отражена Стокером в яркой характеристике сумасшедшего Ренфилда, который пойманными мухами кормил пауков, пауками – птиц, а птиц пожирал сам» (Farson, Daniel. The Man Who Wrote Dracula: A Biography of Bram Stoker. New York: St. Martin’s, 1975. – с. 128).
Столь же надуманным выглядит утверждение, что пристрастие князя Влада к сажанию своих жертв на кол вдохновило Стокера на метод уничтожения вампира – с помощью деревянного кола! Согласно Глату, «предпочтение князя Влада казнить свои жертвы, сажая их на кол (метод, которым можно уничтожить вампира)… еще более воспламенило воображение Стокера» (Glut, Donald. The Dracula Book. Metuchen, NJ: Scarecrow Press, 1975. – с. 56), тогда как туристический справочник «Восточная Европа на скромные средства» сообщает, что Влад «своей привычкой сажать врагов на колья вдохновил историю графа Дракулы» (Eastern Europe on a Shoestring. Hawthorn, Australia: Lonely Planet, 1995. – с. 651). Связь сажания на кол и пронзания колом тела вампира – ошибочна и не учитывает три факта: что Брэм Стокер задумал вампирский роман гораздо раньше, чем столкнулся с именем «Дракула»; что нет убедительных доказательств того, что Стокер знал что-либо о пристрастии господаря Влада к сажанию на кол; и что пронзание вампира деревянным колом – мотив, широко известный как в фольклоре, так и в готической литературе задолго до появления «Дракулы».

Другое следствие ошибочного отождествления двух Дракул – это искушение критиковать Стокера за «искажение истории». Зачем, спрашивается, он сделал Дракулу трансильванским графом, а не валашским воеводой? Почему его замок – на перевале Борго, а не в Поенаре? Почему граф Дракула – «боярин», то есть принадлежит к той самой знати, с которой князь Влад последовательно боролся? Почему Стокер сделал графа «секеем» и потомком Аттилы, тогда как реальный Дракула был валахом из рода Басарабов? Ответ на все эти вопросы очень прост: потому что Влад Цепеш – это Влад Цепеш, а граф Дракула – это граф Дракула. Учитывая, сколь неубедительные  гипотезы породили эти вопросы, кажется оправданным хоть раз рассмотреть их более пристально.[10]

Хотя знания Стокера об историческом Дракуле были невелики, он знал, тем не менее, что тот был воеводой. Титул «граф» Стокер использует в соответствии с устоявшимся в готической литературе амплуа злодея-аристократа. Беглый взгляд обнаруживает вереницу зловещих графов: Граф Морано  («Тайны Удольфского замка» Анны Рэдклиф), граф де Бруно («Итальянец» Анны Рэдклиф), Граф Дони  («Эрнест Бертольд» Дж.-У. Полидори), граф Ченчи («Ченчи» П.-Б. Шелли), граф Монторио («Семья Монторио, или Роковой ответ» Ч. Метьюрина), граф Манфред у лорда Байрона и граф Фоско у Уилки Коллинза. Среди графов-вампиров предшествующей «Дракуле» литературы – граф Аццо фон Клатка в «Таинственном страннике» и графиня Карнштейн в «Кармилле» Ле Фаню. Частое появление графов в готической литературе связывает мирскую власть аристократии – особенно иностранной аристократии – со сверхъестественными силами. Что же до упоминаний перевала Борго, «бояр» и секлеров, то эти фрагменты заимствованы из самых разнообразных источников, которые Стокер упоминает в своих записях.

----------
10. Скажем, по словам Кэрол Пейдж, Шон Манчестер утверждал, что прототипом Дракулы послужил Хуньяди, «так как он был граф, а Влад нет, и географически он находился в описываемом регионе, а Влад нет, и т.д.» (Page, Carol. Bloodlust: Conversations with Real Vampires. New York: Harper Collins, 1991. – с. 104).

0

6

Что же на самом деле было известно Стокеру об историческом Дракуле? Нет сомнений, что материал был доступен. Но сколь дотошным исследователем был Стокер? Мы знаем, что он прочел и сделал выписки из многих книг и статей (полный перечень см. Leatherdale, Clive. The Origins of Dracula. Westcliff-on-Sea: Desert Island Books, 1995. – с. 237-239) и что кое-что из изученного материала он воспроизвел в романе почти дословно. Но его изыскания кажутся скорее сумбурными – хотя во многих случаях удачливыми - чем систематическими. Найденное он использовал «как есть», включая ошибки и неточности. В вопросах истории и географии его сведения отрывочны и временами неверны, что может объясняться тем, что Стокер соединил куски информации из разных источников, не очень заботясь об аккуратности. В конце концов, он писал готический роман, а не трактат по истории. Потом, Стокер создавал свой роман в свободное время – а я сомневаюсь, что у него его было много. Он вполне мог найти гораздо больше материалов об историческом Дракуле – если бы у него было время заняться поисками. Но – за отсутствием всяких доказательств обратного – я прихожу к мысли, что он этого не делал. Нет никаких убедительных свидетельств, что он узнал что-либо о князе Владе от Вамбери, из материалов Британского музея, или откуда-либо еще – за исключением книги Уильяма Уилкинсона, найденной в библиотеке Уитби.

Есть и другие причины, заставляющие меня так думать. Предположим, что Стокер действительно что-то узнал от Вамбери и что его знания о реальном Дракуле далеко превосходили написанное Уилкинсоном. Почему же тогда в романе граф Дракула никогда не назван ни Владом, ни Цепешем? Почему нет упоминаний о его кровавых деяньях, которые наверняка добавили бы красок роману ужасов? Почему Ван Хелсинг вынужден признать, что «Он [Дракула] при жизни был замечательнейшим из людей»? И почему в заметках Стокера не сохранилось упоминаний, что ему известны еще какие-либо материалы? На это возможны два ответа: либо Стокер знал гораздо больше, но не упомянул этого, либо он использовал в написании романа ровно сколько, сколько ему было известно.
Был ли Стокер настолько искушенным романистом, чтобы сознательно скрыть часть известной ему информации в художественных целях? Можно вспомнить, как жадно он собирает и в изрядном количестве воспроизводит в романе довольно тривиальные факты. Кажется ли после этого правдоподобным, что, зная о злодеяниях князя Влада, он не воспользовался этими сведениями при создании своего зловещего графа, удовольствовавшись вместо этого скудными сведениями, почерпнутыми у Уилкинсона? Можно возразить, что отсутствие иногда не менее выразительно, чем присутствие: Стокер сознательно замалчивает информацию о герое, чтобы сделать образ еще более таинственным; или, возможно, неизвестность прошлого Дракулы – следствие того факта, что в романе он никогда не выступает в роли рассказчика. Подобные предположения всегда звучат интригующе; но надо помнить, что между предположением и установленным фактом есть известная разница.

Все теории о связи образа графа Дракулы и воеводы Влада основаны - за исключением ссылки на Уилкинсона – на косвенных доказательствах, многие из которых очевидно надуманы. Я не буду спорить, что для имени своего персонажа – Дракулы – Стокер взял прозвище валашского воеводы XV века. Также я признаю, что он вставил тут и там в текст романа фрагменты некоторых исторических сведений, чтобы придать плоть и кровь прошлому своего вампира. Но я категорически не согласна с распространенным мнением, что Стокер был прекрасно знаком с фигурой исторического Дракулы (за исключением того, что он прочел у Уилкинсона) и создал своего графа на основе биографии и характера господаря Влада. Очевидно, что растущий интерес, какой вызывает роман с начала 1970-х гг., в большой степени обязан именно этому сопоставлению; но гипотезы, на которых оно основывается, при близком рассмотрении оказываются несостоятельными.

0

7

Аттилу-то еще Стокер приплел. А вот что кто-то из исследователей додумался в качестве прототипа Дракулы рассматривать Хуньяди - ох, аффтар жжо-о-от... (это в примечании № 10)

0

8

Спасибо за статью. Работа титаническая. :writing:  :writing:  :writing: Буду читать с интересом.

0

9

Хуньяди - это который с неприличной фамилией, вечно неправильно читаемой?  :D Шютк. Но неужели никого более подходящего не нашлось на эту должность? Да их, по-моему, вереницы...

А надо будет перечитать. Мож, переделку какую накропаю.... Стыдно сказать, но в детстве читала с удовольствием,  и не раз. Хотя что за литература была у нас в детстве? Дедушка Ленин, красные командиры и Дюма за макулатуру (терпеть не могу!!!!)

0

10

Надеюсь, Zizi, ты найдешь ее любопытной! Буду ждать твоих впечатлений.

0

11

О да, присоединяюсь к Зизи. Я ведь тоже не все еще прочла, сегодня ночью буду изучать остальное.

0

12

Вечерком сегодня почитаю

0

13

Статья, безусловно интересная и заслуживает внимания. Спасибо за перевод, Гостья!
Сточки зрения исследователей творчества Стокера и литературы того времени, она представляет большой интерес. Но вот лично мне, не слишком важна глубина знаний Стокера по этому вопросу. Знал или не знал, это пусть его на Страшном суде спрашивают.  Для нас важен факт Стокер написал о Дракуле и Дракулу с тех пор стали считать вампиром. Того самого Влада Дракулу (Цепеша), о котором мы говорим, того самого Дракулу, который никогда не был, да и не мог быть вампиром, ибо ни один здравомыслящий человек в их существование не верит. И теперь нам приходится разгребать все это ... доказывая очевидное и вламываясь в открытые ворота.
Но в любом случае, прочитала с интересом, хотя это немножко не мой профиль... :dontknow:

0

14

Статья натолкнула меня на мысль - зря или не зря я наезжала на Вамбери?
Но, вопреки всему, думаю, что все же не зря. Если о чем-то не осталось сведений, то не факт, что этого не было. И спроста ли Ван Хелсинг все-таки имеет с ним сходство?
А я еще слышала мнение, что кабы не Стокер, то не было бы столь пристального, столь острого интереса к данной теме, который и побудил особо пассионарных личностей докапываться до правды, - и в конце концов развенчать не только Стокеровские бредни, но и Матьяшевы, которые ну очень уж долго числились историческими документами... Это как кризис при болезни, как рвотное при отравлении, что ли.

0

15

Света написал(а):

Статья натолкнула меня на мысль - зря или не зря я наезжала на Вамбери?

Думаю, не зря. Дыма без огня не бывает, скорее всего, без него не обошлось. А если и обошлось, то личность он, судя по всему, мало симпатичная, так что, думаю, наезжать можно  :D
А что касается того ,что Стокер привлек внимание, возможно. Но я уже где-то говорила о Ионе Богдане, историке, который умышленно превратил Дракулу в изверга и садиста. Так что и на него наезжать очень даже следует. Ведь если бы Дракулу не превратили в вампира, великий изверг из него все равно бы получился, поскольку историки не дремлют и всегда ищут повод, дабы надругаться над историей.  :tomato:

0

16

Автор "великого изверга"   - главным образом Матьяш сотоварищи. А остальные, начиная от того историка и заканчивая автором тупой статейки с мистического форума, были уже потом.

0

17

Света написал(а):

кабы не Стокер, то не было бы столь пристального, столь острого интереса к данной теме, который и побудил особо пассионарных личностей докапываться до правды, - и в конце концов развенчать не только Стокеровские бредни, но и Матьяшевы, которые ну очень уж долго числились историческими документами... Это как кризис при болезни, как рвотное при отравлении, что ли.

Полностью согласна!  :yep:

0

18

Света написал(а):

Автор "великого изверга"   - главным образом Матьяш сотоварищи. А

С этим не поспоришь. Но все их старания давно бы канули в Лету, да вот только историки не позволили, вытащили на свет божий всякие там германские повести, выпущенные тиражом  аж в 200 экземпляров на каком-то местном диалекте, понимать который могли единицы. А они вот,борцы исторического фронта, не поленились всю эту чушь перевести и до людей донести. так что роль историков в очернении Дракулы недооценивать нельзя.

0

19

Вот об этом я не знала - ну, что это был редкий диалект. Тогда да. Но есть ведь еще и народные предания, прямо противоположного содержания - и это почему-то в полном игноре. На своей родине Дракула считается героем - и многие ли за ее пределами об этом знают? Так и подумаешь о чьем-то целенаправленном умысле. Только не пойму, кому и зачем все это понадобилось...

0

20

Света написал(а):

Так и подумаешь о чьем-то целенаправленном умысле. Только не пойму, кому и зачем все это понадобилось...

Думаю, что умысел был. Только чтобы разобраться во всей этой истории надо обратить свой взор на историю Румынии 19 века. Тогда шла острая политическая борьба и Дракула был символом правителя-патриота и т.п. Естественно , кое кому все это не нравилось, и на него натравили историков типа Богдана, целью которых было развенчать этот символ. То есть ,ничего личного ,просто работа такая...

0

21

Вот девятнадцатый век-то и напрягает. Сперва фрески уничтожили, потом Стокер нарисовался. Еще и с захоронением какая-то муть.

0

22

Здравствуйте всем.(Эхх...давно я тут не была)  С захоронением и правда муть. Я где-то давно слышала, что Румынские власти тело Дракулы перезахоронили тайно.

0

23

Румынские власти тело Дракулы потеряли. Году так в 1930-лохматом. В музее.

0

24

Ух ты! Откуда такая информация?

0

25

От товарища М.Михая )

Статья "Влад Дракула - самая дурная репутация на свете". Точнее, цикл очерков.

Отредактировано Value (2011-04-04 17:48:30)

0

26

Чего-то не помню у него такого :) Можешь поделиться ссылкой? Плииииз :)

0

27

Оригинальная ссылка, увы, погибла - архив "Независимой Молдовы" куда-то исчез. У меня есть только текст, оттуда скопированный (подпорченный моими комментариями) - могу выложить его.

Отредактировано Value (2011-04-04 21:34:34)

0

28

Value написал(а):

могу выложить его.

Конечно выкладывайте!
Всем, да и мне (хотя я серьезно отстала от остальных в этом вопросе) будет интересно :)

Отредактировано Мария Шелкопряд (2011-04-04 22:01:03)

0

29

Александра написал(а):

Здравствуйте всем.(Эхх...давно я тут не была)

Привет, Александра! Давненько к нам не заглядывала. С возвращением!

0

30

А как вам вот такая версия что брэм- стокерский Дракула на самом деле (сейчас в обморок бухнетесь) это небезызветный Иуда Искариот? Это киношники голливудовцы уже придумали.

0


Вы здесь » Форум Елены Артамоновой » Влад Цепеш Дракула » ОСТОРОЖНО: СТОКЕР! статья Элизабет Миллер: Влад Цепеш vs граф Дракула.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC